57 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


/

Уголовное дело о блокировке дороги в Серебрянке и драке на проезжей части в суде Ленинского района рассмотрели за два заседания. Во время прений прокурор просил признать обвиняемых виновными и требовал их наказать, адвокаты, наоборот, считали вину недоказанной. Напомним, по делу проходило трое обвиняемых: 38-летняя минчанка Ольга Класковская и два молодых парня — 17-летний Максим Бабич и 18-летний Артур Булавский. Сегодня суд огласил приговор: минчанка получила 2 года лишения свободы в колонии общего режима, парней освободили в зале суда — они получили ограничение свободы без направления в учреждения.

Скриншот с видео МВД

Обвинение: «Вина доказана, хоть организации групповых действий не было»

Прокурор посчитал, что в суде была доказана вина троих обвиняемых: они «грубо нарушали общественный порядок, что повлекло нарушение работы транспорта» (ч. 1 ст. 342 УК Беларуси). Однако изначально заявленную организацию групповых действий гособвинитель переквалифицировал на активное участие в них.

— Вина Класковской (одна из обвиняемых. — Прим. ред.) подтверждается совокупностью показаний свидетелей, которые указали, что женщина была на дороге. Вертиховский Евгений (один из потерпевших. — Прим. ред.) прямо указал на Класковскую и дал последовательные и непротиворечивые показания, по каким приметам он ее опознает, как наблюдал ее и мог идентифицировать в РОВД. Факт ее соучастия подтверждается и протоколами изъятия у нее мобильного телефона, на котором были фотографии с места происшествия, это согласуется с показаниями потерпевших, что женщина снимала на телефон. Изъятая сумка по приметам совпадает с той, которая была у женщины на месте происшествия.

Что касается двух других обвиняемых — друзей Максима и Артура, то, по мнению прокурора, парни поддались ненужному порыву, чьему-то призыву и перегородили проезжую часть, встав в цепочку с другими людьми. Характер действий и показания обвиняемых подтверждают, что они преследовали цель создать затор.

Фото: Юлия Альгерчик

— По моему мнению, нормальная работа транспорта заключается в беспрепятственном и безопасном осуществлении движения в соответствии с ПДД. Нормальное движение было невозможно — это видно по видео. Для водителя люди на дороге — это факт опасности вне зависимости от сигнала светофора. Хотя для крайней правой полосы был тогда ведь разрешен поворот, но движение по ней было невозможно.

Прокурор вспомнил, что на видеозаписи можно было увидеть, как основной красный сигнал светофора сменился на желтый, а потом на зеленый. Он считает, что, так как люди продолжали находиться на дороге, троллейбус и несколько авто движение не начали.

— «Минсктранс» дал справку, что ущерб предприятию не нанесен, но факт ненарушения — условный. Важны и показания водителя троллейбуса: ему пришлось нагонять время, чтобы не выбиться из графика.

Также, по мнению гособвинителя, доказана вина 17-летнего Бабича и 18-летнего Булавского по статье «Хулиганство», и на это не влияет мнение потерпевших, что вреда им не было причинено. Но здесь тоже были некоторые исключения из обвинения: договоренности и предварительного сговора не было.

— Обвиняемые отрицают свою вину, мол, такие действия исходили от потерпевших. А то насилие, которое применили они, — защита и не должно расцениваться как хулиганство, — вспомнил слова Максима и Артура прокурор. — Потерпевшие Вертиховские объясняют: в их адрес было высказано оскорбление, показалось, что попытались повредить их машину. Братья утверждают, что желали пресечь противоправные действия на проезжей части. Он были возмущены ими, что было мотивом, чтобы выйти и разобраться. Первым нанес удар Бабич, потерпевшие не посягали на обвиняемых. Так первая статья переросла в более тяжкое преступление — хулиганство.

Сторона обвинения попросила назначить наказание для Ольги Класковской (с учетом того, что у нее есть восьмилетний ребенок, а также непогашенная судимость) в виде лишения свободы сроком на два года с отбыванием наказания в колонии общего режима. Для Бабича и Булавского прокурор попросил суд вынести наказание в виде ограничения свободы без направления в спецучреждение: для Максима — три года, для Артура — два с половиной года.

Защита: «Вина не доказана. Оправдать»

Все трое адвокатов обвиняемых сошлись в едином мнении относительно своих подзащитных: их вина не доказана.

— Нет подтверждения преступлению, — заявил защитник Ольги Класковской. — Весь инцидент на дороге происходил две с половиной минуты. Видно было, что загорелся зеленый свет, но троллейбус не двигался, водитель стоял и снимал, почему? Нагонял что-то там водитель троллейбуса или нет — это ничем не подтверждено. Класковская дорогу не блокировала. Нет доказательств, что на видео была она, кроме одного: у нее в телефоне нашли фото с места происшествия, но этого недостаточно. Ведь с какого места и как была произведена съемка, не установлено. При этом прокурор просит максимальную меру наказания, хотя санкциями предусмотрен штраф, арест. Негуманно. Прошу оправдать.

