147 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Где в Беларуси численность населения падала, а где росла? Посмотрели статистику по регионам
  2. Вместо Земфиры — Моргенштерн. Организаторы «Вёски» — о возврате билетов и новом лайнапе
  3. «Сказали снять». Убирают ли с полок в магазинах запрещенную NIVEA и что об этом думают покупатели
  4. «Настроения упаднические». Работники «Белмедпрепаратов» сообщают об увольнениях из-за политики
  5. «Белнефтехим» рассказал, насколько подорожает топливо до конца года
  6. «Попытка восстановить легитимность». Эксперты — о «заигрывании с Баку» и будущей встрече с Путиным
  7. АНТ: «Ціханоўскія атрымалі долю ў кампаніі сям'і Бабарыкі задоўга да выбараў». Глядзім дакументы
  8. «Оказалось бы, что Минск — древний азербайджанский город». Бывший президент Армении раскритиковал Лукашенко
  9. Белоруса заочно приговорили к пожизненному заключению за убийство французских военных. Рассказываем, что об этом известно
  10. «Я решил отвечать соразмерно». Байден заявил, что выбрал мягкий вариант санкций против России
  11. На «Гомсельмаше» рассказали про 400 вакансий, приглашение россиян на работу и зарплаты выше 3600 рублей
  12. В выходные чуть потеплеет, на следующей неделе — похолодание и дожди
  13. Бежали за границу через реки, леса и поля. Как белорусы скрываются от преследования силовиков
  14. Врач объясняет, когда выпивать два дня — это уже запой и как быстро человек может спиться
  15. Переговоры с Мишустиным и новые законы. Что происходит в Беларуси 16 апреля
  16. «Это недопустимо». Григорий Василевич — об идее ограничить возраст для голосования 70 годами
  17. «Падает мотивация платить налоги». Белорусы плохо разбираются в бюджете. Вот к чему это может приводить
  18. Дух захватывает. Что видно с крыши в центре Минска, где сегодня презентовали высотный огород?
  19. «Вы будете петь вместе с ангелами, и твой голос будет звучать, как всегда, ярко». В Минске простились с Леонидом Борткевичем
  20. Туктамышеву называют новой примой российского фигурного катания. Только взгляните, как она хороша
  21. Премьер-министр России в Минске: налоговая интеграция и анонс встречи Лукашенко и Путина
  22. Мошенники оформили на женщину онлайн-кредит на 10 000 рублей, пришлось его выплатить. Что говорят в банке
  23. Врач — о симптомах хламидиоза и том, как им можно заразиться
  24. Суд приговорил музыканта Тиму Белорусских к двум годам «домашней химии»
  25. Курсы доллара и евро заметно падают. Что происходит на валютном рынке
  26. БГУ не продлевает контракт с Еленой Лаевской (ее сын Дмитрий защищает Виктора Бабарико)
  27. Разбираемся с подержанными «китайцами». Что интересного можно купить?
  28. Девушка Роналду — модель с невероятными формами. Вы удивитесь, узнав, чем она занималась до встречи с ним
  29. Как скручивают пробеги у машин из Европы: вопиющие примеры и советы специалистов
  30. «В больнице плакал и просил прощения». Поговорили с женой Виктора Борушко, которому дали 5 лет колонии


/

«Подъезжаю, мне 10 человек под машину кидается. Я по тормозам, открываю форточку, спрашиваю: „Че за х… я?“. Подходит мужик в форме: „Слава Украине“. Я уже на „очке“ сижу, говорю: „Героям слава“. Он такой: „Ты что, белорус?“. Я говорю: „Да“. Он показывает, чтоб разворачивался», — описывает свою попытку пересечь на российской фуре украинско-словацкую границу дальнобойщик Сергей. Уехать кобринчанин так и не успел — все выезды из Украины для большегрузов с российскими номерами были перекрыты участниками «медвежьей блокады». Так Сергей с коллегами оказались «добровольными заложниками» на трассе у пункта пропуска «Доманово — Мокраны». Силой их никто здесь не держит, но уйти дальнобойщики могут только пешком, оставив фуру с грузом на украинской стороне.

Видео: Громадське. Волинь (Hromadske. Volyn)

Внимание! У вас отключен JavaScript, ваш браузер не поддерживает HTML5, или установлена старая версия проигрывателя Adobe Flash Player.

Пункт пропуска «Мокраны — Доманово» один из крупнейших на белорусско-украинской границе. Попасть из одной страны в другую здесь можно даже пешком. Для этого, правда, придется преодолеть двухкилометровую нейтральную зону.

