176 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отправилась за мухоморами
  2. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  3. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  4. Возле Дома правосудия задержали журналиста TUT.BY. Ее отправили на Окрестина, в субботу ее будут судить
  5. Стоматолог понятно объясняет, нужны ли вам брекеты и что о них важно знать
  6. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  7. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  8. Суарес почти 20 лет счастлив с одной женщиной (встретил ее в 15 и влюбился с первого взгляда)
  9. После заявления Минтруда, что ветераны не получат выплаты к 9 мая, BYSOL запустил сбор. Сколько собрали
  10. Фоторепортаж. На Куйбышева открылась «Песочница» — площадка с уличной едой, которую любят минчане
  11. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  12. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  13. Виновен посмертно. Верховный суд рассмотрел апелляцию по делу застреленного силовиками Шутова и его друга
  14. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  15. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  16. «Мы, иностранцы, с ума сходим». Белоруска уехала за мужем в сектор Газа и теперь вынуждена жить на войне
  17. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов
  18. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  19. Лукашенко — о восстановлении горевшего костела в Будславе: Без государства ни черта не сделают все равно
  20. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  21. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  22. Мозырский НПЗ уходит в июне на ремонт. А что будет делать «Нафтан»?
  23. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  24. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-кассовый центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  25. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  26. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  27. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  28. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  29. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  30. Израиль начал в секторе Газа военную операцию. Рассказываем обо всех предыдущих попытках


/ Фото автора /

Минский архитектор Владимир Вацлавович Мательский — удивительный энтузиаст. У себя в гараже он собрал два необычных автомобиля — хот-роды собственной конструкции. Более того, конструктор даже зарегистрировал их под собственной маркой MATV. Так что можно уверенно говорить о том, что в Беларуси существует свой уникальный автомобильный бренд хот-родов. AUTO.TUT.BY познакомился с конструктором и его автомобилями.

Яркий, но со слабым двигателем

Свой первый автомобиль — красный хот-род — Владимир Мательский начал собирать в 2006 году. На то, чтобы готовый автомобиль выехал из гаража, понадобилось два с половиной года и помощь неравнодушных друзей.

Фото Павел Мурашко

— Идея создать хот-род (хот-род — максимально облегченный автомобиль с мощным двигателем для достижения максимальной скорости и динамики. Отличительные признаки хот-рода — отсутствие капота, крыльев и крыши. — Прим. TUT.BY) пришла мне во время поездки на край света — в Новую Зеландию. Там живет моя дочь со своим мужем. У зятя есть хобби — строительство яхт и хот-родов. В Окленде я попал на выставку этих удивительных автомобилей. Представьте — территория в десятки гектаров, и все заставлено хот-родами. Вернувшись на родину, я буквально на следующий день сел за кульман рисовать свой будущий автомобиль. Это был полностью самостоятельный творческий проект, мое представление о том, как должен выглядеть автомобиль 50-х годов. Я сам родился в 50-х годах, и машина — своеобразное отражение самого меня, — рассказывает Владимир Мательский.

Фото: Павел Мурашко
Владимир Мательский и его гараж, где были построены оба автомобиля

Два года Владимир проектировал свой первый автомобиль, чертил, разрабатывал узлы, искал форму и дизайн. Классические для хот-рода формы кузова он слепил из пенопласта и фанеры. Получился болван, с которого потом сделали матрицу. А за изготовление кузова взялась компания, производящая бассейны сложной формы из стеклопластика.

Фото: Павел Мурашко

— Много деталей в этом автомобиле сделаны вручную мной лично или по моему заказу. Двигатель в красной машине — 402-й, от ГАЗ-24. Коробка передач, задний мост — тоже. Подвеску всю проектировал сам, но с использованием деталей отечественных и импортных автомобилей. Хотелось бы поблагодарить Бориса Саенко, который помогал в создании автомобиля. Он полностью взял на себя всю электрическую часть — разработал схему, прокладывал проводку. Без него работа могла затянуться. И отдельное спасибо Николаю Сугако — он искал на машину детали, без которых не обойдешься. — вспоминает Владимир тех, кто принимал участие в создании автомобиля.

Фото: Павел Мурашко

Готовый MATV выехал из гаража через два с половиной года, в 2008-м. Можно сказать, что это стало началом построения хот-родов в Беларуси. Красный автомобиль Владимира Мательского участвовал едва ли не во всех автовыставках, мотор-шоу, ретроралли. На любом автомобильном мероприятии красный хот-род становился настоящим шоу-стоппером — автомобилем, возле которого останавливаются толпы народа, чтобы поглазеть на диковинку.

— Когда я первый раз выехал на дорогу, то ощутил большую гордость от того, что я поставил себе цель и достиг ее — построил автомобиль мечты. И не меньше гордился тем, что стал, по сути, первым, кто построил в Беларуси хот-род.

«Всегда хотелось больше мощности»

— Когда я еще достраивал красный автомобиль, то уже тогда знал, что буду делать второй. В первом варианте меня не устраивала мощность двигателя. Все же хот-род должен плавить асфальт под собой, и возможностей «волговского» мотора для этого явно не хватало. И кое-какие задумки у меня уже были, — признается Владимир Мательский.

