Дорога


/ /

Молодой, симпатичный, умный — в общем, хороший мальчик. Именно так в суде описывали обвиняемого — 23-летнего Илью — все потерпевшие: и мама погибшей Инны, и семейная пара — пострадавшие водитель и пассажирка — из Ford Focus, с которой столкнулся BMW Ильи. Вот только родители Инны простили виновника ДТП, в котором погибла их 22-летняя дочь, а супруги из Ford — нет.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В тот сентябрьский вечер, как позже установят следствие и суд, BMW съезжал с моста проспекта Независимости на улицу Московскую со скоростью не менее 102 км/ч — при установленном там лимите в 50. Дождь, мокрая дорога, запредельная для города скорость, неисправность колеса — машина вылетает на встречку прямо под Ford, на котором пенсионеры едут с дачи. Происходит столкновение. Инна погибает на месте, Илья и супружеская пара из Ford — в больнице с серьезными травмами. «Это вы в них врезались! Это вы убили девочку! Он только неправильные действия предпринял. Как вы можете его обвинять?» — кричала одним потерпевшим — пенсионерам — в суде вторая потерпевшая — мать погибшей девочки. Ей почему-то казалось, что в смерти ее дочери виноват Леонид, водитель Ford, который увидел вылетевшую на встречку неуправляемую BMW за пару метров до столкновения, а не беспечность и грубые нарушения ПДД другом ее покойной дочери.

Фото: @MelashaLaz
Фото: @MelashaLaz

— Установлено, что BMW 318 двигалась в крайней левой полосе улицы Московской со скоростью не менее 102,2 км/ч при разрешенной на данном участке дороги скорости не более 50 км/ч. На закруглении дороги влево водитель не учел дорожных (мокрое покрытие) и погодных (шел дождь) условий, темного времени суток, не выполнил требований знаков ограничения скорости и «Опасный поворот», проявил невнимательность, неосмотрительность, вылетел на встречную полосу движения, где столкнулся с Ford Focus… От полученных травм погибла на месте… Получили травмы, которые эксперты позже признают менее тяжкими… Вина подтверждается собственными признательными показаниями, а также показаниями свидетелей, — рассказывал суду об обстоятельствах трагедии гособвинитель.

«Короче, я буду лететь»

Илья, действительно, ни на следствии, ни в суде ответственности за произошедшее с себя не снимал. И вспоминал, что в тот субботний вечер они просто очень торопились на шиномонтаж.

— Около 20.00 мы с Инной вышли из кино. Подошли к машине. Я обратил внимание, что левое заднее колесо приспущено. Надо отметить, что за несколько часов до того, около 16 часов того же дня, я менял резину — уже на зимнюю. Сразу позвонил на шиномонтаж, спросить, что могло случиться. Сотрудник сказал: приезжайте, я еще полчаса на месте, посмотрим, что произошло. Шиномонтаж находится в районе проспекта Пушкина, я там все время обслуживаюсь — решили, что если поторопимся, то успеем.

Инна позвонила своему знакомому — Виталию. Тот примчался с компрессором, помог подкачать спущенное колесо и поехал за BMW на своем автомобиле: как он скажет позже, «чтобы подстраховать по дороге на шиномонтаж, вдруг снова спустит».

— Я понимал, что если ехать медленно, мы не успеем, поэтому сказал Инне, чтобы она меня не отвлекала, — вспоминает Илья.

В дороге, уже будучи на проспекте Независимости около гостиницы «Минск», он позвонил Виталию — звук разговора записывал видеорегистратор, установленный в салоне BMW. «Короче, я буду лететь. Если успеешь, давай за мной», — предупредил приятеля Илья.

И полетел.

Взлет на путепровод, скоростной спуск, виляние дороги перед камерой, страшный крик Инны — все, запись видеорегистратора закончилась.

— При въезде в поворот почувствовал толчок — и машину понесло боком. Справа от меня был другой автомобиль, я стал смещаться к центру дороги… Сделал все, что нужно в заносе для автомобиля с задним приводом: сбросил ногу с тормоза, выкрутил руль в сторону заноса. Буквально секунда — и удар, — восстанавливал в суде события Илья.

Парень потерял сознание. Затем пришел в себя. Проверил пульс у Инны, которая лежала в пассажирском кресле: «Он был, слабый — но был».