Первый блокпост «медвежьей блокады» располагается примерно в 500 метрах от пункта пропуска. Ночью заметишь его не сразу, как и одинокий автомобиль полиции, припаркованный на обочине. Формально правоохранители здесь для обеспечения правопорядка. Неясно, правда, кого и от кого пару полицейских будут защищать: больше полсотни здоровых мужиков в камуфляже от дальнобойщиков? Дальнобойщиков от «блокадников»? Себя от тех и других?

Мимо проезжает легковушка. На подъездах к блокпосту в автомобиль бьет свет нескольких фонариков. Проверили номер — украинский. Человек в камуфляже рукой показывает водителю, куда ехать дальше.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

Возле блокпоста горит несколько костров, вокруг которых толпятся мужчины тоже в камуфляже. Слева на трассе выстроились фуры. По данным на ночь субботы, здесь их было 26. Все стоят по направлению на выезд из Украины. За пятницу с белорусской стороны пункта пропуска «Мокраны — Доманово» не приехало ни одного российского большегруза. Активисты связывают это с тем, что транспортников заранее предупредили белорусские пограничники.

«Медвежья блокада»

Местный координатор акции, Дмитро Василенко, «на гражданке» — коммерческий директор фирмы в Луцке. На баррикады его привела активная гражданская позиция и чувство солидарности с солдатами, которые служат в зоне АТО. Сколько он здесь пробудет, Дмитро не знает. Говорит, что взял с собой ноутбук, чтобы работать удаленно.

Фото: Dmytro Vasylenko
Фото: Dmytro Vasylenko

Поводом «медвежьей блокады» стали неудачные переговоры между Польшей и Россией по согласованию разрешений на грузоперевозки. По словам замминистра транспорта РФ Николая Асаула, польская сторона потребовала практически троекратного увеличения размера квот, сообщает «РИА Новости». Россияне с такими условиями не согласились, и переговоры зашли в тупик. С 1 февраля грузовые перевозки между двумя странами прекратились. Российским транспортникам пришлось искать маршруты в Европу в обход Польши. Одни погнали грузы через порт литовской Клайпеды, другие — через украинское Закарпатье в Венгрию и Словакию.

Российские транзитные потоки через Украину выросли, что вызвало недовольство местных жителей. Пока правительство молчало, общественные организации решили взять ситуацию под свой контроль, и в четверг, 11 февраля, активисты объявили о блокаде российских фур на территории Закарпатской области. В пятницу к ним присоединились жители Волыни и других регионов страны. Российские фуры, которые к этому времени въехали в Украину, но не успели выехать, оказались заблокированными.

Дмитро говорит, что акция бессрочная. Ее цель — заставить украинское правительство запретить транзит российских грузов по территории страны. Как только это требование будет выполнено, большегрузы смогут выехать из Украины. Ни о каком обмене фур на заложников речи не идет.

Акция касается исключительно фур. Легковушкам проезд открыт. В случае, если, например, тягач с российским номером, а полуприцеп — иностранный, то фирма-владелец груза может пригнать «нероссийскую кабину» и забрать груз. При этом тягач с российским номером останется в Украине.

Водителей никто не задерживает. Независимо от национальности они могут уйти в любое время, но пешком, оставив транспорт на российских номерах в Украине. За первый день простоя ни один дальнобойщик, остановленный в Доманово, не ушел.

Фото: Dmytro Vasylenko
Фото: Dmytro Vasylenko

«Мы не берем в рабство людей»

В субботу ночью у пункта пропуска «Доманово — Мокраны» дежурило около 70 активистов общественных организаций и демобилизованных участников боевых действий в зоне АТО. Инициатор — общественное объединение «Автомайдан Украины». Блокадники хорошо организованы и готовы стоять столько, сколько потребуется.

«Вон там белорусская капуста, картошка, мандарины, апельсины, два матраса, травяной чай, консервы, сгущенка, вареники, вермишель», — перечисляет Дмитро содержимое микроавтобуса снабжения.

Есть также запас горючего и две бутылки, заполненные зажигательной смесью, — «на экстренный случай».

Вместе с Дмитро мы идем в конец очереди. Вдоль колейки периодически проходят активисты с фонариками — это собственная охрана блокадников. Они следят за сохранностью груза и соблюдением порядка.

По словам собеседника, водители задержанных фур представляются белорусами.

«Есть там один типок с таким московским акцентом, что сразу понятно, кто он… Но говорит, что белорус. Паспортов мы не спрашиваем, они нас не интересуют. Если ты россиянин, хочешь — иди, никто не держит. Мы не берем в рабство людей», — говорит активист.

