• Дорога
  • Тест-драйвы
  • Видео
  • Эксклюзив
  • Автобизнес
  • Происшествия
  • Офтоп
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС


/ Фото автора и Volvo Russia,

После трехдневного путешествия по Северной Осетии на универсале повышенной проходимости Volvo V90 Cross Country я понял, что на Кавказе все спокойно и почему можно легко поменять Альпы на Кавказские горы. Здесь любят «Лады», Lexus и гостей.

Фото Павел Мурашко

Утром — старт из отеля. Меня ждет почти 300-километровый маршрут по уже проторенным и все еще диким местам Северной Осетии. Держусь в крайнем правом ряду и осторожничаю, наслышан о горячих нравах местных автолюбителей. И вообще стараюсь не выделяться. Но на такой машине это сложно. Почти пять метров длиной и чуть меньше двух метров шириной — Volvo V90 Cross Country прямо бросается в глаза.

Фото Павел Мурашко
Белый внедорожник Lexus или Toyota — мечта, кажется, каждого осетина

Этот автомобиль выглядит инородным телом в тесных косяках «Лад» самых различных моделей. Продукция «АвтоВАЗа» — основа автопарка Осетии. Вторую часть составляют Lexus на пару с одной из самых популярных моделей — Toyota Land Cruiser 200. Классовый разрыв налицо. Интересно, что подержанные французские авто практически не встречаются. За три дня я не увидел ни одного.

Фото Павел Мурашко

Пробираясь через город, я по достоинству оценил проекционный дисплей, который показывает подсказки «навигации» на лобовом стекле. Оказалось, что это самый удобный способ соотносить «картинку» с реальностью. Не нужно переводить взгляд с экрана на дорогу.

Опасения по поводу манер местных жителей оказались напрасными. Да, ездят довольно резко, быстро, но не агрессивно. Даже пешеходов пропускают. Но вот за городом запросто могут пойти на обгон через «сплошную». Скоростной режим местные соблюдают, только когда проезжают через деревни или села на трассе. Как нам рассказали организаторы, в Осетии могут замерять среднюю скорость движения через такие населенные пункты. Так что лучше не превышать. Ну и камеры фотофиксации на дорогах тоже есть, хотя встречаются редко.

Фото Павел Мурашко

Моим автомобилем на эти два дня стала версия D5. У нее под капотом все тот же двухлитровый дизельный двигатель, но развивает он уже 235 «лошадок». Такая же версия двигателя на кроссовере XC90 пользуется наибольшим спросом в России — он вписывается в недорогой налоговый тариф «до 250 л.с.», и при этом разгоняет большой универсал до сотни за 7,5 секунды, максимальная скорость — 230 км/ч, а средний расход — 5,3 литра на «сотню».

Правда, при интенсивном разгоне грубый голос дизельного мотора не ласкает слух, если не заглушить его звуком из динамиков аудиосистемы Bowers&Wilkins. Она способна воссоздать акустику концертного зала Гетеборга, где выступает национальный симфонический оркестр Швеции. Звучит и правда великолепно, хотя я далеко не меломан. Да и я больше слушал рассказы нашего гида, Хасана, который проделал со мной в машине значительную часть маршрута.

В гостях у горцев

Фото Павел Мурашко
Хасан знает об истории и традициях Осетии все и даже немного больше. Хотя ему всего 31 год

Хасан живет во Владикавказе, он городской. Но тянет его в горы. С тех пор как вернулся из армии, пешком обошел все горные тропы и знает их не хуже улиц родного города. 8−10-часовые прогулки для него — нормальное дело. О своей родине Хасан готов рассказывать бесконечно и очень интересно.

— Осетины — очень гостеприимный народ. Здесь уже давно нет войны, все спокойно. Знаешь, хочется, чтобы люди перестали бояться Кавказа и Северной Осетии. У нас тут можно провести отпуск — горы, природа просто потрясающие. Много диких, неизведанных мест, куда не ступала нога туриста. Приезжай еще, я все покажу. — Хасан демонстрирует всю широту души осетина.

Фото Павел Мурашко
По различным данным, в селе Камунта сейчас проживает от двух до пяти семей

Одна из точек путешествия — древнее село Камунта в Дигорском ущелье. Его основание относится к позднему бронзовому веку — IV — III вв. до н. э. Здесь еще сохранилось несколько домов. Хасан говорит, что постоянно тут проживает две семьи. А еще недавно жили две бабушки — семьдесят шесть и сто пять лет. Невестка и свекровь. И до ста четырех лет бабушка еще вязала каждый день.

Когда организаторы маршрута предложили спуститься из Камунты к селу Галиат на велосипедах, я с коллегой тут же согласился. Но Хасан был против.

— Только если я поеду с вами. Это горы, и они прежде всего опасны. А потом уже красивы. Я несу за вас ответственность и не отпущу одних.

