реклама
реклама


Дорога


15 ноября 2015 года около 15.30 вблизи кинотеатра «Октябрь» на улице Гагарина в Борисове 19-летняя Полина переходила дорогу в районе нерегулируемого пешеходного перехода и была сбита автомобилем Peugeot. Как изменилась ее жизнь после неожиданной трагедии? VBORISOVE.BY встретился с Полиной и ее родителями.

Полина Монжаренко, май 2014 года
Полина Монжаренко, май 2014 года

С Полиной мы были знакомы до ДТП. Полина — умная, красивая и энергичная девушка, уже после первого знакомства с ней понимаешь: душа компании. С того страшного происшествия это наша первая встреча.

Дверь открывает младший брат Полины Егор. В зале встречаю Полину — она пытается самостоятельно встать и отправиться мне навстречу. У обоих глаза на мокром месте: в дело вовремя вмешивается Наталья Петровна — мама Полины: «Полина, ты обещала не плакать». Вовремя прихожу в себя и я, вместе договариваемся, что плакать сегодня никто не будет.

Полина Монжаренко, июнь 2016 года / фото С. Слепнев, vborisove.by
Полина Монжаренко, июнь 2016 года / фото С. Слепнев, vborisove.by

Как произошла авария, девушка не помнит. Вспоминать приходится Наталье Петровне: «Трагедия случилась на пешеходном переходе, расположенном по улице Гагарина, вблизи „Весты“, дорогу Полина переходила со стороны рынка „Спатканне“ — возвращалась от подруги. Водитель машины, двигавшейся в крайнем правом ряду, Полину заметил еще на пути к переходу, поэтому притормаживать стал заранее и спокойно пропустил ее. Однако водитель, сбивший Полину, сначала всячески пытался оправдаться, утверждая, что пешеход чуть ли не под колеса прыгнула. Позже эту версию разрушили показания свидетелей и многочисленные следственные эксперименты… Не смогли только скорость рассчитать: водитель, сбивший Полину, не применил экстренного торможения — на дороге не было следов от шин».

Полина Монжаренко, июнь 2016 года / фото С. Слепнев, vborisove.by
Полина Монжаренко, июнь 2016 года / фото С. Слепнев, vborisove.by

Примечателен и тот факт, что водителя ранее уже лишали прав сроком на три года. 30 мая расследование закончилось, предположительно в конце июня состоится суд.

«Я была на работе, когда мне позвонила какая-то женщина, — продолжает Наталья Петровна. — Слышу из трубки ее спокойный голос: „Вашу дочь Полину сбила машина, но не волнуйтесь, она жива“. Я сначала думала, что ничего серьезного не произошло. Со строительного рынка до „Весты“ добрались за пять минут. Когда мне сказали не смотреть туда, где была дочь, у меня началась паника».

Полина Монжаренко, июнь 2016 года / фото С. Слепнев, vborisove.by
Полина Монжаренко, июнь 2016 года / фото С. Слепнев, vborisove.by

В больницу Полину доставили в сознании, и даже в таком тяжелом состоянии она умудрялась шутить:

— Мам, у меня совсем глаз вытек?

— Не вытек, а заплыл.

— Что-то губы сохнут, — продолжала девушка. — Мам, а накрась мне губы. Мало того что с одним глазом, так еще и губы не накрашены.

Смеялось все приемное отделение. Тогда никто не предполагал, насколько серьезно все обернется.

Полина Монжаренко, июнь 2016 года / фото С. Слепнев, vborisove.by
Полина Монжаренко, июнь 2016 года / фото С. Слепнев, vborisove.by

В больнице сказали, что в реанимации подержат Полину до утра, на случай, если начнутся осложнения, а утром переведут в травматологию. Утром Наталья Петровна проснулась от того, что Марго (собака) скулит. Начала искать в справочнике номер приемного покоя, в приемном узнала номер дежурного реанимации. Тот сообщил, что Полина впала в кому. Первая томография показала, что с мозгом все в порядке. Даже приехавшие специалисты из Минска разводили руками. На следующий день провели томографию еще раз, и стало ясно — начался отек мозга.

В коме Полина провела больше двух месяцев. Два месяца между жизнью и смертью. «Состояние тяжелое, кома глубокая» — и полное отсутствие дальнейших прогнозов со стороны врачей. За это время родители и близкие Полины не теряли надежды и боролись за ее жизнь. На это уходили и огромные средства — практически все препараты приходилось покупать самостоятельно, даже, казалось бы, «копеечных» стерильных салфеток в больнице в нужном количестве зачастую не было.

Полина Монжаренко, июнь 2016 года / фото С. Слепнев, vborisove.by
Полина Монжаренко, июнь 2016 года / фото С. Слепнев, vborisove.by

Многие медикаменты приходилось доставлять из-за рубежа — нужных препаратов в стране попросту нет. В первое время на лекарства уходило более миллиона рублей в день, затем эта цифра только увеличивалась. Как замечает Наталья Петровна, сами бы они не справились. Казалось, что помощи ждать неоткуда. Однако это не так. Первые шаги по сбору средств начали те, от кого этого меньше всего ожидали — молодежь: одногруппники, друзья и бывшие одноклассники Полины. Затем деньги собирали всем миром. Помощь приходила даже от тех, кого семья даже не знала.

— Мир не без добрых людей, — с большой благодарностью отмечает отец Полины Михаил Анатольевич, военнослужащий в звании старшего прапорщика. — Спасибо им за это.

В «Первосоветской» (УЗ «Борисовская ЦРБ № 1») Полина пролежала до января, затем проходила лечение в Минске, где и совершила, как показалось бы многим врачам, невозможное — пришла в себя. Затем — посещение реабилитационных центров в Городее, Загорье, Аксаковщине.

Сейчас Полина дома, однако битва за жизнь и здоровье не окончена. Передвигаться самостоятельно она может только в пределах дома — чаще приходится прибегать к помощи родителей. В большой берцовой кости Полины металлическая пластина — впереди операция по ее извлечению. Контроль над руками тоже еще не восстановился, в левой руке локоть сросся неправильно — простейшие для нас задачи она выполняет с трудом.

Полина заново учится писать и рисовать. Сейчас ей девятнадцать лет. Впереди вся жизнь. В планах — продолжить обучение в институте: Полина студентка Полоцкого государственного университета, специальность — архитектор. Однако в будущем планирует перевестись в БНТУ — хочет быть поближе к дому.

Полина Монжаренко, июнь 2016 года / фото С. Слепнев, vborisove.by
Полина Монжаренко, июнь 2016 года / фото С. Слепнев, vborisove.by

Комментарии с форума