99 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «За 5−10 тысяч можно взять дом». Белорус переехал из Минска за 90 километров «у мястэчка» и возрождает его
  2. Экс-директору отделения Белгазпромбанка в Могилеве Сергею Кармызову вынесли приговор
  3. «Когда Володя готовит, в доме все замирает». Макей и Полякова — о секретах брака, быте, Латушко и политике
  4. Звезда белорусской оперы сказал три слова на видео, его уволили «за аморальный проступок» — и суд с этим согласился
  5. Бывший офицер: «В августе понимал, что рано или поздно дело коснется меня и я не смогу на это пойти»
  6. «Из-за анорексии попал в реанимацию». История пары, где у одного психическое расстройство
  7. Минчане пришли поставить подпись под обращением к депутату — и получили от 30 базовых до 15 суток
  8. «Оправдания не принимаются». Лукашенко заявил, что на Олимпиаду надо отправить «боеспособный десант»
  9. «Врачи нас готовили к смерти Саши». История Марии, у чьей дочери пищевод не соединялся с желудком
  10. Выброшенные на лед в Шклове освежеванные трупы животных оказались лисьими. Их проверяют на бешенство
  11. «Любой поставщик должен закладывать в цену риск принятия судом такого решения». Кредиторы БМЗ в печали
  12. Требования дать «план победы» — это вообще несерьезно. Ответ Чалого разочарованным
  13. В Беларуси выпустили пробную серию российской вакцины от коронавируса
  14. Александр Лукашенко — больше не президент Национального олимпийского комитета
  15. Байкеры пытались отбить товарища у неизвестных у ТЦ «Европа». Ими оказались силовики, парней отправили в колонию
  16. Новый президент НОК, что происходит с ценами на лекарства и сутки за обращение к депутату — все за вчера
  17. «Куплен новым в 1981 году в Германии». История 40-летнего Opel Rekord с пробегом 40 тысяч, который продается в Минске
  18. Виктора Лукашенко уволят с должности помощника президента
  19. Новый глава НОК, возможные санкции Украины, суды и приговоры. Что происходило 26 февраля
  20. «Ситуация, похоже, только ухудшилась». Представитель Верховного комиссара ООН — о правах человека в Беларуси
  21. «Усе зразумелi: вірус існуе, ад яго можна памерці». Год, как в Беларусь пришел COVID: поговорили со вдовой первой жертвы
  22. По Мстиславлю уже 5 месяцев гуляет стадо оленей. Жители говорят, что олениха с детенышем ранена
  23. Могилев лишился двух уникальных имиджевых объектов — башенных часов и горниста (и все из-за политики). Что дальше?
  24. Политолог: Россия устала играть в кошки-мышки с Лукашенко, но не видит альтернативы
  25. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  26. Под угрозой даже универсам «Центральный». Что происходит в магазинах «Домашний» из-за проблем сети
  27. «Теряю 2500 рублей». Работники требуют, чтобы «плюшки» были не только членам провластного профсоюза
  28. Рынок лекарств штормит. Посмотрели, как изменились цены на одни и те же препараты с конца 2020-го
  29. Сейчас плюс даже ночью, а какими будут выходные: синоптики о погоде на конец февраля — начало марта
  30. «Фантастика какая-то». В Гродно начали судить водителя Тихановского, который молчал все следствие


/

Год назад недалеко от Орши произошло смертельное ДТП: водитель легковушки столкнулся с мотоциклистом. 23-летний мотоциклист погиб на месте, а его ровесник, водитель Opel, получил три года «химии», также он должен выплатить семье погибшего материальную компенсацию. На этой неделе суд Витебской области пересмотрел дело и оставил приговор в силе. Но осужденный и пострадавшие по-прежнему с ним не согласны. Водитель легковушки считает себя невиновным, родные мотоциклиста — требуют для него максимального наказания.

Фото: ГАИ
Фото: ГАИ

Напомним, смертельная мотоавария произошла 25 июня, около 19.00, возле поселка Высокое Оршанского района. На 66-м километре трассы Орша — Витебск водитель Opel Zafira, начиная движение после остановки на обочине, совершил столкновение с ехавшим попутно мотоциклом Suzuki. В результате ДТП мотоциклист от полученных травм умер на месте происшествия.


До суда это дело дошло весной 2020 года. Житель Орши Александр, который был за рулем Opel Zafira, виновником аварии себя не признал.

Еще во время расследования он обращал внимание на неточности в деле, спрашивал, почему у следственных экспериментов разные результаты, писал жалобы, просил провести независимую экспертизу. Во время суда в Орше он и его защитник утверждали, что мотоциклист не мог ехать так медленно, столкнулся с авто он не так, как описано в деле, на месте ДТП не учли следы, относящиеся к аварии, и так далее.