Хасан был непреклонен. В итоге пошли на компромисс — к нам присоединилась еще парочка журналистов, и мы небольшой группой совершили получасовую пешую прогулку по горной тропе вниз, в долину, к селу Галиат.

Фото Павел Мурашко
В центре фото — сторожевая башня Голиата, построенная уже в те времена, когда здесь появилось огнестрельное оружие. Об этом говорят небольшие бойницы, предназначенные для стрельбы из ружей

Галиат — не просто село, а средневековый архитектурный комплекс. В конце 19 века здесь разгорелась настоящая археологическая лихорадка, после того как один крестьянин выпахал на своем поле золотые вещи. Местное население переквалифицировалось в археологов, а выкопанные ценности продавало. Золотые человеческие маски, драгоценные ювелирные изделия, византийские монеты — все это свидетельствует о том, что здесь существовала высокая цивилизация эпохи Рима, Вавилона, Византии.

Хасан говорит о том, что здесь жили скифы. Между прочим, существует мнение, что прямым потомком языка скифов является как раз осетинский. А здесь, в Дигорском ущелье, сохранилась его самая древняя форма.

Фото Павел Мурашко
В доме отшельника мирно соседствуют предметы быта возрастом более ста лет и остатки советской мебели

Мы заглянули в гости к отшельнику, живущему в Галиате. Он ходит круглый год босиком и не желает возвращаться в город, где жил до сорока лет. В его древнем доме нет удобств и даже электричества. Зато есть местная самогонка, которую называют «осетинский виски». Попробовал. В ней градусов 35, не больше. На вкус — мягкая.

Фото Павел Мурашко

— Те, кто живет в горах, занимаются в основном животноводством. Выращивают овец, лошадей, держат коров. Могут делать сыр, другие молочные продукты и продавать. В отдаленные села вроде этого периодически приезжает машина, привозит необходимые вещи или продукты — спички, соль, крупы, хлеб, — рассказывает Хасан.

Фото Павел Мурашко

Весной или летом добраться сюда не проблема — грунтовка ровная, разве что могут иногда встречаться промоины. Хасан говорит, что он сюда заезжал даже на машине «Лада Калина», так что для Volvo V90 Cross Country с его 21-сантиметровым клиренсом и полным приводом путешествие в горы не стало проблемой. Но зимой, конечно, обычная легковушка не доедет. Чаще всего в горных селениях встречаются «Нивы» и даже довольно много ГАЗ-66. В одном из сел я насчитал сразу три машины.

Фото Павел Мурашко
В каньоне Ахсинта сохранилась часть старой дороги, которая действовала еще до революции. Здесь установлен памятник самому почитаемому божеству Осетии — Уастырджи. Впрочем, таких памятников много

На сложных и опасных горных серпантинах путников хранит Уастырджи — самое почитаемое божество осетин. Уастырджи является покровителем мужчин, путников и воинов, женщинам запрещено даже произносить его имя. Даже в официальных источниках многие ошибочно считают, что Уастырджи — это святой Георгий Победоносец. Но несмотря на схожесть функций этих двух героев — оба являются покровителями, — ничего общего между ними нет.

Фото Павел Мурашко

— Ты знаешь, что в горах нельзя пристегиваться? Всегда должна быть возможность выскочить из машины в любой момент. Камнепады здесь не редкость. Однажды ко мне ехали знакомые на «Гелендвагене». Попали под камни, едва выжили, — замечает Хасан. Но я по привычке все равно пристегиваюсь. Кстати, на серпантинах я не заметил лихачей. Возможно, конечно, что на «Ниве» там просто не полихачишь. А может быть, причина в том, что большинство серпантинов — грунтово-гравийные. Быстро ехать попросту опасно. Фото Павел МурашкоЕсли в горах нужно быть всегда начеку, то на перегонах по трассам можно немного расслабиться с системой Pilot Assist. Она помогает удерживать автомобиль в пределах выбранной полосы движения там, где есть разметка с двух сторон, но не позволяет надолго убирать руки с рулевого колеса. Но «ассистент пилотирования» не умеет самостоятельно тормозить перед пешеходами, животными, небольшими прицепами, велосипедистами и мотоциклистами. А между тем коровы на скоростных дорогах — обычное явление в Осетии.

Под самым небом

Фото Павел Мурашко

Мы направляемся в селение Фиагдон. Там наш отель, но по пути нам предстоит преодолеть Архонский перевал. Его высота — 2200 метров. Когда мы почти проехали высшую точку, Хасан меня останавливает.

— Можно подняться еще выше. Есть тут одно место, откуда открывается вид сразу на два ущелья — Алагирское и Куртаринское. Но там дорога немного опасная. Организаторы исключили ее из маршрута, — предупреждает Хасан.

