175 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Белорусские хоккеисты проиграли Казахстану, не забросив ни одной шайбы
  2. Флаги везде, «супермитинги» и «неотданная любимая». Как власть отвечала на идеи оппонентов
  3. Что, если перед прививкой от COVID выпить жаропонижающее «для профилактики»? Ответы на вопросы о вакцинации
  4. Белорус принял участие в «спецоперации» и лишился более 200 тысяч долларов
  5. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  6. Личный опыт. Как в Беларуси стартовало бесплатное исследование иммунитета против COVID-19
  7. «Мы останемся без работы и зарплаты». БМЗ просит европейских партнеров не вводить санкции
  8. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  9. Срок действия справок и других документов продлили еще на полгода
  10. Возле Дома правосудия в Минске во время процесса над студентами задержана журналист TUT.BY
  11. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  12. Как под Барановичами спасают дворец Радзивиллов — копию итальянской виллы на озере Комо (нет, не той что Соловьева)
  13. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  14. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  15. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  16. Марии Колесниковой предъявили окончательное обвинение
  17. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  18. Дожди зарядили на все выходные? Прогноз погоды на ближайшие дни
  19. В Минске рассматривают большое «дело студентов». К зданию суда пришли более ста человек, прошли задержания
  20. Виновен посмертно. Верховный суд рассмотрел апелляцию по делу застреленного силовиками Шутова и его друга
  21. Налоговая в суде выясняет с Тихановским, должен ли он заплатить налог с тех самых найденных за диваном 900 тысяч долларов
  22. «В соседнем городе ракета попала в жилой дом». Белоруски о жизни в Израиле во время бомбежки
  23. Израиль начал в секторе Газа военную операцию. Рассказываем обо всех предыдущих попытках
  24. BYSOL и By_help объявляли сбор для ветеранов. Сколько денег собрано и когда их планируют выплатить
  25. «Патэлефанавалi з пытаннем, цi ўпэўненая я ў бяспецы маiх дзяцей». Зоркі — пра паўгода ў эміграцыі
  26. Прогноз: «Без урегулирования политического кризиса экономика будет терять миллиарды в год»
  27. В Израиле в результате ракетной атаки погибла уроженка Беларуси
  28. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  29. «По приказу премировали людей». В лидском стройтресте рассказали, зачем раздавали деньги на 9 Мая
  30. Суарес почти 20 лет счастлив с одной женщиной (встретил ее в 15 и влюбился с первого взгляда)


/

«Мало того, что сделали инвалидом, так теперь еще „вешают“ уголовку, говорят, я у гаишника хотел оружие забрать», — так о своем теперешнем незавидном положении дел рассказывает 32-летний Артем из Ушачского района. Рядовой визит наряда ГАИ в деревню Дубровка для одной из семей стал настоящей трагедией. Двое мужчин оказались под стражей, а третий, Артем, — в больнице с ампутированной ногой. Парень считает, что все было не так, как преподносит милиция, и поделился с AUTO.TUT.BY своей версией произошедшего.

МВД: «Сопротивлялись, хотели завладеть оружием милиционера»

Недавнее сообщение МВД Беларуси о событиях, произошедших 24 октября в деревне Дубровка Ушачского района Витебской области, сразу казались обычным бытовым конфликтом местных жителей с правоохранительными органами: трое пьяных мужчин (32, 33 и 57 лет) стояли на проезжей части, к ним подъехал патрульный наряд ГАИ. На просьбу отойти с дороги компания ответила агрессией.

— Во время задержания правонарушители оказали активное сопротивление и попытались завладеть табельным оружием милиционера. Они проигнорировали неоднократные требования прекратить потасовку, поэтому инспектору пришлось стрелять: сначала в воздух, а после — по ногам одного из нападавших, — сообщили в МВД.

32-летний мужчина с ранением бедра был госпитализирован, остальные задержаны, они помещены в ИВС.

Самого старшего из мужчин милиция сняла на видеокамеру. На видео он подтверждает, что совершил насилие в отношении милиционера, хотя и плохо это помнит. Также он сообщил, что раскаивается в содеянном.

«Мужики хорошие, не буйные. Жалко, что с ними такое случилось»

Что же именно случилось в тот вечер в деревне, теперь предстоит выяснить следствию. Однако сразу после сообщения милиции о произошедшем к журналистам стали обращаться деревенские жители, которые стали очевидцами тех событий.

— ГАИ наказывает постоянно — то за катафоты на велосипедах, то за то, что техосмотра нет на машине, то идешь не там. Чаще всего нарушение незначительное, а они сразу штрафы лепят по максимуму, — утверждают деревенские.

