104 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  2. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  3. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  4. «В детстве комплексовала и боялась, что нет будущего». Глухой автоинструктор — о жизни и работе
  5. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  6. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  7. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  8. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  9. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  10. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  11. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  12. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  13. Кризис и волны релокейта не помеха? Резидент ПВТ пошел развивать технологические проекты в регионах
  14. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  15. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  16. Суд за надпись «3%» и пять лет колонии за «изготовление ежей». Что происходит в Беларуси 3 марта
  17. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  18. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  19. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  20. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  21. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  22. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  23. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  24. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  25. Перенес жуткое сотрясение, но вернулся и выиграл два Кубка Стэнли. Хоккеист, которым восхищается весь мир
  26. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  27. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  28. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  29. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  30. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском


/

Еще в октябре МВД рассказало о компании молодых людей, заблокировавших дорогу в столичной Серебрянке, а также избивших водителя и пассажира легковушки, которые хотели там проехать. Было возбуждено уголовное дело, вчера его начали рассматривать в суде Ленинского района столицы. Обвиняемых трое: 38-летняя минчанка Ольга Класковская и два молодых парня — 17-летний Максим Бабич и 18-летний Артур Булавский. Их всех обвиняют в организации групповых действий, которые грубо нарушают общественный порядок и нарушают работу транспорта. А парней — также и в злостном хулиганстве.

Фото: Юлия Альгерчик
В железной клетке в зале суда находятся обвиняемые: Ольга Класковская, Артур Булавский (на первой скамье), позади него — Максим Бабич

МВД: «Задержали по горячим следам»

Напомним, инцидент произошел 13 октября, около 22.30, в Серебрянке, на пересечении проспекта Рокоссовского и улицы Плеханова. Около десяти человек перекрыли проезжую часть, заблокировав движение транспорта. В это время к перекрестку подъехал Ford: 27-летний водитель и его 23-летний брат вышли из машины и попросили протестующих освободить дорогу. Компания ответила агрессивно, однако согласилась пропустить транспорт.

— Проезжая мимо протестующих, братья услышали, как в их автомобиль что-то бросили либо ударили по кузову. Они остановились, чтобы выяснить, кто и зачем это сделал. С компанией завязалась словесная перепалка, а затем драка. В результате потасовки водителя и пассажира, несмотря на их активное сопротивление, избили. Кроме того, владельцу авто распылили в глаза перцовый газ, — рассказывали о произошедшем в МВД.

Нападавшие разбежались, однако милиционеры установили участников избиения.

На следующий день после происшествия милиция задержала 38-летнюю минчанку Ольгу Класковскую. Сейчас она не работает, ранее была судима. Женщина отбывала тюремный срок в Швеции за покушение на убийство бывшего мужа, в 2017 году ее досрочно освободили и депортировали из страны. В 2018 году Ольга предстала перед белорусским судом за имущественные преступления (ч. 2 ст. 218 УК Беларуси) и жестокое обращение с животными (ч. 1 ст. 339 УК Беларуси), за это ей дали три года ограничения свободы без направления в спецучреждение. В суде вспомнили также и административные нарушения Ольги: ее привлекали за безбилетный проезд, распитие спиртного в общественном месте.

Через некоторое время, 19 октября, были задержаны два приятеля: 17-летний Максим Бабич и 18-летний Артур Булавский. Ребята дружат со школьных времен. Раньше обоими парнями интересовалась комиссия по делам несовершеннолетних. После 9-го класса друзья поступили в колледж. Максим пошел в автомеханический, потому что увлекается автомобилями, сейчас он учится на втором курсе, в свободное время занимается спортом. Парня воспитывает мама и отчим, семья многодетная.

Артур продолжил учебу в ссузе строительства и коммунального хозяйства, он на третьем курсе. Семья Артура — это мама, сестра и бабушка, проживают они в общежитии, находились в СОП. Для того чтобы заработать деньги на свои нужды, парень начал подрабатывать еще до совершеннолетия.

С момента своего задержания все трое обвиняемых содержались под стражей. Об остальных участниках инцидента 13 октября ничего не известно.

Ольга Класковская и Максим Бабич признаны политзаключенными.

Обвинение. «Блокировали движение авто. Ругались, замахивались, таскали из стороны в сторону»

Процесс ведет судья Марина Запасник. Рядом с ней — двое присяжных заседателей. Так как Максим Бабич несовершеннолетний, на заседании присутствовала педагог школы № 40 Татьяна Геннадьевна, интересы парня представляет его отец Виктор.

Фото: Юлия Альгерчик

Зал был полон: на первой скамье расположились пятеро потерпевших. Слушатели в основном молодежь — друзья Максима и Артура, есть и родственники.

Гособвинитель сообщил, что Класковская, Бабич и Булавский вечером 13 октября принимали участие в организации групповых действий, нарушающих общественный порядок. Они с другими людьми вышли на проезжую часть и препятствовали нормальной работе транспорта, из-за этого образовался затор, в котором стояли несколько автомобилей и троллейбус № 30. Эти действия трактуются по ч.1 ст. 342 УК Беларуси. Санкция по этой статье предусматривает наказание от штрафа до 3 лет лишения свободы.