Конечно, поедем! Опасности не страшат. В конце концов, на всем маршруте еще не было нормального бездорожья, чтобы проверить возможности нашего внедорожного универсала Volvo V90 Cross Country. Так что едем без разговоров. Я так загорелся идеей, что даже забыл включить режим off-road. Он должен был немного помочь в преодолении бездорожья — смягчаются отклики на нажатие педали газа, чуть приподнимается задняя часть (там установлена опционная пневмоподвеска, спереди же клиренс остается неизменным). Все, что я сделал, — это перевел восьмидиапазонный «автомат» в ручной режим. Потеря тяги на крутом подъеме мне ни к чему.

Мы довольно лихо вскарабкались на гору, проскочили по глубокой колее и лишь на крутом перекате зацепились порогом, но некритично. На вершине мы оказались, когда уже начало смеркаться.

Фото Павел Мурашко

Нет таких слов, чтобы передать ощущения наверху. Ты словно попал на другую планету, где нет никого, кроме тебя. И вокруг — звенящая тишина, настолько чистая, что тихий рокот дизельного двигателя нашей машины кажется неистовым грохотом.

Надо спускаться. Скоро совсем стемнеет. Volvo V90 CC щеголяет активными светодиодными фарами. Они сами регулируют угол наклона пучка света в зависимости от скорости движения и поворачиваются вслед за рулевым колесом. Даже ночью ехать по извилистому серпантину легко — свет фар «заглядывает» в повороты.

Ночевать мы остаемся в арт-отеле «Фигдон».

— Это такое тусовочное место для местной «золотой молодежи», — рассказывает Хасан. Но сейчас здесь пусто. И только пять палаток белеют на газоне на территории отеля. Организаторы предложили желающим переночевать в палатках и выдали всем спальные мешки. Желающих не нашлось.

В отеле мы распрощались с Хасаном. Завтра по маршруту поедем уже без него. Жаль. Если решите посетить Северную Осетию, найдите его в соцсетях. Зовут его Хасан Моргоев. И он лучший гид по Осетии.

Даргавс — город мертвых

Фото Павел Мурашко
Появление «города мертвых» связывают с эпидемией чумы в Осетии на рубеже 18−19 веков, хотя некрополь функционировал с IX по XVIII века

На пути в аэропорт на следующий день самой впечатляющей стала остановка в городе мертвых — Даргавсе. Он знаменит своим древним некрополем, расположенным на окраине. Это захоронение самое большое на Северном Кавказе. Здесь насчитывается около сотни наземных и полуназемных склепов.

Фото Павел МурашкоВ каменных усыпальницах хоронили как отдельно, так и целыми семьями, поэтому в некоторых из них можно увидеть сразу несколько черепов и целые груды костей. Первые раскопки на этом месте проводили с осторожностью, предварительно сделав пробы на присутствие возбудителей чумы. В Сети пишут о том, что место не слишком популярно среди туристов, однако к склепам ведут каменные дорожки, а перед входом на территорию «мертвого города» стоят ворота и здание кассы. При нас лишь одна парочка посетила это странное и жутковатое место.

Покидая Северную Осетию

В Осетии нет своего вина. Но после ее посещения у меня в голове осталось сладкое и одновременно терпкое послевкусие. Здесь даже в дорогих и пафосных местах есть легкий налет местечковости. Но за пафосным отдыхом — в Альпы. А сюда — окунуться в прошлое. Забыться. Перезагрузиться. Возможно — переосмыслить. Если при этом вы окажетесь за рулем Volvo V90 Cross Country — тоже хорошо. Этот универсал повышенной проходимости справляется с осетинскими горными дорогами. А в багажнике можно запросто устроить ночевку под звездами на каком-нибудь перевале вроде Архонского. Но надо торопиться, пока этот тихий уголок не превратили в туристическую мекку.

Заметки на полях

Фото Павел Мурашко
Амбиентная подсветка ночью превращает салон машины в уютное шведское жилище
Фото Павел Мурашко
Опциональные светодиодные фары великолепны — светят ярко и туда, куда повернут руль
Фото Павел Мурашко
Местные собаки словно переняли характер осетин — такие же дружелюбные и приветливые
Фото Павел Мурашко
Таких вот стыков пластиковых панелей не должно быть в автомобиле, претендующем на место в лакшери-сегменте
Фото Павел Мурашко
Сзади здесь просторно, но наш гид жаловался, что после проведенных там нескольких часов у него болит спина
Фото Павел Мурашко
Багажник огромный. Но для него нужно заказывать пластиковое покрытие пола, если вы собираетесь в дикие места
Фото Павел Мурашко
Пейзажами Северной Осетии можно наслаждаться бесконечно

 

-10%
-50%
-50%
-10%
-50%
-70%
0066888