Дорога


фото автора, /

Жители деревни Великое Село Минского района сообщили, что не могут без проблем похоронить своих близких — колхоз распахивает дорогу на кладбище, поэтому добраться туда похоронной процессии сложно. AUTO.TUT.BY выехал в Великое Село: поговорить с сельскими жителями и посмотреть, насколько остра проблема.

Фото: Юлия Альгерчик

Деревня Великое Село находится в 40 км от Минска, в ней около 70 домов. Большинство жителей деревни — люди пожилые, но часто в родительские дома приезжают дети — смотрят за стариками, да и сами планируют после выхода на пенсию обосноваться в деревне.

— Все тут друг друга знают, да и из соседних деревень тоже. Многие друг другу родственниками приходятся. Поэтому если что случается у соседей: то ли радость, то ли беда, — все вместе веселимся или горюем, — рассказала нам местная жительница Ирина.

К сожалению, радостными событиями первое полугодие 2016-го для деревенских заполнено не было.

— Померли у нас один за одним трое местных жителей, а рядом в деревнях — еще два человека. Всех похоронили на нашем кладбище, оно посреди поля на горочке, прямо возле Великого Села. Вообще в округе кроме нашего, есть еще два кладбища. Но не всегда людей хоронят на ближайшем к своей деревне кладбище, а на том, где находится семейная могила. Бывает, что и из Минска людей привозят хоронить, потому что тут предки их лежат.

Фото: Юлия Альгерчик

— Мы всех своих родственников хороним на нашем кладбище. Там и мой батька похоронен, и тетка родная, а недавно, в апреле, умер мой родной брат, 63 года ему всего было, — говорит еще один великоселец Петр Николаевич. — Решили рядом с отцом его похоронить. Родственников много приехало. А погода, ой, дрянь была — холодрыга, мокрота и скользота. Поэтому, хоть кладбище и рядом, поехали все на машинах. Впереди бусик гроб вез и венки, за ним ехал ПАЗик, а позади — легковушки. Подъехали к полю — а там болото.

Оказывается, по осени колхозные трактора вспахивали поле и оставили очень узкий проезд к кладбищу, который от перевернутых плугом комьев земли получился еще и под наклоном. А весенняя оттепель превратила полевую тропу в вязкое болото.

— Автобусы проехали, а вот легковушки не рискнули съезжать на поле, потому что ехать было опасно — машины запросто могли застрять в грязи или по скользоте съехать в борозду. Люди пошли к могиле пешком, поскальзывались и вязли в жиже. Вернулись домой все заляпанные грязью. И автобусы еле-еле выехали. Но слава Богу, без трактора справились. А то два года назад я тетку хоронил, так трактор машину с гробом к кладбищу тащил — иначе бы сели посреди поля.

Фото: Юлия Альгерчик

Местные говорят, что проблема с дорогой на кладбище была всегда, просто раньше никто не жаловался — терпели, да и не знали, кому звонить: земли пашни переходили от одного колхоза к другому.

— Спасались мы раньше сами. Еще когда не было асфальта в деревне, все скидывались и платили водителю грейдера, чтобы он прошелся и обработал дорогу до кладбища. А сейчас осенью и весной караулим, когда трактористы пахать поле будут — предупредить, чтобы дорогу не перепахивали. Не успеешь остановить тракториста — будешь по пашне до кладбища добираться.

Просьбам местных жителей обойти дорогу трактористы обычно не рады.

— Они ж неместные, что им это кладбище? Высказывают нам, мол, зачем нам это надо. Оно, конечно, понятно, им же эти зубья вытаскивать из земли и переставлять на другое место надо.

Фото: Юлия Альгерчик

Визиты на кладбище, на могилы родных и близких людей, обычно откладываются до морозов — по затвердевшей подмороженной земле пройти можно, или до лета, когда солнце подсушит вспаханную почву.

— Обычно те, кто не живет в деревне и хочет приехать на могилу, звонят в деревню и спрашивают: можно ли проехать на кладбище, ушла ли вода? Вот весной сами на поле дорогу и разъезжаем. Если сухо — то на кладбище проехать можно. Но если лупанет дождь — хана дороге, все опять поплывет. И хорошо, если в такие дни хоронить никого не надо будет.

Фото: Юлия Альгерчик
Проблематично добраться на деревенское кладбище после дождя — полевая дорога раскисает.
Фото: Юлия Альгерчик
Легче добираться до кладбища летом, в сухую погоду.

— Дорожка лежит как положено, никто ее не запахивает, — прокомментировал ситуацию главный агроном агрокомбината «Ждановичи» Сергей Богданович. — Мы знаем, что там есть кладбище. Осенью подошли люди, спрашивают: не запахиваем? Хорошо, не запахиваем. И дорога осталась.

О ситуации с дорогой на кладбище знают и в Горанском сельсовете, к которому территориально относится деревня Великое Село. Но критическим этот вопрос не считают.

— Осенью с агрокомбинатом «Ждановичи» у нас был разговор, чтобы они не вспахивали дорогу к кладбищу. В прошлом году они ее запахали. Послали тракториста, а ему что? Он по прямой и пошел, — рассказал председатель сельского исполкома Иван Чудаков. — Недавно я разговаривал с представителем этого предприятия, он меня заверил, что этой весной никто дорогу не запахивал. Поэтому вопрос этот не должен стоять. А у нас люди привыкли быстрее звонить.

Председатель рассказал, что земля, на которой стоит старое деревенское кладбище, переходит уже к четвертому собственнику, поэтому каждому из них надо сообщать о том, чтобы на поле оставляли проезд к кладбищу. Но дорога, ведущая к нему, официально не оформлена и не стоит на балансе у дорожников, поэтому они по ней не проходят.

— Раньше ведь как кладбища в деревнях делали: выбрали место на горочке посреди поля и сделали, а что дороги к нему нет, не подумали. А сейчас оформить дорогу очень проблематично. Чтобы отвести даже метр пашни под дорогу, надо выходить на президента. Кто из-за 200 метров дороги пойдет к президенту? Это надо было делать раньше, когда кладбище задумали посреди поля делать. Так что, ездили 50−60 лет так, будут ездить и еще. Да и на кладбище не каждый день ездят. Хай не мрут, хай живут, мы ж не против! — оптимистично подытожил Иван Чудаков.

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-10%
-20%
-30%
-20%
-20%
-20%
-10%
-20%
-20%
-10%
-16%