Фото: Юлия Альгерчик
Впереди — Артур Булавский, за ним — Максим Бабич

Защитник Максима Бабича также считает, что в действиях парня нет состава преступления и он подлежит оправданию.

— Максим воспитывается в семье военных, в духе патриотизма. Моральный вред потерпевшие не понесли, а для привлечения по ст. 342 УК нужно, чтобы был материальный ущерб, — акцентирует внимание адвокат. — В суде отмечалось, что пострадавшие братья Вертиховские выполняли общественный долг. Но они не постовые или дежурные, чтобы это делать. Более того, они остановили авто на дороге, используя малозначительный факт, и вышли не для пресечения хулиганских действий, а чтобы разобраться прямо на проезжей части. Конфликт возник на фоне этой ссоры. При этом насилия со стороны Бабича не было, его применил Вертиховский к моему подзащитному.

Адвокат Артура Булавского также считает, что следует учитывать вину каждого участника, она отметила, что инициаторами драки были братья Вертиховские.

— Выскочили с агрессией из машины, люди их пытались остановить. Во время своих показаний один из них заявил, мол, «а что здесь такого, я вышел и выразился нецензурно». Как минимум это административная ответственность. Эта агрессия и повлекла драку. Булацкого в этой драке просто нет, прошу прекратить уголовное преследование в отношении него по статье «Хулиганство».

Фото: Юлия Альгерчик

Адвокат попросил назначить Артуру наказание, не связанное с лишением свободы, и учесть, что парень воспитывается в неполной семье, которая находится в СОП, у него есть еще два брата 7 и 12 лет.

После выступления адвокатов прокурор попросил убрать из обвинения по ст. 339 «сопротивление лицу, пресекающему хулиганские действия».

Слово в прениях дали и законному представителю несовершеннолетнего Максима Бабича — отцу парня Виктору Бабичу.

— Я действующий офицер, 25 лет на службе. Я и мое подразделение привлекались к наведению порядка в РБ. Я видел, что все происходящее направляется телеграм-каналами. Балбесы такие (мужчина кивнул в сторону железной клетки с обвиняемыми. — Прим. ред.) действуют по этим каналам. Максим доверчивый, на тот период у него было не то окружение, которое должно было быть. Надеюсь, для него и для других ребят это будет уроком на всю жизнь. Высокий суд, прошу снисхождения к моему ребенку.

Последнее слово: от «Прошу прощения» до «Жыве Беларусь!»

38-летняя Ольга Класковская, которая во время расследования дела и рассмотрения его в суде отказалась от дачи показаний, решила выступить с последним словом.

— Калi мяне затрымлiвалi, вельмi моцна збiлi. Мне стала вельмi кепска ў мiлiцыi, выклiкалi медыцынскую дапамогу. Мяне адвезлі ў 5-ты шпiталь, дзе дыягнаставалi ЧМТ і страсенне мозгу. Гэта ўсё ёсць у крымiнальнай справе, але чамусьцi такія дробязi нiкому не цiкавы. Пасля таго як мне было прызначана лячэнне, мяне скралi невядомыя ў балаклавах лiтаральна з-пад кропельнiцы, з катэтарам. Калі я трапiла на Акрэсцiна, а пасля ў Жодзіна, мне было адмоўлена ў медыцынскай дапамозе, нягледзячы на заключэнне. У РАУС я адмовiлася даваць паказанні, мне пагражалi растрэлам некалькi разоў у выпадку, калі я не пачну сведчыць супраць сябе альбо iншых людзей. Я адмовiлася. Яны мяне не зламалi і не зламаюць. Калi мяне асудзяць па гэтым артыкуле, для мяне гэта будзе вялiкi гонар. Значыцца, маё жыццё было пражыта недарэмна, я са сваiм народам. Жыве Беларусь!

— Прошу извинить меня за такую глупость. Я понял, что это было безрассудно. Я не имел умысел на причинение вреда. Я из военной семьи… Мне очень стыдно перед родителями. Прошу строго не судить, — выступил несовершеннолетний Максим Бабич.

— Мне хватило двух месяцев под арестом, чтобы понять, что теми поступками нарушил закон. Прошу извинить меня за то, что в тот день я совершил такое преступление… Прошу не судить строго. Хочу исправиться, — говорил в последнем слове Артур Булавский.

Приговор

Сегодня, 22 декабря, суд огласил приговор: минчанка получила 2 года лишения свободы в колонии общего режима, Максим — 3 года ограничения свободы без направления в учреждение, Артур — 2 года и 6 месяцев ограничения свободы без направления в учреждение. Парней освободили в зале суда.

Ольга Класковская заявила, что будет обжаловать приговор. Об обжаловании приговора заявил и Максим Бабич.

-25%
-40%
-40%
-30%
-30%
-10%
-20%
-90%