За последней фурой припаркован микроавтобус с включенной аварийкой. На другой стороне дороги у обочины несколько активистов собрались вокруг костра и жарят на углях сало с колбасой. На импровизированном столе спиртного нет: запеченная картошка, мясо, хлеб, огурцы, чеснок.

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Беларусь нам должна вообще платить за эту акцию, — шутит один из блокадников. — Смотри, к нам они ехали по Беларуси, заправлялись у вас. Мы их разворачиваем, и они опять через вас идут и опять у вас заправляются».

«С ними груз будет под охраной, а тут может и сгореть»

Ночью большинство заблокированных водителей спали в кабинах. У костра с активистами грелся человек «в гражданке». Мужчина представился Сергеем из Кобрина и согласился поговорить, но «не здесь».

«Иди вперед, мы догоним», — вполголоса дал указание мужчина.

«Догнали» за метров 200 от блокпоста. С Сергеем был его друг и коллега Саша. Как выяснилось, они и еще семь белорусов-водителей — сотрудники одной транспортной компании, которую он не хочет называть. Собеседники подчеркивают, что фирма, в которой они работают, российская лишь де-юре, а де-факто — белорусская. Водители — белорусы, груз — вообще немецкий. Тягачи с российскими номерами, а полуприцепы — с немецкими. По документам груз шел из России в Германию. Учитывая большие очереди на белорусско-литовской границе и на паром в Клайпеде, руководство компании решило гнать товар в объезд Польши через Беларусь, Украину, Словакию и Австрию.

«Шеф подошел и сказал: «ребята, либо Клайпеда и вы там стоите полмесяца, либо через Украину. Выбрали Украину. А что делать? У нас зарплата по километрам. Если мы стоим — ничего не получаем. А семью-то нужно кормить. Сейчас мы ничего не получаем. Просто стоим. Вот России две машины. Они по 500 рублей в день получают. Они и месяц могут тут стоять», — объяснил Сергей.

Из Беларуси выехали 16 машин фирмы, в которой работают Сергей и Саша. На белорусско-украинской границе в пункте пропуска «Мокраны» колонна разделилась. Первые машины прошли контроль, «отстоялись» и поехали в направлении Ужгорода на украинско-словацкой границе. В Закарпатье фуры остановили активисты.

«Выстроились живой цепью и сказали, чтобы ехали обратно», — добавил Саша

Дальнобойщики передали информацию в транспортную компанию. Позже им пришло сообщение, чтобы доехали до ближайшей стоянки и прекратили движение. Сергей с Сашей остановились на охраняемом паркинге примерно в 17-ти километрах от пункта пропуска «Доманово — Мокраны».

«Только стали, 15 минут — и к нам подъезжают атошники: «Едьте сюда», — объяснил Саша.

«Они нас не запугивали, — добавляет Сергей, — просто сказали, что с ними груз будет под охраной, а тут может и сгореть».

Фото: Станислав Коршунов, TUT.BY

«Какой нах…й хозяин, если на мне это все висит?»

Сергей оказался в блокаде у пункта пропуска «Доманово — Мокраны» около 12.30 пятницы, 12 февраля. Позже к ним подогнали другие машины, которые так же, как и Сергей, пытались «отстояться» на паркингах.

Сергей подтверждает слова Дмитро о том, что силой их тут никто не держит, но и уйти дальнобойщики не могут:

«У нас в договорах прописано, что мы за фуры отвечаем. Мы не можем груз покинуть. Мы с удовольствием бы ушли и были бы дома. Но если мы сейчас уйдем, то всю жизнь будем выплачивать фирме».

«Мне говорят: „Иди“, — дополняет товарища Саша. — Как я пойду? Сказали: „Хозяин заплатит“. Какой нах…й хозяин, если на мне это все висит?»

Сергей и Саша по-человечески понимают активистов, но уверены, что их остановили несправедливо:

«Смотри, из 26 фур — 9 наших с немецкими номерами (на полуприцепах. — TUT.BY) и немецким грузом».

«Они хотели российские фуры, а получилось, что нас щеманули», — вторит товарищу Сергей.

Первую ночь в блокаде возле пункта пропуска «Доманово — Мокраны» белорусские дальнобойщики провели спокойно. Как отметил Сергей, отношение к ним здесь хорошее, доброжелательное. Еды, воды хватает. Беспокоит лишь чувство неопределенности: сколько им тут еще стоять, никто не знает.

Если вы хотите поделиться с нами фото, видео и информацией о происходящем на дорогах или ДТП — пишите нам в телеграм, вайбер или отметьте в сторис инстаграм-аккаунт @tutbylive.

-10%
-5%
-20%
-15%
-23%
-25%
-5%
-15%
-50%