/

«На работе сын был на хорошем счету, кто ж знал, что через пару лет он с предприятием судиться будет…» — начинает свой рассказ AUTO.TUT.BY Галина Григорьевна, мать Сергея Воробьева. Несколько лет он работал дальнобойщиком в компании «Металлургтранс». В 2015 году мужчине доверили новый тягач МАЗ, но водитель заметил, что грузовик потребляет много топлива. — О проблеме сын сообщал начальству, но ему всегда говорили — «работай», а сейчас через суд хотят взыскать деньги за пережог дизеля».

Фото: Валентин Михальцов, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Валентин Михальцов, TUT.BY

«Все думали, что дело в скорости, но на тягаче стояло устройство, которое не давало превышать»

Житель Жлобина Сергей Воробьев в 2014 году устроился водителем-международником на транспортное предприятие «Металлургтранс», входящее в холдинг «Белорусская металлургическая компания».

— Сын с 19 лет за рулем, водительский опыт у него большой. На «Металлургтрансе» его ценили, он был на хорошем счету. В 2015 году предприятие купило 50 новых тягачей МАЗ с мерседесовским двигателем. Новые машины доверили хорошим работникам, в том числе Сергею, — вспоминает предысторию мама Сергея.

Однако уже с первых рейсов водители стали замечать, что новые МАЗы потребляют слишком много топлива — в установленные нормы дальнобойщики не вписывались. Об этом люди устно сообщали своему руководству: директору, главному инженеру, механику.

— Директор говорил тогда: «Вы работайте, ребята, не ваша забота пережог». Вот все и работали. Руководство думало, что водители превышают скорость на грузовиках, поэтому и расход топлива большой. Но Сергей не гнал на машине, ездил как положено. А потом на предприятие приезжал специалист завода МАЗ, который сказал, что на их машинах стоит какое-то устройство, которое не даст ехать тягачу на большой скорости. Значит, дело точно не в превышении скоростного режима.

Но Сергей Воробьев все же настоял, чтобы на его машине провели контрольный замер расхода топлива: для этого тягач с полуприцепом поехал по маршруту Жлобин — Светлогорск — Жлобин.

Скриншот переписки Сергея Воробьева с руководством предприятия

— Расход топлива тогда получился 28,8 литра на 100 км, при этом машина ехала по хорошей дороге. А действовала у них норма с повышающим коэффициентом — 24,94 литра на 100 км, при установленной линейной норме 22,5. Тогда был составлен акт, но сам документ мой сын не видел. Потом проводились рабочие собрания, какие-то испытания.

На предприятие выезжали специалисты завода МАЗ, сам Сергей Воробьев на новом МАЗ был на головной станции Mercedes в Штутгарте, где проверяли исправность двигателя. В Штутгарте сказали, что машина исправна, но водителю результатов на бумаге никто не показал.

— Но перерасход топлива все равно был, и не только на тех новых машинах, на которых работал Сергей. Об этом сын узнал из акта, составленного в декабре 2015 года на предприятии: в нем было 22 фамилии водителей, у которых был пережог топлива.

И хоть с водителей денег за перерасход топлива тогда никто не требовал, некоторые из них, в том числе и Сергей Воробьев, беспокоились, «как бы чего потом не вышло».

— У некоторых водителей пережоги были огромные — больше 2 тонн! Сын писал служебные записки, жалобы во все инстанции, просил помочь разобраться, даже пошел в прокуратуру: рассказал о случившемся и спросил, как быть. Но ничего не менялось.







А в 2016 году некоторых водителей за перерасход топлива решили наказать. Например, Воробьеву понизили водительский класс — со второго на третий, также он должен был выплатить 65 рублей за пережог топлива.

— Сын был не согласен с наказанием, даже подавал протест в комиссию по трудовым спорам, но решение руководства оставили в силе.

В феврале 2017 года Сергей Воробьев с предприятия уволился — закончился срок трудового контракта. А через несколько месяцев он получил досудебное предложение, в котором сообщалось, что он допустил недостачу дизельного топлива на сумму 1746 рублей, деньги предлагалось внести в кассу предприятия.