По данным прокурора, Бабич и Булавский были в сговоре с другими лицами и угрожали лицам, охраняющим порядок (видимо, тем самым двум братьям из Ford. — Прим. AUTO.TUT.BY), они проявляли неуважение к обществу, нецензурно выражались.

— Многократно хватали Вертиховского (один из пострадавших братьев. — Прим. AUTO.TUT.BY) за тело. <…> Нанесли не менее 18 ударов в область головы и тела.<…> Вертиховского (второй пострадавший брат. — Прим. AUTO.TUT.BY) таскали из стороны в сторону. Замахивались и пытались нанести удары. <…> Нанесли ему не менее десяти ударов, пострадавший падал на землю не менее одного раза.

В этом СК и прокуратура усмотрела признаки деяний, подпадающих под статью 339 ч. 2 УК Беларуси (Злостное хулиганство). Санкция статьи предусматривает наказание от ареста до 6 лет лишения свободы.

Ольга Класковская с обвинением не согласилась и отказалась свидетельствовать против себя, кстати, в ходе следствия показания она тоже не давала. Максим Бабич также вину не признал, Артур Булавский признал ее частично. Оба парня высказали готовность рассказать о том, как все происходило.

Обвиняемые. «Я драку не развязывал и обществу вреда не приносил»

Первым показания давал несовершеннолетний Максим. Парень отметил, что Ольгу Класковскую он не знает, и начал вспоминать события вечера 13 октября. Он сообщил, что раньше в акциях и в несанкционированных мероприятиях участия не принимал.

— Девушку провел домой. Встретился с Булавским — мы 12 октября об этом договорились. Разговаривали, потом подошла знакомая компания и мы пошли с ними прогуляться. Пришли к Плеханова — Рокоссовского.

Парень говорит, что из толпы поступило предложение выйти на дорогу «для участия в какой-то акции», постоять и уйти. По словам Максима, компания вышла на проезжую часть, когда машинам горел красный свет. Когда ушли, им тоже горел красный.

Прокурор уточнил, зачем Бабич вышел на проезжую часть, в чем была суть акции, о чем договаривались ее участники, как распределялись роли?

— Стадный инстинкт проявился, поэтому я вышел. В чем акция… Не знаю, не объяснили. Они пошли, и я пошел. Оказался ближе к середине дороги. Я ничего не планировал, особенно причинять вред обществу, — ответил обвиняемый. — На проезжей части были минуты четыре. И никакой договоренности у нас не было о блокировке транспорта, никаких ролей никто не распределял.

Скриншот с видео МВД
Скриншот с видео МВД

Обвиняемый вспомнил, что машин на дороге тогда было немного — не больше 10−15, плюс троллейбус. Транспорт стоял, потому что им горел красный свет. Какие-то машины проезжали направо, по зеленой стрелке светофора.

— Из зеленого Ford Mondeo вышел парень, кричал нецензурно в нашу сторону. Он подошел к Булавскому и что-то говорил, я не слышал что именно. Тогда насилие применялось со стороны этого потерпевшего к Артуру. Они так выразили свое недовольство, что мы на дороге. Мы сказали, хорошо, мы уходим, все разошлись и пропустили их. Ford проехал метров пять и опять остановился, почему — не знаю. Тут на меня пошел его водитель с явными угрозами. Я его толкнул плечом, так началась драка. Упали, я оказался на асфальте. Он собирался наносить удары…

Максим отметил, что после этой потасовки он уже уходил с дороги, но получил удар сзади по ягодицам — ударил водитель Ford. Тогда парень пошел на водителя и ударил его в область плеча. Снова возобновилась драка. Однако обвиняемый отрицает, что ударил потерпевшего 18 раз. Во время потасовки была занята первая полоса дороги, по остальным ехал транспорт. После все разошлись, Бабич с Булавским также ушли.

— Не считаю себя виноватым, потому что мои действия не повлекли сбой транспорта, машины стояли на красный. А не ушел я тогда потому, что началась драка. Я точно не первый ее начал, поэтому не считаю это хулиганством. Я считаю, что сам пострадал, но за помощью не обращался. Да, были ссадины, челюсть болела, я не посчитал это страшным, синяки пройдут.

Артур Булавский также не знает соседку по клетке Ольгу Класковскую. Он пояснил, что 13 октября в какой-то группе в Telegram прочитал, что будет проходить какая-то акция.

— А что за группа? Какая акция, по сбору макулатуры? Вы тематический канал Telegram читаете? — уточняет гособвинитель.

В материалах дела есть информация, что в арестованном телефоне парня нашли подписку на группу в мессенджере «Серебрянка 97%». Также сообщалось, что на гаджете увидели наклейку в виде герба «Погоня».

Фото: Юлия Альгерчик
Артур Булавский

По поводу конфликта на дороге обвиняемый по сути повторил показания Бабича, дополнив их своими сведениями.

