Михаил Осипенко / фото автора /

В мире все еще есть уголки, где смартфон становится практически бесполезным грузом, а люди живут в отрыве от благ современной цивилизации. Живут и не жалеют. Два таких диких, но прекрасных уголка мы открыли для себя в Казахстане.

Фото: Михаил Осипенко

Всего в 60 км от Алматы расположен Иле-Алатауский национальный парк. Он создан в 1996 году и занимает площадь в 200 тысяч гектаров. Добраться в парк на автомобиле очень просто: сюда ведет широкая и ровная дорога. Пейзаж завораживает уже в окрестностях Алматы: вдалеке виднеются хребты Заилийского Алатау — гор северо-западной части Тянь-Шаня. Собственно, в эти горы мы и направляемся на кроссверах французской марки. И проведем там почти весь световой день.

Разношерстный автопарк и большие штрафы

Фото: Михаил Осипенко
Южные окраины Алматы расположены у предгорий Заилийского Алатау

Свой путь начинаем за рулем Renault Duster в особой версии Dakar, с которой мы познакомились этой весной. Изменений по технике никаких, а ряд косметических новшеств в виде наклеек на дверях и пластиковых накладок-расширителей арок никак не влияют на эксплуатационные качества Duster.

Фото: Михаил Осипенко
Версия Dakar призвана в сотый раз напомнить, что Duster легко переносит тяготы бездорожья. Особую версию легче всего узнать по пластиковым расширителям колесных арок

Из отеля на окраине Алматы наш караван сразу попал на оживленное шоссе. Местный автопарк довольно разношерстный и отличается от нашего большим количеством «поношенных» праворульных «японцев», свежими внедорожниками черного либо белого цвета и немалым количеством подержанных немецких седанов всех типов и мастей.

На шоссе спокойно: с 2016 года нарушение скоростного режима в Казахстане сильно бьет по карману. За превышение скорости на 10-20 км/ч придется отдать около 120 белорусских рублей, за превышение на 20-40 км/ч — 187 рублей. За повторное нарушение прав не лишат, а просто выпишут штраф на 500 рублей. Поэтому лихачей замечено не было. Да и полиция дежурит в самых проблемных местах. И несколько раз по рации я слышал от коллег: «За рулем BMW неадекват, держитесь от него подальше».

На дорогах Казахстана в принципе нужно смотреть в оба и реагировать незамедлительно. Водители неохотно пользуются указателями поворотов и невнимательно смотрят в зеркала. На наших глазах чуть не произошло глупое ДТП, когда начавший трогаться с обочины автомобиль чуть не притерся к другому, снижавшему скорость перед поворотом в правой полосе. А ведь тут еще есть пешеходы, бодро и непредсказуемо перебегающие четырехполосное шоссе.

Фото: Михаил Осипенко
Дорожное движение на шоссе Казахстана оказалось довольно спокойным и размеренным. Инспекторов на дорогах даже больше, чем в Беларуси

Ущелье Тургень

Дорожное движение иссякает по мере приближения к Иле-Алатаускому национальному парку. Начинаются предгорья, дорога еще не петляет меж гор и скал, но лента асфальта уже вздыхает на холмах и возвышенностях. Кругом чисто, прозрачно и зелено, а до гор, кажется, уже рукой подать.

Въезд в национальный парк — через контрольно-пропускной пункт и за плату. Дежурный раздает памятки о том, как вести себя и что запрещено делать в парке. Выдает пакеты для мусора.

Фото: Михаил Осипенко
К Иле-Алатаускому национальному парку ведет дорога приличного качества, пролегающая по живописной холмистой местности. Асфальт скоро закончится, а виды за окном автомобиля будут сменяться буквально каждые 10 км

Иле-Алатауский национальный парк — сам по себе достопримечательность. Нашей точкой въезда на его территорию стало ущелье Тургень. Туристы приезжают сюда, чтобы посмотреть на семь расположенных тут водопадов. И восхититься природой, почти точно копирующей альпийские луга и леса. Да-да, не удивляйтесь: любой географ и натуралист вам скажет то же самое. Уникальные климатические условия и рельеф северного хребта Заилийского Алатау создали тут ландшафт, как в Альпах. Крутые зеленые склоны заняты хвойными и лиственными лесами. У их подножья шумит река Тургень, петляющая меж скал и зеленых лугов, расчерченных ручьями и родниками.

Фото: Михаил Осипенко
Всего 60 км от Алматы — и перед нами Альпы. Тургеньское ущелье — это около 49 км густых зеленых лесов, альпийских и субальпийских лугов и полей на высоте около 1,5 км над уровнем моря

Фото: Михаил ОсипенкоФото: Михаил Осипенко

Ущелье Тургень — одна из самых легкодоступных частей национального парка. Узкая асфальтовая дорога позволяет туристам приезжать сюда на легковушках и автобусах. Но мы сворачиваем с проторенных дорожек на старую караванную тропу и начинаем восхождение на плато Асы, лежащее на высоте около 2,5 км над уровнем моря.

