Наталья Васильева /

После новости о том, что с дорог страны пропали все мобильные камеры фотофиксации, пользователи байнета традиционно стали возмущаться: это что ж за беспредел, мол, сейчас начнется? раньше, мол, этих «летунов» хоть что-то сдерживало, а теперь — гоняй не хочу, что ли? Ну, многим водителям на дорогах страны плохо все и всегда: поставили камеры — ага, будут «косить бабло»; убрали камеры — ага, наплевать на человеческие жизни. А мы давайте попробуем разобраться, что и почему просходит.

Фото: Глеб Малофеев
Фото: Глеб Малофеев

Что случилось?

С дорог страны пропали мобильные камеры фотофиксации скорости — уже с 19 декабря. Распоряжение об этом поступило оператору «Безопасные дороги Беларуси» от ГАИ Беларуси и касается всех регионов страны.

Отразится ли вот прямо сейчас отсутствие камер на дорожной обстановке?

Сложно предполагать, страшно сглазить. Давайте исходить из того, что на дорогах страны продолжают работать и сдерживать превышения скорости 483 стационарные камеры, в то время как сняли с трасс всего 57 мобильных комплексов. В ГАИ говорят, что ежедневная работа над обеспечением безопасности на дорогах идет как и раньше — в конце концов, есть же и «мобильные» инспекторы с жезлами и радарами.

Кому вообще все это нужно?

Расстановкой камер на дорогах фактически (если не усложнять) занимаются две структуры — «Безопасные дороги Беларуси» (контора частная) и ГАИ («контора» государственная).

Но вот цели и задачи у них разные.

Фото: Глеб Малофеев
Фото: Глеб Малофеев

У «Безопасных дорог Беларуси» — интерес коммерческий

К сожалению, говорить о конкретных цифрах и сроках, прописанных в инвестсоглашении между австрийским оператором системы фотофиксации Avonside Holdings GmbH, заключившим в 2011 году договор с Беларусью в лице МВД и Минтранспорта на основе государственно-частного партнерства, мы не можем — конкретных условий договора нет в открытом доступе, их не называет ни один из наших источников. Но суть его известна TUT.BY еще с тех времен, когда камеры только стали появляться на наших дорогах

Что делает инвестор?

Он поставил в страну и наладил работу системы фотофиксации. Благодаря этому с водителей-нарушителей ежегодно взимается какая-то сумма штрафа. Какой-то процент от нее — он меняется из года в год в течение срока действия договора в сторону уменьшения доли коммерсантов — и получает инвестор.

Нам не известны ни доли отчислений от нее, ни срок действия инвестдоговора. Это закрытая информация.

В чем профит Беларуси?

Мы получаем технику, технологии, «откатанную» за несколько лет систему, которая остается в стране и после окончания срока действия договора, — и штрафы в бюджет. Вначале — в виде долей от «выручки», потом — полностью.

Что при всем этом нужно ГАИ?

Безопасность. Все, больше бонусов для ГАИ от системы фотофиксации нет никакой — никаких денег они от штрафов не получают. Им нужно снизить скорость на дорогах до разрешенной — и тем самым предотвратить скоростезависимые аварии.

Кстати, с точки зрения человеческой жизни самыми опасными являются именно ДТП из-за превышения скорости — 79 человек погибли из-за этого в 2018 году (за скоростью в топе идут выезд на встречку и нарушения правил обгона).

Давайте будем справедливыми: любим мы гаишников и транспортников или нет, но за последние пять лет своими не всегда популярными действиями и решениями они спасли более 200 жизней — именно на столько меньше людей погибли в авариях с 2014-го года.

И вот тут — конфликт

Давайте на простом примере.