Фото: Павел Мурашко

Конструктор-энтузиаст сохранял математические модели на все самодельные узлы. У Владимира Мательского имеется вся техническая документация на автомобиль, так что даже начать серийное производство можно хоть сейчас. И такие варианты Владимиру предлагали, но он отказался. Хотелось сохранить уникальность автомобиля.

— Один автомобиль — это как произведение искусства, а его создание — творческий процесс. Если поставить производство на поток, то это становится просто ремеслом. — признается конструктор.

Наличие документации облегчило задачу при строительстве второго хот-рода, хотя в итоге в конструкцию было внесено немало изменений.

Фото: Павел Мурашко

Для белого хот-рода Владимир приобрел «мустанговский» мотор V8 объемом пять литров и мощностью 350 «лошадей». С таким двигателем новую машину можно было называть настоящим хот-родом — мощным, красивым, быстрым. Коробка передач — «автомат», задний мост — от "Волги", усиленный.

Фото: Павел Мурашко

Для новой машины пришлось увеличить размеры рамы. Она стала на 22 сантиметра длиннее и немного шире. А вот кресла в кабине опустили ниже. Водителю хот-рода полагается сидеть у самого асфальта. Посадку в красной машине, по словам Владимира, ему испортили. Слишком высоко получилось.

Фото: Павел Мурашко

— Как и в первой машине, большинство деталей сконструированы мной лично. Элементы подвески в том числе. Вот, стойки стабилизатора. Они не с обычной втулкой, а на подшипниках. Пружины, амортизаторы — все самодельное, специально для этого авто. Подвеска в новой машине оказалась даже чуть мягче, чем в прежней. Алюминиевый радиатор по моему заказу изготовила белорусская фирма «Таспо». Справились отлично, я ребятам очень благодарен. — Владимир Мательский все время подчеркивает, что его автомобиль — белорусского производства, и очень этим гордится. На всех выставках на его хот-родах красуется табличка «Зроблена ў Беларусi».

Это не похоже на кустарщину

Фото: Павел Мурашко

Конечно, мы не отказались прокатиться немного на хот-родах, пока в качестве пассажиров. Но и поездка сбоку — это целая буря эмоций. Под свист ветра в ушах мы отметили для себя, что автомобили ведут себя собранно, сбито. Никакой кустарщиной здесь не отдает. Понравилась подвеска. Она хоть и короткоходная, но спортивной жесткости в ней нет. Переезжаешь трамвайные пути — и чувствуешь едва заметную тряску. Каждая деталь здесь творчески проработана, находится на своем месте и в нее вложена душа творца.

Динамика белой машины — как у спорткара. Все же 350 «лошадей» на менее тонны веса дают о себе знать. И звук! Утробный рык «восьмерки» не идет ни в какое сравнение со скромным фырканьем «волговского» мотора.

Выделяется белый хот-род не только звуком мотора, но и звучанием аудиосистемы. Еще один неравнодушный знакомый, Александр Вирко, который занимался установкой «музыки», работает сейчас над сабвуфером мощностью 500 Вт.

Хот-роды в законе

Мы обратили внимание, что оба автомобиля имеют государственные регистрационные знаки. Владимир Мательский с гордостью сообщил о том, что его машины ездят по дороге на абсолютно законном основании. И даже проходят техосмотр. Красная машина — раз в год, белая — раз в два года, потому что считается еще новой.

Фото: Павел Мурашко

— У меня на белой машине даже вин-номер на раме набит, то есть можно хоть за границу ездить на ней. Никаких связей или блата, все по-честному. Я обратился в Институт машиностроения, у них есть аккредитованная лаборатория на полигоне НАН. Я отдал их специалистам машины, они прогнали хот-роды по стандартным испытаниям — торможение, разгон, управляемость, соответствие светотехники ГОСТам. Потом выдали сертификат. С ним я уже пошел в ГАИ и поставил машины на учет. В техпаспорте так и значится — автомобиль марки MATV, — с гордостью сообщает архитектор. 

«Не продам ни за какие деньги»

Глядя на машины, понимаешь, что состоятельные энтузиасты и фанаты могли бы стать потенциальными покупателями такого эксклюзива.

Фото: Павел Мурашко

— Давали мне за машину 300 тысяч долларов. Хотели ее вроде в казино поставить, то ли в виде главного приза, то ли просто для привлечения внимания. Но как ее продать, если это твой ребенок? Когда построил вторую машину, уже возникли мысли продать красную. А вот сейчас посмотрел, как они две вместе выглядят, то уже сомневаюсь. Они так друг друга дополняют. Как их разделить? Так что пока, пожалуй, мыслей о продаже нет.

Владимир Мательский со смехом говорит, что на время постройки хот-родов была забыта семья, жена, дети, а все деньги из семейного бюджета уходили в автомобили. Посчитать, сколько было вложено, — невозможно.

— Можно посчитать, сколько стоили какие-то детали, но разве посчитаешь, сколько вложено энергии, творчества? Все, что было, тратилось на машины, — признается Владимир.

На прощание Владимир Мательский поделился мечтой создать трицикл и даже показал нарисованные от руки эскизы. Но пока этот проект так и остается мечтой.

-25%
-40%
-21%
-25%
-20%
-10%
-15%
-20%