/ Фото из архива /

«Я сам водитель, все понимаю и считаю, что он невиновен», — высказал свое отношение к обвиняемому в суде Столбцовского района сын женщины, погибшей в результате аварии на М1. Это смертельное ДТП произошло на одном из самых опасных пешеходных переходов трассы. Женщина переходила дорогу по нерегулируемому переходу. Чтобы пропустить ее, остановились две легковушки. В этот момент с ними столкнулась фура Volvo. От удара автомобили сдвинулись вперед и наехали на пешехода. От полученных травм она скончалась на месте.

Напомним, 3 ноября грузовой автомобиль Volvo F12 с полуприцепом ехал по трассе М1 Брест — Минск — граница РФ в направлении Бреста. На 295-м километре дороги водитель грузовика совершил столкновение с Geely и Lancia Zeta, которые остановились, чтобы пропустить женщину на нерегулируемом переходе. После этого один из автомобилей совершил наезд на 72-летнюю женщину. В результате ДТП от полученных травм она умерла на месте происшествия. Водитель и пассажир Geely с травмами различной степени тяжести госпитализированы.

Обвиняемый по делу — 55-летний житель Клецка, который управлял грузовым автомобилем Volvo в тот день. В зал на судебное заседание пришли его близкие родственники, а также потерпевшие.

По информации обвинения, водитель большегруза грубо нарушил сразу несколько пунктов правил дорожного движения. Обвинение пришло к выводу, что водитель имел возможность обнаружить и стоящие автомобили, и пешехода, но не принял мер к снижению скорости, вплоть до остановки транспортного средства. В результате совершил ДТП.

— Подсудимый, вы признаете себя виновным в совершении ДТП?

— Признаю, что так случилось.

— Вам вменяются нарушения конкретных пунктов ПДД.

— Скорость движения я не превышал, ехал чуть меньше шестидесяти…

— Вам скорость и не вменяют. Вы нарушили пункт 116: при подъезде к пешеходному переходу не снизили скорость до той, которая позволит уступить дорогу пешеходам.

— Меня ввела в заблуждение впереди идущая машина…

— И пункт 117: если перед пешеходным переходом замедлилась машина, остальные должны тоже снизить скорость. Этот пункт с вашей точки зрения вы нарушили?

— Считаю, что не нарушил.

— Не уступили пешеходам — нарушили этот пункт?

— Что б я видел…

— Признаете ли, что нарушение этих правил привело к ДТП? Да или нет? Что же Вы признаете частично? Что Вы признаете? — настаивала судья.

В этот момент обвиняемому стало плохо. Он попросил воды. Судья объявила пятиминутный перерыв. После перерыва водитель фуры рассказал об обстоятельствах аварии.

— Погода была пасмурная, двигался за грузовиком МАЗ. Девять с чем-то было время. Движение в сторону Бреста было интенсивное. Я ехал в правой полосе в направлении Бреста. Машина была груженой, больше 20 тонн. По этой трассе ездил часто, я водитель первого класса, открыты все категории, стаж с 1981 года. Двигался за МАЗом, был уверен, что правила не нарушаю. Асфальт был влажный, морось была, пасмурно. Фара у МАЗа была разбита задняя, и меня слепила его лампочка. Это мешало обзору, создавало опасность для движения, — рассказал водитель Volvo.

Судья тут же спросила, что должен предпринять водитель, если есть опасность? Принять меры к снижению скорости?

— Дистанция была нормальная, но в последний момент сблизились. До перехода доехали, и он резко ушел вправо, на обочину, перед самым переходом. И передо мной уже впереди стоящие машины легковые.

Обвиняемый не смог вспомнить, находились ли еще рядом с ним или на встречной полосе другие автомобили.

На вопрос судьи о том, как обвиняемый оценил маневр водителя МАЗа, водитель ответил, что расценил это «как подставу». По его словам, часть вины за аварию лежит на водителе МАЗа, который резко ушел вправо, и перед Volvo неожиданно оказались два стоящих перед пешеходным переходом автомобиля. Затормозить водитель уже не успел. А МАЗ, проскочив между отбойником и двумя легковушками, приостановился на минуту и поехал дальше.

 — До столкновения я не видел пешехода, и в момент столкновения тоже. Дальше я выскочил из машины, побежал к Geely, начал разбивать стекло, открывать дверь. «Джили» была передо мной первой. Помог вылезти пострадавшим. Только Кирилл (пострадавший. — Прим. ред.) сидел, зажало его там. Пришел человек с огнетушителем, мы засыпали все порошком, чтобы не загорелась машина. Кирилл переживал, что машина загорится, — вспоминает обвиняемый.

Потерпевшими по делу признаны двое: пассажир Geely Кирилл и сын погибшей женщины. Кирилл в момент аварии находился на заднем сиденье, в результате аварии получил серьезные повреждения. Как все произошло, он почти не помнит. Говорит, ехали, опередили два грузовика, перестроились вправо. Боковым зрением Кирилл увидел, что справа пронесся МАЗ. Он вскрикнул «пешеход!», начали тормозить, и сразу же — удар сзади. Кирилл потерял сознание.

