Дорога


/

22 декабря 2013 года в Витебске на улице Горького водитель VW сбил второклассника и скрылся, мальчик через час умер. 22 апреля ему вынесли приговор - 7 лет колонии. За судебным заседанием наблюдала "Рэспубліка" - оно было эмоциональным.

...Конвойные вводят обвиняемого. Молодой человек окружен сотрудниками милиции, за правую руку прикован наручниками к одному из сопровождающих. Это не безжалостный грабитель и не расчетливый убийца - водитель с 10-летним стажем, который позволил себе сесть за руль выпившим и проехать два населенных пункта, а также весь Витебск по диагонали.

Потом, в ходе заседания, Виталий Прохоренко упомянет, что спиртное употребляет очень редко, а потому якобы и реакция от 200 граммов водки и 0,7 литра пива, выпитых на дне рождения у брата, оказалась непредсказуемой. Но это потом…

А пока же он нервно прячет глаза - в зал входят потерпевшие. Молодые родители по его вине недавно похоронили своего старшего сына. Они отводят взгляд в противоположную сторону - смотреть на "убийцу" своего ребенка мучительно больно.

И, кажется, они не просто ненавидят человека, спрятавшегося за адвокатом и охраной. Они готовы его растоптать, разорвать, растерзать - и хотя бы так отомстить за смерть семилетнего сынишки. По поводу наказания коротко высказался отец мальчика: "Все равно вы столько не дадите. Ему бы пожизненное…"

Эти слова, как плети, стегают обвиняемого, и при каждой возможности он твердит, как заклинание: "Если б можно было все вернуть назад, если б можно было…"

Да, если бы "можно было все вернуть назад", он бы ни за что не сел за руль выпившим. Не потерял бы контроль над ситуацией. Не превышал бы скорость. Обязательно остановился бы перед трамваем, из которого выходят пассажиры. Ну а если бы все это не помогло предотвратить трагедию, ни за что бы не оставил сбитого ребенка лежать на проезжей части, не пытался бы скрыться с места происшествия и не путал бы следствие сказками о внезапно ослепившей его встречной машине. Если бы… Но мальчик умер.

А трагедия в Витебске получила большой общественный резонанс. Искать пьяного водителя помогали добровольцы, которые и выступали свидетелями в суде. Милиция в нескольких районах области ввела план "Перехват". Все это время Прохоренко, как пояснил в суде, "в состоянии аффекта" сидел в машине во дворе дома, к которому и ехал в тот злополучный вечер. Вот только состояние это, скорее всего, было вызвано четким пониманием, что от возмездия вряд ли получится уйти: на месте происшествия рядом со сбитым мальчуганом остались номерной знак и эмблема его VW.

Гособвинитель - заместитель прокурора области Владимир Гук - и судья Анна Дубецкая, допрашивая обвиняемого, слушая показания потерпевших и свидетелей, тщательно восстанавливают события того трагического декабрьского вечера.

…Двадцать два часа. Молодая женщина с двумя младшими детьми выходит из передней двери трамвая на Пролетарской площади - это отдаленный район Витебска. Пока пассажирка за руки спускает со ступенек малышей, старший Никитка уже пошел через дорогу. Дойти успел лишь до середины пути. Внезапно появившаяся машина как будто даже не притормозила.

"Все произошло у нас на глазах. Сначала рев мотора, потом хлопок, а через пару секунд автомобиль уже скрылся за поворотом. Он промчался практически рядом со мной, а Никитка остался лежать на пешеходном переходе", - мать еле сдерживает слезы. Ей нужно держаться: на руках осталось еще трое детишек, она находится в отпуске по уходу за ребенком, все малыши - погодки, муж регулярно ездит на заработки в Россию, иногда отсутствует дома по месяцу и больше. Никита был хорошим помощником, во всем слушался маму и никогда не переходил дорогу на красный свет.

- Я не понял, что произошло, - объясняет подсудимый. - Да, трамвай видел. Асфальт мокрый, блики вокруг... Выходящих из салона людей не заметил. Да, знаю, что там было ограничение скорости. Мне казалось, что у меня не 80, как показала экспертиза, а километров 40… Силуэт заметил уже возле машины. Пытался тормозить, но было поздно. Потом ничего не помню… Почему уехал? Не могу пояснить. Наверное, испугался.

Выступали в суде и сотрудники милиции. Рассказывали, что Виталий сопротивления не оказывал, да и не в состоянии был это делать - еле держался на ногах. Даже не смог назвать фамилию. Освидетельствование показало более двух промилле алкоголя в крови. Когда Прохоренко сообщили о смерти ребенка, он был растерян, но уже через несколько минут стал советоваться: что делать и какую линию держать в объяснениях?

Четыре месяца под арестом - срок немаленький. Было время подумать. Сейчас Прохоренко заявляет об искреннем раскаянии, просит прощения у родителей мальчика и даже написал им письмо. Оно как свидетельство сожаления неоднократно упоминалось в ходе судебного заседания.

Обвиняемый в полном объеме признает заявленные родителями иски (по 100 миллионов каждому), надеется, что отец-пенсионер поможет их выплачивать. Это все, чем Прохоренко может попытаться компенсировать собственноручно отнятую им детскую жизнь.
Нужные услуги в нужный момент
-30%
-20%
-50%
-10%
-40%
-15%
-20%
-15%
-10%
-70%