— Ford немного проехал и остановился. Оттуда вышли двое: пассажир и водитель. Подошли ко мне, пихнули, я хотел уйти, но увидел, что между вторым потерпевшим и Максимом завязалась драка. Взял одного мужчину за торс и руку, начал оттаскивать, он повернулся и пытался ударить меня. Я сам ударов никому не наносил. После этого я ушел с дороги.

Парень предположил, что Ford остановился второй раз потому, что кто-то из компании крикнул что-то. Обвиняемый считает, что не блокировал движение, и по этой статье вину не признает. Соглашается с тем, что на проезжей части была группа лиц, сам он частично преграждал дорожное движение. Злостного хулиганства в своих действиях он не признает.

Потерпевшие. «Это нарушение административного закона, не уголовного»

Следствие признало потерпевшими пять человек: гражданских супругов Владимира и Оксану, которые ехали на BMW, Александра, который также оказался на перекрестке на легковушке, а также братьев Вертиховских — Евгения и Степана, тех самых, что выходили из машины на дорогу.

Все потерпевшие высказались, что каких-либо претензий к обвиняемым они не имеют, за компенсацией никто из них не обратился.

— Подъехали к перекрестку по крайнему правому ряду. Увидели, что поперек дороги — цепочка из людей, человек пять-семь. В руках у них не было символики, и они ничего не выкрикивали. Попросил супругу притормозить, — вспоминает Владимир.

Перед BMW, в которой ехала пара, стоял Citroën, его пропустили на поворот, а седан супругов остановился.

Фото: Юлия Альгерчик

— За нами собрались машины. Из одной из них вышел мужчина и пошел к парням на дороге. Видел, что они эмоционально переговорили, парень с дороги отошел на бордюр, и мы проехали, за нами проехали и другие авто. Стояли мы две минуты.

Супругам больше не понравилось, что в тот момент, когда они стояли, их кто-то начал снимать на камеру. Но кто это был, он уже не помнит.

— Не считаю себя потерпевшим. Конечно, эти люди нарушили административное законодательство, они сами могли пострадать от любого транспортного средства, но и тот, кто мог бы совершить наезд, тоже отвечал бы, но уже по уголовному делу. Наказание оставляю на усмотрение суда. Но сейчас время поста, хочу чтобы это было милосердное наказание.

Александр ехал на авто один. На перекрестке Плеханова — проспект Рокоссовского он остановился на красный свет светофора в крайней четвертой полосе. В этот момент на дорогу вышли люди и встали перед его авто.

— Люди стали просто спокойно, не выкрикивали ничего, символики не было. Видел, что в крайней правой начался конфликт, переросший в драку. Загорелся зеленый, а там продолжалась драка. По той полосе проехать нельзя было, а по остальным можно. Я нарушил ПДД, проехал к эпицентру потасовки, но из салона не вышел — понял, что не справился бы, и уехал.

В суд поступил ответ на запрос от КУП «Минсктранс». В нем сообщается, что инцидент на дороге13 октября не нанес им ущерба, не было и отставания в графике у троллейбуса № 30, который находился в тот момент на перекрестке, где происходил конфликт.

«Мы драку не развязывали, хотели, чтобы освободили дорогу»

Потерпевшие братья Вертиховские: 29-летний Евгений и 23-летний Степан родом из Могилевской области, сейчас живут в Минске. Они не скрывают, что присутствие людей на дороге им не понравилось, поэтому младший брат вышел разобраться и с нецензурной бранью обратился к молодежи, стоявшей в полосе.

— Была словесная перепалка, нас сфоткала Класковская, мы ее опознали по фото в РУВД — по одежде и телосложению. Потом продолжили движение и услышали мат и удар, поэтому остановились и вышли разобраться, — рассказал потерпевший Евгений. — Первым на моем пути попался Булавский. Я взял его за куртку и спросил, кто сказал и кто ударил по машине. Бабич подошел к нам, сказал, что это он кричал. Класковская подошла и просила разойтись.

Фото: Юлия Альгерчик

Кто кому и сколько раз наносил удары в драке — установить довольно проблематично, в этом участвовали как сами братья, так и Максим и Артур. А еще к этому были причастны люди, которых следствие не установило. Кто-то из этих неустановленных лиц распылил Евгению в лицо газ из баллончика.

— После этого конфликт был исчерпан. Мы сказали: уходите. Бабич крикнул опять нецензурно и пошел, а я ему дал поджопник, после этого с ним опять завязалась потасовка. Он пытался меня повалить, я не падал. Чем закончилось, я не помню. Мы сели в авто и уехали домой.

Потом Евгения вызвали в милицию: выясняли, как и что происходило на перекрестке. Кстати, впоследствии по видео выяснилось, что по Ford братьев никто не ударял: автомобиль просто наскочил на кочку.

— Требований на взыскание нет, — заявили оба брата.

Сегодня, 18 декабря, в суде состоятся прения сторон, прозвучат последние слова обвиняемых.

-20%
-25%
-40%
-20%
-50%
-20%
-11%
-15%
-11%
-25%