Есть участок трассы, не «закрытый» стационарной камерой — но конструктивно позволяющий разгоняться гораздо больше разрешенного лимита. На этом участке происходят — или пока, тьфу-тьфу — не происходят «скоростные» аварии, и, чтобы успокоить движение, туда ставят мобильную камеру. День, два, десять, тридцать — эта камера фиксирует и фиксирует превышения, ГАИ выписывает и выписывает штрафы, но со временем нарушений становится все меньше: водители знают, что там камера, они внимательны, им дешевле не нарушать. Все — есть эффект? Да — считает ГАИ. Нет — уверены коммерсанты. Потому что одни своей цели достигли — снизив скорость и повлияв потенциально тем самым на аварийность, вторые — стали зарабатывать с этой камеры меньше.

Что дальше? «Госконторе» выгодно, чтобы эта камера там и стояла, продолжая фиксировать нарушения самых отчаянных, коммерческой конторе выгодно переставить ее в другое место, чтобы там снова начать «ловить» непуганых.

Получается, для по-настоящему эффективной и бесспорной работы надо бы разработать какие-то общие четкие критерии эффективности — и только с учетом их выбирать места установки камер.

Почему камеры сняли именно сейчас?

Конечно, это отголоски совещания президента с силовиками. Помните, он высказался по административной ответственности: «Полагаю, так называемые письма счастья от Государственной автоинспекции хоть однажды получал практически каждый, кто сидел за рулем автомобиля. Но фотофиксация семь лет назад была введена для того, чтобы навести порядок на дороге, а не загнать всех поголовно водителей в разряд злостных нарушителей закона».

Лукашенко подчеркнул, что нужно тщательно разобраться в ситуации и сформировать оптимальные условия, чтобы человек был заинтересован соблюдать правила дорожного движения.

— На него нельзя вешать ярлык правонарушителя в ситуации, когда не создана возможность для нормального движения. Поэтому нам нужно разгрузить участки дорог, на которых фиксируется наибольшее число правонарушений… Устанавливать знаки, ограничивающие скорость движения именно там, где это объективно необходимо.

Оставим довольно спорное утверждение Лукашенко о том, что нарушителей вынуждают нарушать скоростной режим дороги и условия. Ну, наверное, и ГАИ — а кто же еще должен «создать возможность для нормального движения»? По убеждению AUTO.TUT.BY, взрослый человек должен выполнять требования закона — или же выступать с инициативой поменять его, если кажется глупым. Но пока не поменяли условный знак «90» на условный «120» — продолжать исполнять его требования.

Главное в сказанном — письма счастья сами по себе не вред, если ответственность наступает там, где она должна наступить ради безопасности. То есть — не просто натыкайте камер и рассылайте штрафы, а вначале проанализируйте, где это работает на благо. А тут мы пока снова упираемся в конфликт интересов и разные критерии эффективности.

Фото: Глеб Малофеев
Фото: Глеб Малофеев

Что будет дальше?

Поменять условный знак «90» на условный «120», кстати — это еще одно из последних требований президента. Он еще в 2014-м году высказался о возможности повышения разрешенной скорости на МКАД до 120 км/ч и поручил рассмотреть этот вопрос. Эксперты тогда поясняли AUTO.TUT.BY, что такая скорость на МКАД сегодня не нужна, но при соблюдении определенных условий не исключена — и уже через месяц в левой полосе МКАД на некоторых участках разрешили движение со скоростью 100 км/ч. Тогда же мы спросили пользователей, стоит ли повышать скорость на кольцевой до 120 км/ч. Большинство читателей высказались за сохранение ныне существующего скоростного режима — 90 км/ч.

Поменяют или нет — посмотрим. Как раз сейчас ГАИ и владельцы дорог (Министерство транспорта и коммуникаций, облисполкомы и Мингорисполком) проводят ревизию дорожных знаков и готовят детальный анализ происшествий, связанных с нарушением скорости движения, а потом внесут соответствующие корректировки в работу приборов по измерению скорости». Когда закончат — мы пока не знаем.

Так что камеры на дороги обязательно вернутся — главное, чтобы интересы всех совпали и все это работало на благо простого водителя. АUTO.TUT.BY будет следить и держать вас в курсе.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-25%
-20%
-50%
-25%
-30%
-10%
-50%
-20%