— Подбежал Виталий, который ехал сзади. Сказал, что уже вызвал скорую и МЧС. Я взял с Инниных коленей ее телефон и позвонил ее маме, Зое Ивановне — сообщить, что мы попали в аварию и Инна без сознания.

К моменту трагедии молодые люди встречались три месяца. За неделю до гибели Инна привезла Илью познакомиться с родителями.

— Позвонил своей матери. Спросил Виталия, что со второй машиной, — я понял, что мы с кем-то столкнулись. Он сказал, что там люди, они нормально, их увезла скорая.

Двери в BMW после удара оказались заблокированы. К Илье подошли сотрудники МЧС — он, говорит, попросил сначала достать Инну. «Они помолчали и сказали, что все же достанут меня. Я снова потерял сознание. Очнулся — надо мной МЧС. Спросил, достали ли Инну, как она. „Девушка всё“ — и я понял, что она погибла».

Инна умерла на месте ДТП от страшнейших травм головы, переломов позвоночника, разрывов и повреждений почти всех внутренних органов. Сам Илья в аварии получил тяжкие телесные повреждения: сложный перелом ноги со смещением и сотрясение мозга.

Позже, отвечая на вопросы судьи и гособвинителя, Илья не раз скажет, что если бы он знал… И шиномонтаж можно было найти поближе, а не спешить на Пушкина, и даже машину, несмотря на постоянную потребность в ней по работе, можно было оставить со спущенным колесом у кинотеатра. Но он поехал.

— Почему вы поставили личные интересы выше безопасности движения? Вы же везли пассажира, ехали в городе, в потоке? — спрашивал гособвинитель.

— Я думал, что смогу остановить машину, если возникнет аварийная ситуация. Я не предполагал, что произойдет разгерметизация колеса… Я знал, что там знак «50», живу рядом, постоянно там езжу, — но…

Ранее Илья уже привлекался к административной ответственности: дважды за скорость с камер, несколько раз за парковку. Последнее «письмо счастья» за скорость по фотофиксации к нему пришло уже после трагического ДТП, когда уже шло следствие, — 9 октября 2015 года.

«Ни за какие деньги я не куплю дочь»

— Зла на него я не держу, хоть и потеряла дочь. Он себя наказал, ему с этим жить… Это могло быть по-другому. Но я не Бог, я не знаю, как сложилась бы ее [Инны] жизнь без него… Я его за это прощаю.

Мама погибшей девушки, Зоя Ивановна, вспоминает, как Илья звонил им из разбитой машины, как она металась по квартире и кричала, как плохо было отцу… Но заявлять гражданские иски о возмещении морального вреда к Илье отказывается.

— Ни за какие деньги я не куплю дочь, не куплю жизнь дочери. Мне деньги ни к чему. Есть Бог на свете. Перед Богом он виноват, но не передо мной.

«Молодой, симпатичный, мне его искренне жаль — но не прощаю»

Пенсионеры Нина и Леонид в тот вечер возвращались с дачи.

— С моста ехала машина, я ее видел — а потом вдруг она оказалась перед нашим автомобилем. Метров за пять, кажется, я ее увидел… На долю секунды подумал, что она пытается развернуться. И удар, — вспоминает водитель Ford. Леонид потерял сознание, потом пришел в себя: «Сильная боль. Вначале, я видел, спасали BMW, потом меня переложили в машину скорой». У пенсионера позже диагностировали перелом грудины, ушибы, ссадины.

— Оцениваю моральный вред в 50 млн рублей.

— Боже мой, я потеряла дочь — и ничего не прошу, а ему нужны деньги! — причитала со своего места мама погибшей Инны. — Какие же люди страшные!

Нина, супруга водителя Ford, вспоминает, что едва успела достать телефон, чтобы написать детям, что они вернулись с дачи — до дома семье оставалось всего ничего, — как подняла глаза, увидела, как на них несется темно-зеленая машина — и удар. «Сработали подушки, я потеряла сознание. Очнулась — сильная боль». У женщины позже диагностировали закрытый компрессионный перелом позвоночника.