«Я лишь пересек сплошную». Водитель считает, что стал виновником смертельного ДТП из-за ошибок следствия

В итоге суд Оршанского района признал Александра виновным в совершении ДТП и назначил ему наказание — три года колонии-поселения, лишение прав на пять лет, также он должен выплатить пострадавшим 50 тысяч рублей в счет материальной компенсации морального вреда.

Однако с приговором не были согласны обе стороны и подали апелляционные жалобы в суд Витебской области.

Пострадавшие: «Даже не извинился за то, что сделал»

— Мы все уверены: Александр виновен, следствие и экспертизы проведены правильно. Допустил он ДТП по ошибке, осознанно или нет — неизвестно, но в любом случае он сделал выбор и за свои действия должен ответить, — высказали мнение AUTO.TUT.BY пострадавшие.

Семья погибшего тоже не находит ответов на многие вопросы после аварии. Например, зачем водитель остановился прямо в полосе для высадки пассажира? Почему Opel разворачивался в месте, где это запрещено? Ведь впереди, метров через 300−400, это можно было сделать без нарушения ПДД. Как он мог делать маневр не глядя в зеркало?

Фото: Юлия Альгерчик
На первой скамье слева: члены семьи погибшего Михаила

— Даже во время следствия, а потом во время суда обвиняемый все время затягивал рассмотрение дела: призывал сделать дополнительные экспертизы, вызвать свидетелей. Все время путался в показаниях, например, где стояла машина: на обочине или в полосе, включал он поворотник или нет. После беседы со своим адвокатом он менял свои показания.

Пострадавшие считают, что следа, который обвиняемый представлял как оставшийся от торможения мотоцикла, на самом деле не было. Напомним, Александр считает, что следователь не занес в протокол следы торможения байка. Он сам снял их на видео.

— Через два дня после аварии, 27 июня, были проливные дожди. Мы как раз хоронили Мишу и хорошо это помним. Если след на дороге и был, то он бы смылся ливнем. А Александр снимал его на видео 28 июня. Неизвестно, может, это искусственный след, — говорят родные погибшего.

Семья погибшего мотоциклиста отметила, что после ДТП Александр не звонил им, не приезжал, не просил прощения.

— Вместо того чтобы раскаяться, он и его родители собирали про нас личные сведения, бравировали этим в суде и приплетали в жалобы. Например, что наш умерший отец работал в МВД и следователь «за своего» повернул дело. При этом парень говорил, как ему тяжело. А знает ли он, как тяжело всем нам? Кладбище, где похоронен Миша, находится прямо напротив нашего дома. Каждый день мы ходим мимо и видим крест на могиле.

Суд Витебска: «Оставить приговор в силе»

Рассмотрение апелляционной жалобы проходило в Витебске 22 мая. На пересмотре дела Александр попросил приобщить к делу независимую экспертизу, которую в этом году проводил специалист столичной частной компании.

Согласно ее выводам, опасность для мотоциклиста возникла в тот момент, когда он увидел стоящую на аварийке Volvo (машина, в которую пересели пассажиры, которых высаживал на этом месте Александр. — Прим. TUT.BY). Также он нарушил ПДД: создал препятствия и опасность для дорожного движения, неправильно выбрал скорость и не снизил ее при возникновении опасности. Отмечается, что в сложившейся дорожной ситуации мотоциклист мог предотвратить столкновение с Opel, если бы применил экстренное торможение.

Фото: Юлия Альгерчик
Обвиняемый Александр

Однако независимую экспертизу к делу не приобщили: суд заявил, что есть выводы государственных экспертов, которым нет оснований не доверять, к тому же прокурор и потерпевшие высказались против принятия новой экспертизы

Семья погибшего мотоциклиста потребовала, чтобы Александру назначили максимально возможное наказание по статье, по которой его судят (ч. 2, ст. 317 УК Беларуси): пять лет лишения свободы с отбыванием срока в закрытой колонии. При этом они отметили, что материальная часть их не интересует.

Гособвинитель затребовал у суда повысить материальные выплаты за нанесенный вред пострадавшим.

Суд Витебской области оставил приговор суда первой инстанции в силе: три года колонии-поселения, лишение прав на пять лет, также он должен выплатить пострадавшим 50 тысяч рублей в счет материальной компенсации морального вреда.

Обе стороны собираются подавать жалобы в Верховный суд.

Если вы хотите поделиться с нами фото, видео и информацией о происходящем на дорогах или ДТП — пишите нам в телеграм, вайбер или отметьте в сторис инстаграм-аккаунт @tutbylive.

-20%
-10%
-30%
-12%
-20%
-15%
-25%
-70%
-30%
-20%