/ Фото: Алесь Пилецкий,

Водители станции медпомощи Новополоцкой городской больницы утверждают, что машины скорой находятся в неисправном состоянии. Кроме того, мужчины имеют претензии к своему руководству по поводу условий труда: говорят, что в выходные дни от них требуют ремонтировать машины, а также брать подработки, подменяя коллег. А это значит, что приходится садиться за руль, не отдохнув и не выспавшись.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY

Водители: «В „отсыпной“ или выходной обязывают брать подработку за коллегу»

Андрей Шершень отработал на новополоцкой станции скорой помощи 4 года (к слову, занял третье место в областном конкурсе профмастерства среди водителей скорых), его коллега Андрей Шевченко — 12 лет.

Кстати, Шевченко на станции уже не работает: в октябре с ним не продлили контракт. Сейчас мужчина ищет работу. А Шершню сообщили, что он трудится здесь только до конца декабря этого года, а потом контракт с ним расторгнут.

— Мне так прямым текстом и сказали: «Ты второй на очереди на увольнение после Шевченко». При этом водителей в штате не хватает. Товарища уволили, а со мной хотят поступить так же, потому что мы у руководства — в «черном списке», так как не боимся говорить правду, — отмечает Андрей Шершень. — В октябре мы написали жалобу в Генеральную, областную и городскую прокуратуры, в которой сообщили, что автомобили скорой помощи в Новополоцке находятся в неисправном состоянии. В жалобе перечислили, в каких конкретно автомобилях и что не так. Рассказали о том, что водителей принуждают ремонтировать машины, хотя в штате есть автослесари, а также покупать за свои деньги запчасти.

Фото предоставлено водителями скорой помощи
Фото предоставлено водителями скорой помощи
Фото предоставлено водителями скорой помощи
Фото предоставлено водителями скорой помощи

Кроме того, в своей жалобе в прокуратуры водители написали, что начальник гаража станции скорой помощи Алексей Рыжов заставляет их писать заявления на подработку. Тем же, кто отказывается это делать, не продлевают контракт.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY
Водитель скорой помощи Андрей Шершень

— Мы работаем по такому графику: день — ночь — «отсыпной» — выходной. И вот нас в «отсыпной» или выходной обязывают брать подработку за коллегу. Допустим, кто-то заболел, кто-то — в отпуске или еще что-то случилось. Тогда мы должны выйти и 12 часов отработать, — поясняет Андрей Шершень. — А как ты потом сонный сядешь за руль — никого не волнует. И начальство придумало хитрую схему. По закону мы не обязаны брать подработку. Но на деле выходит так, что мы сами просим дать нам ее, так как пишем об этом заявление. А написать его нас заставляют. Иначе будут проблемы — непродление контракта. При этом получаем за эти подработки по заместительству мизер. В среднем у водителя скорой в месяц выходит около 500 рублей. Мы проконсультировались в инспекции по труду, в профсоюзе, даже в горисполком сходили. И везде нам сказали, что нам неправильно считают деньги за подработки.

По словам Андрея Шершня, у них с Андреем Шевченко возникали конфликты с начальником гаража, и тот велел не давать им двоим подработки:

— Рыжов обставил все так, что Андрей Шевченко якобы сам отказывался брать подработки. В итоге контракт ему не продлили, причем без объяснения причин. Мы собрали около 90 подписей работников больницы в его поддержку, чтобы руководство посодействовало, вернуло его на работу. Подписались не только водители, но и врачи, и фельдшеры, другие сотрудники. Однако на это письмо нам не дали даже официального ответа. Теперь то же самое — непродление контракта — в декабре ждет и меня.

«Машины привели в более-менее божеский вид уже после жалобы в прокуратуры»

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY
Бывший водитель скорой Андрей Шевченко

После жалобы водителей в прокуратуры руководство больницы провело свою проверку по изложенным в ней фактам. Машины скорой прошли внеочередной техосмотр в автопарке № 6 Новополоцка.

Однако Шершень и Шевченко утверждают, что техосмотр машины прошли спустя две недели после жалобы и что за это время их к нему подготовили:

— Проверка прошла не внезапно. Жалобу мы отправили 3 октября. А все машины проходили техосмотр 18 октября. Те, которые не прошли его с первого раза, повторно проходили 22 октября. В итоге диагностика показала, что автомобили исправны.

Фото предоставлено водителями скорой помощи
Фото предоставлено водителями скорой помощи

— На самом деле машины привели в более-менее божеский вид, глобального в них ничего не делали. Да, поменяли зимнюю резину (кстати, она не новая, с прошлой зимы), сделали тормоза. Но, допустим, как в одной машине не работала система АБС — так и не работает; где-то как текло масло — так и течет; где-то как горели колодки — так и горят, — заявляет Андрей Шевченко.

Видео предоставлено Андреем Шершнем. Съемку производили еще до техосмотра.


