109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  2. Три новых интересных здания, которые минчане вряд ли видели. Показываем, как они выглядят
  3. Последний диктатор и непризнанный НОК, люди, зарплаты и тюльпаны — все за большие выходные
  4. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  5. «Я привыкла быть, как все. Но теперь это не так!» Как мы превратили читательницу в роковую красотку
  6. Минское «Динамо» обыграло СКА в четвертом матче Кубка Гагарина
  7. «Белорусы готовы работать с рассвета до заката». Айтишницы — о работе и гендерных вопросах
  8. Автозадачка с подвохом. Разберетесь ли вы в правилах остановки и стоянки на автомагистралях?
  9. Госсекретарь США назвал Лукашенко последним диктатором Европы
  10. Минздрав опубликовал статистику по коронавирусу за прошлые сутки
  11. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  12. Максим Знак остается в СИЗО до 9 мая
  13. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  14. «Соседи, наверное, с ума от нас сходят». У минчан с разницей в четыре года родились две двойни
  15. Студентка из Франции снимала Минск в 1978-м. Показываем фото спустя 40 лет
  16. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  17. МОК не признал Виктора Лукашенко президентом НОК Беларуси
  18. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  19. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  20. «Один роковой прыжок — и я парализован». История парня, который нырнул в воду и сломал позвоночник
  21. Синоптики объявили желтый уровень опасности на 9 марта
  22. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  23. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  24. У бюджетников заметно упали зарплаты. Их обещают поднять за счет оптимизации численности работников
  25. Первый энергоблок БелАЭС включен в сеть
  26. У Марии Колесниковой истек срок содержания под стражей
  27. На овсянке и честном слове. История Марины, которая пришла в зал в 33 — и попала в мировой топ пауэрлифтинга
  28. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  29. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта


Вот уже больше года продолжаются судебные тяжбы супругов из Санкт-Петербурга и брестчанки Ирины, сбившей их на автомобиле вечером 6 января 2012 года.
 
Напомним: супружеская пара Ольга и Александр, приехавшая в Брест из Питера, отдыхала, сидя на скамейке у центрального входа в Брестскую крепость. В это время жительница Бреста, не справившись с управлением автомобилем Volkswagen Polo, врезалась в скамейку. Совершив аварию, она попыталась скрыться, однако ей это не удалось. Один из очевидцев происшествия стал преследовать ее на своей машине и позвонил в ГАИ. Благодаря этому на перекрестке проспекта Машерова и улицы Советских пограничников нарушительницу уже ждали сотрудники ГАИ. У Ирины в крови обнаружили 1,73 промилле алкоголя.
 
Уже в начале лета 2012 года 33-летняя брестчанка предстала перед судом. Представлять интересы своей пострадавшей супруги в Брест из Питера приехал ее муж Александр. Он тогда отделался синяками, а у его жены были тяжелые переломы и она не могла передвигаться. Дело рассматривалось в суде Ленинского района Бреста.
 
Тогда россиянин рассказал, что они с женой приехали в город над Бугом всего на день и решили посмотреть Брестскую крепость. На обратном пути они присели на скамейку недалеко от парковки.
 
"Мы заметили Volkswagen Polo, который мчался, не сбавляя скорости. Затем услышали визг покрышек и увидели, что он едет в нашу сторону. Автомобиль заехал на поребрик. Мы только успели вскочить со скамейки, когда произошел удар.
 
Я пришел в себя на тротуаре, лежа лицом вниз. Через несколько секунд встал и пошел в сторону жены. Посмотрел, что глаза открыты, она в сознании, дышит. Тогда я направился к машине, которая нас сбила. За рулем заметил женщину в очках, но сделать ничего не успел, так как она нажала на газ и уехала. Я вернулся к Оле, увидел, что у нее деформированы ноги и торчит кость. Подбежали люди, которые вызвали скорую и милицию, - вспоминал Александр в разговоре с корреспондентом "БГ". - До их приезда один из подошедших парней успокаивал мою жену. Сам я не мог этого сделать, был в шоковом состоянии. Спасибо ему за это большое. И еще слова благодарности хочу выразить водителю Александру Савченко, который поехал за "Фольксвагеном". Ребята пришли на помощь совершенно незнакомым людям, оказавшимся в такой тяжелой ситуации. Спасибо им огромное".
 
Медики доставили Ольгу в реанимацию. У нее были серьезные переломы обеих ног, ушибы по всему телу и сотрясение головного мозга.
 
