Дорога


/

В Гродно 13 февраля суд закончил слушать дело Максима Русанова, который 31 августа 2013 года в пункте пропуска "Привалка" сбил и провез на капоте Николая Горова, не дававшего ему проехать границу вне очереди. Приговор в отношении сына бывшего зампреда облисполкома огласят 18 февраля.

Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Фото сделаны до начала судебного заседания. В первом ряду - обвиняемый Максим Русанов, во втором - потерпевший Николай Горов.

Инцидент произошел 31 августа 2013 года в последний день работы КПП "Привалка" – осенью там начиналась масштабная реконструкция. Максим Русанов, сын на тот момент заместителя председателя Гродненского облисполкома, возвращаясь на Audi Q7 из Литвы с женой и детьми, не хотел ждать в общей очереди и объехал ее, вклинившись в "дыру" между машин. Из-за этого начался конфликт с другими участниками очереди, среди них был житель Минска Николай Горов. Он был решительно настроен не пропускать Русанова, все закончилось "поездкой" на капоте и долгим разбирательством.

ГАИ тогда не оформляла наезд, так как все началось еще до белорусского пограничного столба. Также полиция Друскининкая спустя две недели прекратила проверку в связи с отсутствием состава правонарушения. В Беларуси первое дело – административное – закрыли за недоказанностью улик, но вскоре было заведено другое, уже уголовное, за хулиганство.

Русанов и Горов за прошедший год успели примириться, когда в декабре 2014 года дело передали в суд. Обвинение переквалифицировали с части 1 на часть 3 статьи 339 УК – особо злостное хулиганство. Суд начался 12 января и продлился месяц.

"Объезжать очередь неправильно, не по-мужски"

Среди вызванных свидетелей были другие участники очереди, стоявшие в тот день недалеко от машин Русанова и Горова, Георгий Хащенко – муж сестры Горова, который возвращался с ним из Литвы, а также пограничники, работавшие в тот день у въезда на белорусский КПП.

"Зачем объезжать очередь?" – пожилой свидетель, вызванный первым, искренне не понимал мотивов действий Русанова и признался, что сперва подумал, будто с ребенком в машине что-то случилось и поэтому водителю Audi нужно срочно попасть в Беларусь. "Объезжать очередь неправильно, не по-мужски", – оценил в итоге поступок Русанова мужчина.

Когда Горов и Хащенко пошли разбираться с обогнавшим их водителем, то вели себя корректно, не махали руками и не выражались, тем более не пытались попасть в машину – с этим все свидетели были согласны. Но за прошедшие полтора года многое забылось. На вопросы судьи, помнят ли они все точно, свидетели тушевались и чаще употребляли слово "кажется". Факты мешались с домыслами и в некоторых подробностях вызванные в зал суда противоречили друг другу, на что обратил внимание суд.

"Не позволить нарушать – моя гражданская позиция"

Свидетель Пипиков, директор компании из Минска, в тот вечер возвращался с женой и ребенком из Польши через Литву – его машина стояла впереди от места конфликта. По его словам, Audi пытались не пропустить несколько человек, в том числе и он сам. "Когда Русанов сбил Горова, он и мне чуть не наехал на ноги, я еле успел отскочить", – вспоминает Пипиков. Не позволить Русанову нарушать порядок очереди было, по его словам, спонтанным порывом: "Это моя гражданская позиция, меня так воспитали".

Еще один свидетель, которого потерпевший считает ключевым, специально приехал из России. Георгий Хащенко, муж сестры Горова, находился во время инцидента в машине Николая и хорошо видел большую часть происходящего. Правда, судья усомнился, что с водительского сиденья Volvo можно было подробно видеть удар бампером Audi по ногам, способ падения на капот и другие детали, в которых показания свидетелей не совпадали.

"Его никто не сбивал, он сам запрыгнул"

Свидетельница Афанасьева работала в тот день контролером в Привалке и, стоя у шлагбаума, видела, как приближалась Audi с Горовым на капоте. Она уверена, что Николая никто не сбивал, он сам запрыгнул на капот, проехал на нем весь путь "в позе собачки" и сам слез с него, а не упал.

"Я показывала жезлом, чтобы машина остановилась, но водитель Audi не затормозил, а выехал на встречную полосу и остановился только у самого шлагбаума, – объяснила суду женщина. – Маневр создавал опасность для здоровья и жизни людей". Смены поменялись в 20.00 и дальше за ситуацией Афанасьева не следила.

Внести ясность могла бы видеозапись с камеры, установленной с литовской стороны, но, по информации литовских пограничников, срок хранения материалов вышел. С белорусской стороны видеокамеры не работали – шла подготовка к закрытию "Привалки" на реконструкцию, и за день до инцидента строительная техника повредила кабель питания. Единственный короткий ролик, снятый на телефон, предоставил один из свидетелей, но там видно лишь короткий фрагмент спора перед капотом Q7.

