104 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  2. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  3. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  4. «В детстве комплексовала и боялась, что нет будущего». Глухой автоинструктор — о жизни и работе
  5. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  6. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  7. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  8. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  9. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  10. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  11. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  12. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  13. Кризис и волны релокейта не помеха? Резидент ПВТ пошел развивать технологические проекты в регионах
  14. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  15. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  16. Суд за надпись «3%» и пять лет колонии за «изготовление ежей». Что происходит в Беларуси 3 марта
  17. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  18. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  19. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  20. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  21. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  22. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  23. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  24. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  25. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  26. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  27. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  28. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  29. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  30. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском


Адарья Гуштын,

В Гродненской области суд вынес решение, согласно которому водитель, потерпевшая в аварии, должна 120 млн рублей матери погибшего пассажира. Виновник ДТП при этом не должен ни копейки.

Авария, в которую попала семья Загурских, произошла 4 августа 2013 года. Однако разбирательство тянется до сих пор.

Поздно вечером супруги ехали на своем Peugeot 307 по трассе в Берестовицком районе. Внезапно в них врезался Volkswagen Passat. За рулем был 23-летний водитель. Он не уступил дорогу Peugeot, хотя тот имел приоритет. В результате ДТП погиб пассажир Volkswagen. Супруги Загурские получили серьезные травмы.

Автомобиль семьи Загурских после ДТП
Автомобиль семьи Загурских после ДТП.

Виновник ДТП не признал вину и заявил, что в машине отказали тормоза

«Следствие тянулось два года, — рассказывает Елена Загурская. В момент ДТП именно она была за рулем Peugeot. — Я и мой супруг были признаны потерпевшими. У меня в результате аварии был поврежден шейный позвонок. При столкновении я потеряла сознание. Когда очнулась, сильно болела голова. Восстановление заняло почти два месяца. Хотя некоторые последствия, возможно, останутся на всю жизнь. Шея, к примеру, болит до сих пор».

Олег Загурский получил более тяжелые травмы, 10 дней он находился в реанимации — открытая черепно-мозговая травма, ушиб головного мозга, перелом скуловой кости, перелом грудного позвонка — и это неполный список повреждений. Мужчина не был пристегнут во время движения. После столкновения автомобили вылетели в поле за пределы проезжей части.

«В ноябре 2015 года страховая компания выплатила мужу деньги за лечение — 6 млн рублей (на то время это было примерно 300 долларов. — А. Г.). Реально мы потратили около 2 тысяч долларов», — говорит Елена.

Семья Загурских рассчитывала, что компенсацию они получат от виновника аварии и собственника авто.

По решению суда виновник ДТП не должен потерпевшим ни копейки

Игорь Мармыш, который управлял Volkswagen, вину не признал. Заявил, что в машине отказали тормоза — пять раз нажимал на педаль, но она провалилась, ручником тормозить не пробовал. Экспертиза его слова не подтвердила. Скорость движения, кстати, была 50 км/ч при разрешенных 30 км/ч.

Volkswagen Passat, на котором Мармыш совершил ДТП
Volkswagen Passat, на котором Мармыш совершил ДТП.

Volkswagen Passat принадлежал его другу Вадиму Курдюку. Он в тот день тоже ехал в машине. Компания из шести человек возвращалась домой после отдыха на озере. Мармыша попросили сесть за руль, потому что он был трезвый.

В суде друзья перекладывали ответственность друг на друга. Курдюк заявил, что раз в ДТП виновен Мармыш, именно он должен заплатить компенсацию супругам Загурским и матери погибшего пассажира. Мармыш и его адвокат возразили — машина принадлежит Курдюку, значит, деньги нужно взыскивать с него.

Елена и Олег Загурские просили взыскать в свою пользу 420 млн рублей — солидарно с виновника ДТП и владельца авто. Мать погибшего парня Светлана Майр — 150 млн рублей с Курдюка.

Решение суда повергло в шок семью Загурских.

Елена Загурская солидарно с Вадимом Курдюком должна возместить Майр вред, причиненный в результате ДТП. Потерпевшему Олегу Загурскому деньги должны перечислить его же супруга и владелец Volkswagen. Самой Елене компенсацию должен выплатить ее собственный муж и все тот же Вадим Курдюк.

В своем решении суд исходил из того, что белорусским законодательством предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя (ст. 948 Гражданского кодекса). Это значит, владелец машины обязан выплатить компенсацию только потому, что использование авто связано с повышенной опасностью для окружающих.

«Конечно, мы не ожидали такого решения суда, — говорит Елена Загурская. — Ведь мы потерпевшие, чудом выжили в аварии, а сейчас нас заставляют выплатить компенсацию матери погибшего парня. Где справедливость?»