Прокурор долго зачитывал травмы, которые получил пострадавший. Множественные переломы, разрывы, сломанная челюсть. В том числе на лице остались неизгладимые шрамы. Судья спросила, осознает ли пострадавший, что шрамы останутся на всю жизнь.

— Не считаю, что они меня обезображивают. Шрамы и шрамы, ничего особенного.

Около месяца Кирилл пролежал в больнице, в лицо ему поставили титановые пластины, потом еще больше двух месяцев учился, по сути, заново ходить. Впереди еще не менее трех лет восстановительного лечения. Все это время семья обвиняемого навещала его в больнице, передавали деньги на лекарства и лечение.

Оба потерпевших заявили, что не хотят, чтобы водителя наказывали. Говорят, с любым могло случиться. Тем не менее пострадавший пассажир Geely сначала намеревался взыскать с обвиняемого моральный ущерб в размере 20 тысяч рублей. Но в перерыве суда стороны пришли к мировому соглашению. Пострадавший отозвал иск о возмещении морального вреда.

Второй потерпевший, сын погибшей, от предъявления гражданского иска отказался. Он пояснил, что получил от обвиняемого 5 тысяч рублей в качестве возмещения морального и материального вреда.

— Я сам тоже водитель, понимаю ситуацию, они шли колонной. И этот уход МАЗа просто подстава. Я считаю, что он (водитель Volvo. — Прим. ред.) невиновен.

— И его необходимо оправдать? — интересуется судья.

— Вам виднее, ваша честь. Наказание, если признают виновным, оставляю на усмотрение суда. Я сам воздержусь.

Далее выступили свидетели. Первым был сын обвиняемого, который приехал на место ДТП, чтобы отбуксировать поврежденный грузовик на штрафстоянку. Заключение автотехнической экспертизы о том, что на Volvo была неисправна тормозная система, он объяснил тем, что после аварии заклинили колодки. До аварии, утверждал свидетель, автомобиль был в исправном техническом состоянии.

Фото: ГАИ Минской области

Водитель второго автомобиля, Lancia Zeta, проходил по делу свидетелем. Его автомобиль находился перед Geely и тоже был разбит в аварии. Он рассказал свою версию произошедшего.

— Ехал из Минска в Брест в правой полосе. Вблизи пешеходного перехода увидел, что приостановился встречный поток и идет бабушка. Поток был довольно интенсивным. На встречке было машины три. Я заранее увидел, начал останавливаться. Включил аварийку, потому что останавливался на трассе. Остановился и почувствовал сзади сильный удар. Не мог понять, что это такое. До удара не помню, сколько стоял. После удара пришел в себя, когда машина остановилась. Понял, что машина сильно повреждена и надо покинуть салон, выскочил. Начал оценивать произошедшее, сбегал вперед, посмотрел, что там творится. Я даже не помню момент столкновения с пешеходом. После удара сзади откинулась спинка, и я буквально лег в салоне. Поэтому даже не видел, что там впереди, — пояснил водитель Lancia.

Свидетель рассказал, что погибшая женщина находилась между Geely и грузовиком, возле переднего левого колеса Volvo. Признаков жизни она не подавала.

В качестве свидетеля был вызван и водитель того самого МАЗа, который объехал остановившиеся в правом ряду легковушки по обочине. Он так и не смог пояснить внятно суду, чем был вызван его маневр с выездом на обочину.

— Перед подъездом к пешеходному переходу стояли легковые с аварийками, я начал тормозить. И чтобы не создать аварийную ситуацию, взялся между полосой и отбойником вправо. Это я для себя, чтобы не сложить машины. Видел, когда шла женщина посередине со встречной полосы, до моей полосы она не дошла. Если бы не ушел вправо, возможно, не успел бы остановиться перед машинами впереди.

Водитель МАЗа рассказал, что слышал звук удара. Но из машины не выходил, потому что испугался, для него такая ситуация была впервые. Примерно минуту он простоял на месте, а потом уехал.

В суде посмотрели записи с двух видеорегистраторов. Один был установлен в автомобиле Geely, второй — в машине, которая следовала за Volvo. Из записей становится понятно, что в момент аварии еще три автомобиля остановились в левой полосе для пропуска пешехода. Судя по записи с регистратора Geely, водитель после опережения грузовиков перестроился вправо и начал тормозить перед остановившимся минивэном Lancia. Потом по записи видно, что справа проносится грузовик МАЗ, «Джили» чуть выворачивает влево, и затем следует удар сзади от Volvo.

Суд признал водителя Volvo виновным в аварии и приговорил к двум годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях поселения. Также мужчину лишили права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на 5 лет.

Приговор в законную силу не вступил и может быть обжалован и опротестован в установленном законодательством порядке.

-30%
-26%
-9%
-50%
-20%
-10%
-15%
-50%
-30%