Леса остаются позади, нас окружают луга и зеленые холмы, почти задевающие своими верхушками облака. О том, что мы покинули цивилизацию, напоминают потерявшие связь с миром смартфоны и полное отсутствие других туристов. Но караванная тропа остается местом притяжения для редких путешественников, приезжающих сюда на «Нивах» и престарелых японских внедорожниках.

Фото: Михаил Осипенко
Путь по самым заповедным местам национального парка пролегает по старой караванной дороге. Главная сложность на ней — рассыпанные и торчащие камни. Они могут пробить шины и вытрясти из машин запчасти

Больше, чем просто кроссоверы

Наш импровизированный караван из блестящих, но уже покрытых пылью Duster и Kaptur, вызывает удивление и изумление. Когда уже будет развеян миф о том, что кроссовер — это всего лишь легковушка с увеличенным клиренсом и полным приводом?

Renault Duster, за рулем которого мы провели первую часть экспедиции, легко карабкается по разбитой и усыпанной осколками скал тропе, играючи вздымается на косогоры, почти без напряжения пересекает рытвины и охотно ныряет в горные ручьи. Да, на своем пути мы не встретили глубокой грязи и топких болот. Да, караванная тропа хорошо и давно проторена, на ней нет сложных непроходимых препятствий.

Пожалуй, основная сложность прошедшей экспедиции — постоянная тряска. Камни, булыжники и валуны присутствуют почти постоянно и в больших количествах. Подвеске Renault Duster они нипочем. На крутых подъемах, которые нужно брать ходом, правильно выбирая траекторию, Duster скачет и подпрыгивает. При этом в салоне — тишина и упругая мягкость. Подвеска работает тихо и плавно, отделка интерьера не гремит. Но как оказалось, почти 100% вибрации и ударов от камней почти без фильтрации передаются через рулевой механизм на ладони водителя. Прежде, тестируя Duster на грунтовках Беларуси, мы такого не замечали.

Фото: Михаил Осипенко
Все экземляры Duster и Kaptur отправились в экспедицию в совершенно стандартном исполнении: обычные шины ContiCrossContact LX и Pirelli Scorpion Verde. Никаких дополнительных защит днища и муфты привода задней оси. Но в багажник каждой машины были загружены полностью собранные запасные колеса

Короткая первая передача механической коробки передач Duster отлично заменяет пониженный ряд трансмиссии — кроссовер без напряжения форсирует затяжные подъемы. Система полного привода с подключаемой задней осью тоже работает на ура. Перед сложным внедорожным участком можно принудительно заблокировать муфту привода задней оси, что придаст уверенности и не позволит потерять ход.

Имитация межколесных блокировок работает почти всегда хорошо, однако если колеса норовят сильно буксовать или надолго отрываются от грунта, электроника чрезмерно ограничивает тягу двигателя. Поэтому не стоит забывать об одном из основных правил внедорожных покатушек: препятствия нужно брать ходом, заранее набирая скорость. Плевать на большие ухабы — подвески Renault Duster стерпят.

Фото: Михаил Осипенко
Renault Duster и Kaptur привезли с собой частичку цивилизации туда, куда она пока не пробралась. На многие километры вокруг тут играют MP3-файлы и можно спрятаться от изнуряющей жары в потоках кондиционированного воздуха

Если нужно больше комфорта — добро пожаловать в Kaptur. Это тот же Duster, только улучшенный и одомашненный. Посадка за рулем удобнее, в интерьере есть стиль, дизайн и климат-контроль! Пижонская внешность не стала помехой проходимости — все экспедиционные Kaptur сохранили и бампера, и краску на них. Подвески тут немного жестче настроены, и потому толчки от ухабов ощущаются более нервно. А дрожь от камней на руле так же интенсивна: порой кажется, что держишь не баранку, а отбойный молоток. Однако интенсивная вибронагрузка никак не сказалась на узлах и механизмах наших совершенно стандартных кроссоверов.

Фото: Михаил Осипенко
Участвовавшие в экспедиции в Иле-Алатауский национальный парк Renault Kaptur были оснащены 4-ступенчатым «автоматом»

Renault Kaptur называют городским кроссовером. Возможно, именно поэтому все прибывшие для участия в экспедиции машины были оборудованы «автоматами» DP8. И пусть аксакалы офроуда говорят другое, но двухпедальные кроссоверы на бездорожье все-таки удобнее. Да, у этого «автомата» первая передача вдвое «длиннее» (а значит, и вдвое менее тяговитая), чем первая передача шестиступенчатой МКП, но за счет пробуксовки гидротрансформатора недостатка тяги не ощущается.