— Странно, что при увольнении с Сергеем не произвели полный расчет, а про недостачу нам сообщили лишь спустя несколько месяцев… Платить деньги сын не собирался: он ничего не нарушал. Предприятие подало на него в суд. На первые заседания ходил он сам, а потом ему нужно было уезжать в рейсы на новой работе, поэтому все судебные разбирательства веду я от его имени, — пояснила Галина Григорьевна.

Женщина говорит, что иски от «Металлургтранс» были поданы не только на Сергея, но и на других водителей. Были дальнобойщики, которые продолжали работать на предприятии, но им тоже предложили оплатить недостачу, и они сделали это.

— Кто знает, почему они не оспаривали… Может, у них не было служебных записок, которые, в отличие от них, писал Сергей, других документов. Наверняка, кто-то предпочел из-за предпенсионного возраста заплатить деньги и тихонько дорабатывать, — предполагает женщина.

Первые четыре заседания по иску «Металлургтранс» к Сергею Воробьеву состоялись в Жлобине. Суд определил, что водитель с учетом его материального и семейного положения должен погасить ущерб предприятию в размере 900 рублей.

— Нам объявили, что повышенный расход топлива, о котором заявлял Сергей, документально не подтвержден. А написание сыном служебных записок и СМС о наличии пережога топлива не говорит, что в образовавшейся недостаче Сергей не виноват.

Гомельский суд оставил решение суда Жлобина в силе, после чего ответчик направил протест в Верховный суд.

— Верховный суд отправил дело обратно в районный суд — на дорассмотрение. Ну а те рассмотрели так, что нам можно смеяться сквозь слезы: по новому определению Сергей должен выплатить «Металлургтрансу» уже 1739 рублей 11 копеек!

Несмотря на то, что решение суда снова было принято не в их пользу, Сергей Воробьев сдаваться не собирается: планирует подать кассационную жалобу в суд Гомеля, а потом, если придется, — в Верховный суд.

Фото: Reuters
Фото: Reuters

«Пережог топлива был, но не такой, как говорят водители»

— Действительно, 21 из 50 приобретенных МАЗов были с повышенным расходом топлива — это подтвердилось показаниями, снятыми с электронного блока управления двигателем. Но как показала проверка, пережог был не в таких объемах, как заявляли наши работники. Все перерасходы топлива пошли за счет прибыли предприятия. Но мы провели огромную работу, чтобы привести проблемные авто в соответствие с техническими нормами, ни одно заявление водителей не осталось без проверки, — прокомментировал директор УП «Металлургтранс» Сергей Фисюк.

По заверению директора, на «Металлургтранс» приезжали представители завода МАЗ, все проблемные машины направлялись на фирменный сервисный центр, а также в автомобильный дом «Энергия», который является официальным представителем завода Mercedes.

— Сергей Воробьев на рабочем МАЗе и сам был в Штутгарте, в головном сервисе Mercedes. Оттуда нам выдали заключение, что авто полностью соответствует техническим характеристикам, никаких проблем нет. По заявлению этого водителя разбирались и на технической комиссии. Также около десяти водителей убеждали меня, что надо увеличивать расходы топлива. Мы пригласили специалистов из БелНИИТ «Транстехника», они провели контрольные замеры и выдали заключение: нормы расхода увеличивать нет необходимости.

Директор убежден: в том, что произошла недостача топлива, — недосмотр со стороны Воробьева и других водителей. Кроме того, есть дальнобойщики, которые согласились с тем, что они сами допустили пережог топлива: они возместили недостачу и продолжают работать на предприятии и сегодня.

— Я у них спрашивал, почему, мол, была недостача, как же вы так умудрились? А они честно признались — «недосмотрели»…

Сергей Фисюк отметил, что в 2016 году по заявлениям граждан их предприятие проверяли многие контролирующие структуры: комитет госконтроля, ОБЭП, департамент финансовых расследований, Администрация президента.

— Проверяли все вопросы деятельности нашего предприятия, не только расход топлива. Нарушений не обнаружили, все у нас нормально.

-32%
-40%
-10%
-10%
-11%
-40%
-15%
-25%
-20%