Весь процесс Горов наставал на том, что на машину по своему желанию не запрыгивал: "Когда Audi начала двигаться, я мог уже только упасть: или под машину, или на капот".

Русанов: "Меня оговаривают"

Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Фото сделаны до начала судебного заседания

Свои действия – наезд на человека и "поездку" на капоте - Русанов назвал неумышленными. "У меня была коробка-автомат, я испугался, когда Горов запрыгнул на капот моей машины, случайно отпустил педаль, и машина плавно поехала сама", – на такой версии событий настаивал Русанов. Признался он лишь в том, что ударил кулаком по капоту Volvo и помял его, но объяснил, что сделал это лишь в ответ на удар Горова по его Q7. На капоте Audi действительно были вмятины, но Горов объяснил, что они появились от его падения.

Русанов заплатил Горову 4 млн за две вмятины на капоте Volvo, хотя уверен, что ударом сделал лишь одну из них, стоимостью 1,5 млн. "Адвокат Горова сказал, что надо заплатить 4, "иначе сядешь в тюрьму", поэтому я и заплатил", – объяснил Русанов. Он считает, что Горов оговаривает его, несмотря на извинения и возмещение ущерба.

"Если бы я оговаривал, то не писал бы дважды ходатайство, чтобы Русанова не наказывали лишением свободы", – ответил Горов.

"Таких отцов, как Максим, – один на тысячу"

"Свою вину признаете?" - "Я признаю, что объехал очередь, провез человека на капоте и что ударил по капоту" - "Вы сделали это из хулиганских побуждений?" - "Я не могу квалифицировать, я не юрист" - "Вы осознавали, что ваши действия незаконны?" - "Я не знаю, незаконны ли они, и не мне об этом решать" - таким диалогом между судом и обвиняемым могло бы закончиться судебное следствие, но адвокат попросил зачитать письмо от Людмилы Горлачевой – тещи Русанова.

"Таких отцов, как Максим, – один на тысячу. Он для детей – пример и авторитет. Делает с ними уроки, проводит с ними все свободное время, поддерживает. Прошу суд быть снисходительным, ведь длительное разбирательство уже достаточно наказало Максима", - пишет Людмила Серафимовна.

Во время суда из материалов дела выяснилось, что незадолго до инцидента в "Привалке" Русанова наказывали за непристегнутый ремень и превышение скорости. Оказалось, что и Audi Q7 ему не принадлежала, а была взята в лизинг фирмой "Эволюкс", которой он тогда руководил. Сегодня фирма проходит процедуру банкротства, а Максим работает в одном из гродненских автоцентров. На Audi уже не ездит: у него Ford 1990 года выпуска и скутер.

"Пытался выставить себя невинным ягненком"

"В нашем государстве есть лица, которые считают себя выше других, противопоставляют свои эгоистические интересы интересам общества, в том числе и на виду у иностранцев. Их действия не способствуют улучшению имиджа Беларуси", – начал свое выступление во время прений гособвинитель.

Фото: Алексей Шота, TUT.BY
Фото сделаны до начала судебного заседания

По мнению прокурора, Русанов совершил особо злостное хулиганство, используя автомобиль как орудие, кроме того, дезорганизовал работу КПП и создавал опасность для пешеходов, поэтому квалификация по ч. 3 ст. 339 УК – правильная. При этом "обвиняемый пытался придать себе роль жертвы".

Учитывая наличие несовершеннолетних детей, а также то, что у потерпевшего уже нет претензий материального характера, и он не хочет, чтобы наказание было связано с лишением свободы – прокурор потребовал для Русанова 4 года лишения свободы в исправительной колонии усиленного режима. Санкции статьи же предусматривают наказание до 10 лет лишения свободы.

"У человека просто не выдержали нервы"

"По этому делу есть много домыслов. В каждом допросе мы слышали слова: не помню, предполагаю, думаю", – обратил внимание адвокат Русанова. Он привел пример польской границы, где много лет процветали хамство и нарушения ПДД в очереди на выезд из Беларуси, но там никого никогда не осудили за хулиганство. "Русанов нарушил правила дорожного движения и определенные нормы морали, но это не было проявлением хулиганства", – считает защита.

Удар кулаком по капоту Volvo также, по мнению защиты, нельзя считать хулиганством: "Это был ответ на действия Горова. У человека просто не выдержали нервы". Угрозы не были конкретными и реальными, ущерб по делу возмещен в полном размере, а к конфликту привела принципиальная позиция обоих – это, по словам адвоката, должно было склонить суд к оправданию Русанова. "Мой подзащитный – не закоренелый преступник. Это было стечение обстоятельств".


Последнее слово обвиняемого было очень лаконичным и заняло не больше 15 секунд: "Признаю, что провез человека на капоте, так как был шокирован и сильно испугался. Сожалею об этом и прошу высокий суд о снисхождении".
Нужные услуги в нужный момент
-50%
-30%
-10%
-10%
-15%
-20%
-30%
-30%