Да, с механической коробкой передач связь с машиной более непосредственная и ответственная — одно неловкое движение, и можно заглохнуть на подъеме, замешкавшись на какой-то кочке или канавке. Во втором случае машина разгоняется менее охотно, не поднимая колесами облака пыли, но упрямо берет подъемы и позволяет даже более точно дозировать тягу.

Плато Асы

Мы пересели за руль Renault Kaptur, когда наш караван выдвинулся на плато Асы. Дорога стала проще и разнообразнее: камней меньше, дорогу несколько раз пересекали ручьи и сухие промоины. Вездесущая пыль, которую поднимают за собой автомобили, безуспешно пытается пробиться в салон. Зной не дает о себе знать, пока не выйдешь из машины.

Фото: Михаил Осипенко
Караванная тропа оставляет позади ущелье Тургень и ведет нас на высоту порядка 2,5 км над уровнем моря

На плато Асы почти круглый год живут семьи пастухов, присматривающих за стадами овец, коров и лошадей. Пастухи живут в традиционных юртах, обходятся без электричества и прочих удобств цивилизации. В 1981 году на одной из возвышенностей плато, на уровне 2750 метров, была построена и работала обсерватория. С 1991 года обсерватория законсервирована.

Фото: Михаил Осипенко
В древности через плато Асы проходили караваны в Индию и Китай. Луга плато были и остаются летним пастбищем

Тропа уводила нас дальше на восток. Равнины вновь сменились косогорами, серпантинами и глубокими ущельями. Крутые подъемы брали по одиночке, чтобы у экипажа, совершившего ошибку и потерявшего ход, была возможность откатиться назад и взять подъем более бодрым ходом.

Фото: Михаил Осипенко
Временами нашим машинам предоставлялась возможность освежиться в горных ручьях. Броды не представляли собой преграды кроссоверам Renault

В восточной части плато Асы, примыкающей к водохранилищу Бартогай, луга практически исчезают и сменяются Красными горами — обнаженными осадочными породами. На фоне зеленой травы и деревьев они выглядят живописно и контрастно. И анонсируют виды, которыми поразит Чарынский каньон.

Почти Гранд Каньон

Фото: Михаил Осипенко
Буквально за первым перевалом луга плато Асы сменяются ущельем и скалами. На дне одного из ущелий лежит грузовик, сорвавшийся туда несколько десятилетий назад

Экспедиция по Иле-Алатаускому национальному парку заканчивается у водоранилища Бартогай, которое находится на расстоянии 175 км от Алматы. Получается, что протяженность экспедиции по Иле-Алатаускому национальному парку составила около 110 км. На этот путь у нас ушло около 7 часов с перерывом на обед и остановками для фото.

Особенно запомнилась остановка на ночлег в эко-парке, расположенном прямо в Чарынском каньоне. Из благ цивилизации здесь было только электричество. Для автожурналистов, избалованных евротурами с пятизвездочными отелями, это казалось немыслимым. Еда с огня, душ — холодная вода горной реки. И живое общение, а не бескончные посты в соцсетях. Чтобы почувствовать жизнь, нужно иногда оказаться вне зоны доступа.

Фото: Михаил Осипенко
Бартогайское водохранилище искусственно создано в 1986 году. Его воды предназначены для орошения земель у подножья Иле-Алатау

На фото этот каньон легко спутать со знаменитым Большим каньоном, находящимся в штате Колорадо. Его казахстанский «кузен» меньше в масштабах и на самом деле представляет собой череду каньонов, которые за миллионы лет образовал поток реки Чарын. Самая знаменитая и фотогеничная его часть называется Долиной замков. «Долина» простирается на 3 км, в нее совершенно легально можно спуститься на автомобиле, оказавшись в окружении 150-метровых стен из осадочных пород, отшлифованных водой и ветром.

Фото: Михаил Осипенко
Долина замков находится на удалении в 200 км от Алматы. Миллионы лет назад каньон был заливом древнего моря. Стены каньона — это камни, спрессованные глиной

Вернулись без потерь

Горы и степи Казахстана — это, конечно, не белорусские болота, где может сгинуть любой внедорожник. Для преодоления иссушенных троп достаточно было полного привода и высокого клиренса, которые есть у Duster и Kaptur. Для крутых подъемов подходят обе трансмиссии — и «автомат», и «механика» со сверхкороткой первой передачей. Энергоемкие подвески позволяли сносно чувствовать себя на каменистых тропах.

Жаль только, что находится Казахстан слишком далеко, чтобы предпринять туда семейное путешествие на автомобиле. Но если вас не пугают ни ваши годы, ни большие расстояния, — вперед. Природа Казахстана подарит массу незабываемых впечатлений.

-20%
-12%
-10%
-5%
-10%
-30%
-10%
-20%
-50%
-20%