— Два месяца я была лежачей. Моей маме тогда было 90 лет, я не могла за ней ухаживать, как ранее, — мама умерла. Муж фактически носил меня на руках — я не могла ни сидеть, ни ходить… Моральный вред оцениваю в 60 млн, — рассказала суду пенсионерка. — Он молодой, симпатичный мальчик — я его тут первый раз увидела. Мне его искренне жаль — ведь и его жизнь поломана. Но я видела запись видеорегистратора, я видела список его нарушений за два года стажа. Он убил ту девочку…

— Это вы, а не он, убили девочку, это вы в них врезались! — вдруг стала кричать с места мама погибшей Инны. — Он только неправильные действия предпринял! Как вы можете его обвинять?!

Интеллигентная семейная пара, видимо, предпочла не реагировать на эмоциональные выпады матери, которая похоронила дочь, — несмотря на всю странность ее заявления о вине в гибели Инны водителя, которому просто не повезло в тот момент оказаться в своей полосе.

— Я не хочу, чтобы вы его судили, — повысив голос, обратилась Зоя Ивановна к судье. — Его тюрьма ничему хорошему не научит. Свой поступок он понял через смерть нашей дочери… Он не виноват! Я когда цветы на Московскую [на место гибели] привозила, видела, как там все ездят! Все летают: и машины, и автобусы… А этот водитель [кивает на пенсионера Леонида из Ford] должен был в тормоз давить, когда их увидел! А то врезался — и еще деньги требует!

После того как гражданские иски были заявлены, адвокат Ильи попросил суд сделать перерыв, чтобы его подзащитный мог частично компенсировать потерпевшим ущерб. Ранее он этого не делал. Деньги под расписки были переданы прямо в зале суда, а чуть позже, буквально через 15 минут, в прениях, адвокат попросил суд учесть это как смягчающее вину обстоятельство.

Размер исков, кстати, Илья не оспаривал: «Я не могу сам оценить степень страдания людей, поэтому как они оценили… Признаю в полном объеме».

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Гособвинитель попросил для Ильи 3,5 года колонии поселения.

— ДТП произошло в темное время суток, шел дождь, проезжая часть была мокрой, несмотря на это, он двигался со скоростью не менее 102 км/ч, что в два раза превышает максимально разрешенную на том участке дороги. Автомобиль имел неисправность левого заднего колеса — это было известно водителю перед ДТП, однако он не придал факту должного внимания. Отягчающих вину обстоятельств в этом случае нет: водитель признал вину в полном объеме и раскаялся.

Адвокат обвиняемого просил суд учесть чистосердечное раскаяние и положительные характеристики парня с мест работы и жительства, извинения перед потерпевшими и «фактически примирение с матерью погибшего», а также дать ему минимальное наказание.

— Я пострадала больше всех их и хочу, чтобы ему смягчили наказание, — сказала суду мать Инны. — От дочери я слышала о нем только хорошее, он никогда ее ничем не обидел. Она говорила, что он умный, хороший…

— Я только хочу, чтобы его лишили прав на длительное время. А так он вроде нормальный адекватный человек. Прошу учесть, что вину признал, — попросил пострадавший водитель Ford.

— А я согласна с требованиями гособвинителя. Одного человека он уже убил, нас Бог миловал. Но он и завтра может кого-то убить… В общем, я не хочу ломать его судьбу. Наказание — на усмотрение суда, — решила его супруга Нина.

— Я понесу любое наказание, которое вы мне назначите, — заявил в прениях 23-летний Илья.

— Высокий суд, я не хотел ни гибели любимой девушки, ни страданий ее родителей и этих людей. И в мыслях не было, что что-то может произойти. Наверное, это беспечность, самомнение… Я любил эту девушку, и мне с этим жить.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY
Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Судья постановил: признать Илью виновным в нарушении ПДД, повлекшем по неосторожности смерть Инны и причинение менее тяжких повреждений еще двоим участникам ДТП, назначить ему наказание в виде 2,5 лет лишения свободы в колонии поселения и лишить прав на 5 лет, а также возложить на него компенсацию морального вреда в размере 40 млн Леониду и 50 — Нине.

 — Простите меня еще раз, — Илья, выходя из зала суда, обнял маму погибшей Инны.
— И ты прости. Держись, — ответила ему Зоя Ивановна и бросилась вслед за пенсионерами из Ford — снова на повышенных тонах объяснять невиновному водителю, что это он должен был остановиться, чтобы не произошло трагедии.

Нужные услуги в нужный момент
-25%
-55%
-50%
-12%
-20%
-15%
-12%
-10%