Открыть/скачать видео (6.4 МБ)

Андрей Шевченко вспоминает несколько случаев из своей практики, когда поломки техники могли стоить пациентам потери здоровья или даже жизни.

— Как-то приехали на вызов — мужчину укусила змея. А у машины до такой степени изношен аккумулятор, что она заглохла, не заводится. Кое-как подтолкнули ее, доставили человека в больницу. Доктор потом пошел к начальнику гаража и сказал: «Будете в следующий раз перед родственниками больных сами оправдываться, почему не заводится машина». Тогда дали аккумулятор. Или как-то летом везли в Минск молодую женщину с опухолью в голове. Ей плохо, периодически теряла сознание. И тут — в 15 км от Минска — у «Крафтера» начинает кипеть мотор. Мы звоним начальству, просим: пусть выручают столичные коллеги, пришлют свою скорую и отвезут пациентку. А нам в ответ: «Везите сами, как хотите. Чего мы будем перед минчанами позориться?». Я — в шоке. И человека могу не довезти, и мотор перегрею, угроблю. Открываю капот, остужаю двигатель, завожу, проезжаю какое-то расстояние — загораются все «контрольки». Останавливаюсь. И вот так я ехал эти несчастные 15 км несколько часов! К счастью, довез бедную пациентку. И машину сохранил — она и сейчас ездит.

Начальник гаража: «Мне нужны люди, которые будут выходить на подработки»

Алексей Рыжов, начальник гаража станции скорой помощи Новополоцкой больницы, говорит, что все восемь машин, указанных водителями в жалобе, прошли техосмотр в местном автопарке:

— Больница потратила деньги — направила машины на независимый техосмотр. И никаких нарушений не установлено. Работал также и инспектор ГАИ. Замечаний от него тоже нет. Всего у нас 40 единиц транспорта. Машины скорой выработали свою амортизацию. Но пока вопрос об их списании не стоит — заменить их нечем.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY
Алексей Рыжов

По поводу подработок Алексей Рыжов поясняет:

— Есть положение о труде и отдыхе водителей. И там написано, что водитель должен иметь ежесуточный отдых — 12 часов, и еженедельный отдых — сутки. И вот этого графика я, старый, стреляный воробей, придерживаюсь жестко. Нельзя допустить, чтобы человек работал сутки на машине. Иначе мне сразу статья светит. У нас 9 бригад скорой помощи. На каждой машине — 4 водителя. И на случай болезни, похорон, разных ЧП из 36 водителей я могу привлечь на подработку только 8. А из этих восьми — один уехал из города, второй сидит с детьми, третий еще чем-то занят… А вот эти двое ребят — Шершень и Шевченко — вообще пошли на принцип: не будем брать подработки, и ты нас не заставишь. Поэтому контракт с Шевченко не продлили — на том основании, что он год не брал подработки. Я этот год мучился, ходил, упрашивал других людей. А потом устал, пошел к главврачу и сказал: «Мне ставится задача — бесперебойная работа станции скорой помощи. Поэтому я прошу убрать этого водителя. Это не моя прихоть. Просто мне нужен человек, который будет ходить на подработки». Шевченко и Шершень решили, что могут сами себе устраивать график. День — ночь — «отсыпной» — выходной — отработал — а там трава не расти, что в коллективе происходит. А так ведь нельзя.

Замглавврача: «Надо идти навстречу коллективу»

Игорь Мужиченко, заместитель главного врача Новополоцкой городской больницы, считает, что водители Шершень и Шевченко ошибаются, думая, что попали в некий «черный список»:

— Они считают, что к ним предвзятое отношение. Это не так. У нас нет такого, что кто-то — любимчик, а кто-то нет. И какой-то чрезвычайной ситуации, которая будоражит коллектив, тоже нет. И начальник гаража ничего сверхъестественного от них не требует. Надо же идти иногда навстречу коллективу: следить за состоянием машины, выйти на подработку. А непродление контракта — это прерогатива нанимателя. Он может уволить даже без объяснения причин.

Фото: Алесь Пилецкий, TUT.BY
Игорь Мужиченко

Насчет техсостояния автопарка скорых Игорь Мужиченко заявил:

— Получено заключение специалистов, что все машины технически исправны и могут эксплуатироваться. Это хорошие машины, оснащенные современным оборудованием, комфортабельные. Мы перевозим на них и тяжелых пациентов. Такого нет, что скорая может ехать — и у нее колесо отвалится или еще что-то с ней произойдет. Кроме того, больница провела проверку — и другие факты, изложенные водителями в жалобе в прокуратуры, не подтвердились.

Использование материала в полном объеме запрещено без письменного разрешения редакции TUT.BY. За разрешением обращайтесь на nn@tutby.com

-60%
-25%
-30%
-20%
-10%
-10%
-50%
-10%