реклама

реклама
реклама


Дорога


/ Фото: Игорь Ремзик,

С самого утра Доминикович уже на боевом посту при полном параде. В отглаженной рубашке, при галстуке и в щегольской коричневой кожанке. Пожалуй, так выглядели шоферы в середине прошлого века. Сначала в окрестных деревнях слегка удивлялись внешнему виду нового водителя, а потом привыкли. Скорую Феликс Доминикович Моравский в Лидском районе водит уже 7 лет, а его общий водительский стаж — 54 года.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

— Называйте меня просто Феликс. Возраста своего я не чувствую и стараюсь не отставать от молодежи, — смеется мужчина. Сразу и не скажешь, что ему, подтянутому и улыбчивому, 72 года.

Сегодня его серая «буханка» будет гонять между деревнями. У скорой в сельской местности работы много — на водителе и вызовы, и другие хлопоты в больничном хозяйстве. В Белицкой врачебной амбулатории — единственная машина, а Феликс — единственный водитель. Конечно, он физически не может работать без перерыва. В случае чего на подмогу сельским лекарям приезжают специалисты из Лиды. Впрочем, на Доминиковиче, кроме непосредственно вызовов, лежат всякого рода хозяйственные хлопоты: например, необходимо что-то привезти в больницу или доставить врачей в ФАП.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Сегодня по планам — прием в фельдшерско-акушерском пункте в деревне Песковцы, что в 15 километрах от Белицы.

У врачей в глубинке работы много. Проведать бабушек, принять пациентов, выслушать жалобы и истории о болезнях, заглянуть в неблагополучные семьи, а еще срочные вызовы. Пока идет прием в ФАПе, у Феликса есть несколько минут поговорить.

—  Дорога — это моя страсть. Я уже в четвертом классе гонял на мотоцикле. А однажды увидел зарубежный фильм, где американка с пренебрежением смотрела на водителя, думая, что шофер не может быть хорошим человеком. Я тогда решил: докажу, что все совсем не так, и водитель — достойная профессия. А раз решил, так оно и случилось.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

После срочной службы он остался в армии. Там работал водителем — возил начальство. По всему Советскому Союзу помотался. Потом остался служить в ракетной дивизии в Лиде. В скорую попал случайно — здесь, в Белице, искали водителя. И вроде даже нашли — молодого парня. Но он заболел, и Феликса попросили временно заменить его.

 — Сказали, всего на две недели. Я согласился. И вот уже прошло семь лет.

Одиннадцатилетний уазик выглядит как новый — водитель свою машину холит и лелеет.

— Такой автомобиль в сельской местности просто незаменим — и по грязи проедет, и по ухабам, и по бездорожью, если надо.

Машина и правда бодро преодолевает препятствия на сельских улицах. Пока мы разговариваем, в ФАП поступило несколько звонков. Вот первый из них — в садике ребенку стало плохо. Скорая уже мчит туда. Оказалось, ничего страшного — простуда. По дороге заезжаем проведать семью, находящуюся в социально опасном положении, и бабушек, которым надо померить давление и, конечно, выслушать истории о том, что тут произошло за последнее время.

Несмотря на то, что жизнь тут тихая и спокойная, иногда, говорит Доминикович, происходят экстраординарные случаи. Например, вспоминает, однажды на рутинном вызове сын стал сопротивляться тому, чтобы его старенькую маму увезли в больницу. Он кричал, что она сначала должна получить пенсию, а уже потом ехать лечиться. Конфликт быстро перерос словесные рамки, молодой человек выдернул из машины врача и пытался силой вытащить оттуда мать. Схватив для смелости костыль женщины, Феликс оттеснил агрессивного сельчанина. Было и такое, когда водитель, чтобы спасти жизнь человеку, выбивал в доме дверь. Мужчине стало плохо, но он успел вызвать скорую. Медики подъехали, однако дверь была заперта. Феликс увидел в окно, что человек лежит на полу и истекает кровью. Не задумываясь, выбил дверь.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

В свободное время Феликс не сидит на диване. Так получилось, что его, здесь пришлого — а перебрался он в Белицу из Лиды в конце 80-х годов прошлого века, — выбрали для строительства нового костела. Тут он был и прорабом, и начальником стройки, и просто строителем. И все это на общественных началах. Да еще и супруга помогала. Глядя на эту дружную семейную пару, и остальные подтягивались. Впрочем, храм строили всем приходом.

Феликс увлеченно рассказывает, как привозил кирпич, как руководил стройкой, как резали камень на новый забор.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

— Храм вышел — любо-дорого посмотреть. Каждый раз, проезжая мимо, не могу поверить, что это мы все построили сами. А я ведь раньше никогда строительством не занимался. Все пришлось осваивать на ходу, — говорит Феликс.

Несмотря на свой достаточно солидный возраст, он в хорошей физической форме. Бодр и подтянут. Кстати, подтягивается на турнике и с легкостью делает подъем с переворотом.

— А еще для меня расстояние ничего не значит. Родственники живут в Житомире, откуда и я родом. В отпуске езжу туда в гости. А в прошлом году посчастливилось найти в Польше свою родственницу: дядька был в польской армии и после войны остался там. Каким-то случайным образом у нас оказался номер телефона его детей. Но на другом конце провода не поверили, что мы действительно родственники, и положили трубку. Я подумал, что по телефону ничего не сложится, и решил поехать в Польшу лично. Все, что у меня было, — это имя Марыля и название города. Правда, оказалось, что она живет в другом населенном пункте. Когда я все-таки ее нашел, она поначалу не поверила в родство, и только знакомые и ей фотокарточки, которые я захватил с собой, помогли. Я ее понимаю: она женщина достаточно богатая и подумала, что мне нужны ее деньги. Но потом с удовольствием показывала свои владения. Я оказался как будто в сказке и долгое время удивлялся, как это лес может быть в частной собственности. Сейчас зову ее в гости и хочу собрать всю свою родню вместе.

Фото: Игорь Ремзик, TUT.BY

Тем временем обеденный перерыв, во время которого мы разговаривали, незаметно подошел к концу. Феликс засобирался на работу. Прощаясь с нами, заметил, что, наверное, то, что он в 72 года еще водит скорую, не случайно.

— Видимо, все-таки это нужно кому-то. Поэтому у меня и есть силы работать.