"Вместо того чтобы уехать на следующий день, мы покинули Беларусь только в конце января. Из-за этой аварии моя жена потеряла свое здоровье, высокооплачиваемую и престижную работу. Брестские врачи сделали Ольге операцию. И вообще, если говорить о врачах, они сделали все возможное для выздоровления моей супруги. Они настоящие профессионалы", - сказал тогда Александр.
 
Как писала "БГ", 11 июля суд вынес Ирине приговор. Ее признали виновной по ч. 2 ст. 317 УК РБ ("Нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств") и ч. 3 ст. 159 УК РБ ("Оставление в опасности") и приговорили к 2 годам лишения свободы с отбыванием наказания в условиях поселения, а также лишили права управлять всеми видами транспортных средств сроком на 5 лет. В пользу пострадавшей стороны было взыскано более 20 млн рублей. Прямо в зале суда обвиняемую взяли под стражу.
 
Но на этом история не закончилась. В конце декабря прошлого года в редакцию "Брестской газеты" пришло письмо от Александра. Из него стало ясно, что виновнице ДТП через 4,5 месяца (!) заменили наказание на ограничение свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа и она уже дома. А пострадавшая в аварии Ольга "находится в четырех стенах".
 
Александр в письме написал, что жена сменила три больницы, кости на правой ноге до сих пор не срослись и она не может передвигаться самостоятельно. В ноябре Ольга перенесла очень сложную и дорогую операцию по восстановлению ноги. Обвиняемая сторона до сих пор не хочет признавать все их затраты.
 
"Мы, конечно, надеемся в белорусском суде добиться адекватного возмещения затрат. В октябре мы подали иск в гражданский суд, но пока результата никакого нет. Мы даже не получили возмещение морального вреда, назначенное нам еще в июле, - написал Александр. - В белорусских СМИ много говорят об усилении борьбы и ужесточении наказания для пьяных водителей за рулем. А на практике получается: осудят на 2 года пьяного водителя, скрывшегося с места ДТП, оставившего человека зимой на улице умирать, а через 4,5 месяца он дома!"
 
"БГ" направила письмо Александра в прокуратуру Брестской области и попросила прояснить возникшую ситуацию. В ответе, пришедшем в редакцию, говорилось о том, что наказание Ирины сократили на один год по амнистии, а оставшуюся его часть (7 месяцев 7 дней) после 4,5 месяца пребывания в условиях поселения заменили на ограничение свободы без направления в исправительное учреждение открытого типа. Одной из причин стало полное возмещение морального вреда в пользу потерпевших.
 
"В ходе проведенной по требованию прокуратуры Главным управлением юстиции Брестского облисполкома проверки выявлена волокита по исполнению исполнительных производств. Только 28 января 2013 года после вмешательства прокуратуры взысканные денежные средства были перечислены в пользу Александра и Ольги. Указанное нарушение было допущено ввиду ненадлежащего исполнения служебных обязанностей судебными исполнителями суда Московского района г. Бреста. В связи с чем одному из них было объявлено замечание, а ко второму применены меры материального воздействия", - говорится в ответе прокуратуры.
 
Далее касательно гражданского судопроизводства в ответе сообщалось, что 13 августа 2012 года в суд Московского района г. Бреста поступило исковое заявление от Александра о взыскании в свою пользу компенсации морального вреда в сумме 20 млн рублей, поскольку в результате ДТП ему были причинены легкие телесные повреждения. В начале декабря в суд поступило новое исковое заявление от Александра о взыскании денежной компенсации морального вреда, а также исковое заявление об увеличении исковых требований. 28 декабря поступило еще одно исковое заявление уже от Ольги, которая просила взыскать с ответчика почти 80 млн рублей в счет возмещения материального вреда.
 
"Предварительное судебное заседание по указанным исковым требованиям было назначено на 17 января 2013 года. В ходе него производство по делу было приостановлено в связи с поручением компетентному учреждению юстиции Российской Федерации оказания необходимой правовой помощи (получении документов, подтверждающих понесенные истцами затраты, расходы и издержки)", - сообщается в ответе из областной прокуратуры.
 
Так что в деле рано ставить точку. "БГ" будет следить за дальнейшим развитием ситуации. 

Если вы хотите поделиться с нами фото, видео и информацией о происходящем на дорогах или ДТП — пишите нам в телеграм, вайбер или отметьте в сторис инстаграм-аккаунт @tutbylive.

-10%
-20%
-10%
-20%
-17%
-20%
-10%
-20%
-20%