Елена обращает внимание, что Светлана Майр не заявляла исковые требования в отношении семьи Загурских.

«Кроме того, Peugeot принадлежал не мне, а моему супругу, — говорит Елена Загурская. — Почему тогда меня обязывают выплачивать компенсацию? Суд на месте решил, что это совместно нажитое имущество, хотя это спорный вопрос. Мы ведь не делили имущество, чтобы можно было определить, что и кому принадлежит».

Супруги сразу отказались от компенсации друг другу. С учетом этого судом была уменьшена запрашиваемая сумма возмещения вреда.

В итоге Елена Загурская и Вадим Курдюк солидарно должны перечислить матери погибшего парня 120 млн рублей. Это значит, что Светлана Майр имеет право требовать от них возврата денег как совместно, так и по отдельности, пока не будет закрыта вся сумма.

Курдюк также должен выплатить 80 млн рублей семье Загурских.

Игорь Мармыш был приговорен к трем годам лишения свободы в колонии-поселении. С него взыскали 30 млн рублей за расходы потерпевших, связанные с оказанием им юридической помощи. Однако что касается возмещения морального и материального вреда, виновник ДТП не должен ни копейки.

Семья Загурских будет добиваться справедливости в Верховном суде

Елена Загурская обращает внимание, что размер компенсации, которую она, согласно решению суда, должна возместить Светлане Майр, совпадает с суммой, которую страховая компания выплатила семье за потерянный автомобиль — после аварии Peugeot не подлежал восстановлению.

«Мы с мужем работаем, имеем определенное имущество и сбережения. Возможно, поэтому суд решил „повесить“ на нас выплату компенсации семье погибшего пассажира, ведь вторая сторона — совсем молодые парни, у которых, по сути, конфисковать нечего, — говорит Елена. — Но мы сами являемся пострадавшими в этой ситуации. Я ехала по правилам и не виновата, что в меня врезалась машина!»

В Гродненском областном суде решение о возмещении вреда оставили в силе. Елена и Олег намерены обратиться в Верховный суд.

По закону потерпевшие не могут быть ответчиками по гражданскому иску. Но в Берестовице рассмотрение вопроса о возмещении вреда было вынесено в отдельный процесс, хотя обычно это происходит в рамках уголовного разбирательства.

«Нас все время вызывали как потерпевших (истцов), я сохранила все повестки, — утверждает Елена. — Мне ведь даже не разъяснили мои права как ответчика в суде».

По словам адвоката Кристины Хома, которая представляет интересы семьи Загурских, судебная практика по подобным спорам складывается по-разному.

«В подобном разбирательстве, но в другом райцентре суд взыскал возмещение вреда с владельца автомобиля, которым управлял виновный в ДТП, при этом отказав во взыскании с владельца второго автомобиля, в котором находился потерпевший, — говорит она. — В случае с делом Загурских, на мой взгляд, следует учитывать, что их вины в совершении ДТП нет. Кроме того, они серьезно пострадали в результате аварии, являются потерпевшими по уголовному делу: Елена получила менее тяжкие телесные повреждения, а Олег — тяжкие телесные повреждения. Елена не является собственником авто. Собственником автомобиля является то лицо, в отношении которого право собственности зарегистрировано в ГАИ. Взыскание вреда с Загурской как невиновной, пострадавшей стороны в пользу другого потерпевшего, Майр Светланы, при наличие виновного лица Мармыша и лица, отвечающего за действия последнего, Курдюка, явно несправедливо».

Адвокат Павел Латышев, который специализируется по делам о ДТП, отмечает, что в его практике подобных случаев не было.

«Первый раз слышу, чтобы с потерпевших взыскивали возмещение вреда. Звучит как нонсенс, — говорит он. — На мой взгляд, данное решение должно быть обжаловано».

По закону семья Загурских может взыскать с виновника аварии деньги, которые они выплатят матери погибшего пассажира. Но для этого они должны перечислить всю сумму. И только после этого могут обращаться в суд с регрессным иском.

Сколько лет понадобится Игорю Мармышу, чтобы вернуть Елене и Олегу 120 млн рублей, — отдельный вопрос. Из имущества Мармыша, на которое был наложен арест, в приговоре упоминается микроволновая печь, пылесос, стиральная машина, телевизор, DVD-проигрыватель и мобильный телефон.

«Мы надеемся на отмену решения в Верховном суде, — говорит Елена Загурская. — Должна же быть справедливость!»

Если вы хотите поделиться с нами фото, видео и информацией о происходящем на дорогах или ДТП — пишите нам в телеграм, вайбер или отметьте в сторис инстаграм-аккаунт @tutbylive.

-15%
-20%
-10%
-5%
-10%
-50%
-50%
-20%
-10%