• Архив новостей
  • Архив новостей
    ПН ВТ СР ЧТ ПТ СБ ВС
    272812345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    272829303112
реклама
реклама


Дорога


Дело могилевских похитителей и поджигателей фоторегистратора в деревне Чечевичи Быховского района неожиданно получило широкий общественный резонанс. Двоих обвиняемых осудили на 4 года усиленного режима с конфискацией всего имущества. На вопрос об оправданности такого сурового наказания ответил заместитель председателя Верховного суда, председатель судебной коллегии по уголовным делам Валерий Калинкович.



Напомним, вечером 27 июля прошлого года 29-летний и 33-летний жители Могилева, будучи пьяными, на микроавтобусе Citroen тросом вырвали металлическую опору с камерой фотофиксации, погрузили фоторадар в машину и увезли, а после этого сожгли его.

И хотя мужчины признали свою вину и возместили ущерб в полном размере, суд вынес приговор: четыре года лишения свободы с конфискацией всего имущества с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях усиленного режима каждый.

Почти 800 белорусов подписались под петицией с просьбой к суду разъяснить жесткость приговора. Один из моментов, которые просили пояснить: почему Галине Цинявской - пособнице убийцы Юлии Соломатиной - назначили наказание в 2 года в колонии общего режима, в то время как "хулиганам" по делу о камере скорости назначено 4 года усиленного?

- Насколько суровый вынесен приговор, проверит Могилевский областной суд, - пояснил Валерий Калинкович. - Тем не менее за кражу имущества в особо крупном размере предусмотрено наказание в виде лишения свободы от 3 до 12 лет. За укрывательство преступления, то есть по статье, по которой осудили мать убийцы Юлии Соломатиной, предусмотрено максимальное наказание - 2 года. Хорошо это или плохо, я оценивать не стану, потому что это закон, который нужно исполнять.

Валерий Калинкович прокомментировал и петицию неравнодушных белорусов в поддержку могилевчан.

- В интернете, в СМИ регулярно говорят о том, что независимость судьи при принятии решения нужно исполнять. Тем не менее нам постоянно пишут люди с просьбами: вмешайтесь, дайте указания, возьмите дело на контроль, посодействуйте, чтобы районный или областной суд решил то-то или то-то. Здесь вот граждане собирают петицию в поддержку конкретных людей. Что это, как не явное вмешательство в судебную деятельность?


Валерий Калинкович рассказал, что у него на приеме побывала мать одного из поджигателей камеры фотофиксации.

- Говорит, отпустите сына моего, приехала попросить посодействовать. Я лишь посоветовал ее сыну написать жалобу, а далее областной суд проверит это дело. Все это очень тонкие вопросы. Так или иначе, но судья должен быть независим в принятии решения и свободен от любых внешних влияний.