В тот вечер в Дубровку приехали гаишники из райцентра — Ушачей. На улице Школьной патрульный автомобиль остановился возле идущего по дороге парня. Оказалось, что один из милиционеров его знает, поэтому они начали беседовать.

Машину ГАИ со двора своего дома заметил 33-летний Сергей Ягодка, пешеход был его знакомым.

— Сергей выскочил на дорогу, решил, что гаишники хотят друга оштрафовать, хотел заступиться. Он не разобрался в чем дело, начал разговаривать с милицией на повышенных тонах, — рассказывают, как было дело местные, которые оказались рядом. — А из двора, следом за ним, выбежал Николай Николаевич, отец Сергея, уже за сына и того хлопца заступаться.

Старший Ягодка подбежал к гаишнику и ударил его по лицу. Милиционеры среагировали быстро: скрутили отца и сына, надели на запястья старшего мужчины наручники. На шум прибежали люди, кричали, гаишники применили против них газ.

— Один милиционер закричал, чтобы люди остановились, и выстрелил два раза вверх. Потом посадили в патрульную машину Сергея. А через минут двадцать появился его брат, Артем, с ним самое печальное и произошло.

Рассказывая о семье Ягодка, местные жители не скрывают, что в тот вечер мужчины были выпившие: «Так выходной же, вечер, имеют право». Но сразу уточняют: алкоголем семья не злоупотребляет — хозяйственные, хороший досмотренный дом, огород. Старший сын Сергей работает в Полоцке электриком, зарабатывает хорошо, обзавелся семьей, есть своя квартира, машина. А младший, Артем, в последние годы работал в Москве на стройке, вахтовым методом, «грошы у него всегда были». Правда, с семьей у него не сложилось: развелся с женой, от брака есть семилетний сын. После этого Артем вернулся в дом к родителям.

«Хотел увидеть брата, а гаишник начал стрелять»

Артем сейчас находится на лечении в Минске в военном госпитале. Восемь дней он провел в медикаментозной коме.

— Утром в субботу съездил с приятелем на рыбалку, потом вернулся домой. Вечером встретился со знакомым. Сидели с ним на остановке на конце деревни, разговаривали. Вдруг я услышал выстрелы с той стороны, где находится наш дом, — рассказывает о том вечере парень.

Приятель был на машине, и они сразу поехали в ту сторону. Метрах в 50 от своего дома Артем увидел милицейскую машину, рядом с ней — соседи, два гаишника, отец парня, а брат сидел на заднем сиденье патрульного авто.

— Я испугался, что Сергея забирают. А еще не понимал, что произошло: в кого стреляли? Может, в брата и он ранен? Поднял вверх руки — показывал, что я безоружен и не опасен — и подошел к машине ГАИ, просил открыть дверь или хотя бы форточку. Очень хотел убедиться, что с братом все в порядке.

Артем заядлый охотник и рыбак, это у него от деда. Из улова и дичи парень сам готовил закатки

Артем говорит, что дальше все произошло за секунды: гаишник, который в тот момент находился возле передней двери машины, закрутил парню руку и одновременно выстрелил ему три раза в ногу.

— Точно помню, что он не предупреждал, что будет стрелять. Когда я упал на землю, мне показалось, что этот гаишник выстрелил еще раз. Из-за шока я сразу и боли не чувствовал. Милиционер сказал людям что-то типа «идите, забирайте своего».

Среди соседей оказалась девушка-медик, по ее команде Артему затянули на ноге ремень вместо жгута, перевязали рану, вкололи обезболивающее, вызвали скорую. Медики отвезли пострадавшего в районную больницу.

«Сказали, что я хотел отобрать оружие у милиционера»

— Почему меня туда отвезли, а не в Витебск, не в Минск, я не понимаю. Какую помощь в Ушачах мне могли оказать? — недоумевает парень. — Все, что было в больнице, помню смутно. Вроде бы приезжали врачи из Витебска, сверлили мне ногу. Говорили потом, что ночью я кричал от боли, но я этого не помню.

Возле палаты Артема дежурили два милиционера, парня пристегнули наручниками к кровати. Утром ему стало хуже, очень хотелось пить, но когда попил воды — его вырвало, попил еще раз — снова рвота. Тогда к парню вызвали врачей из Минска, а те решили перевезти пациента в военный госпиталь, там специализируются на огнестрельных ранениях.

В госпитале парня сразу отвезли в операционную, оттуда в реанимацию, ввели его в медикаментозную кому, в ней он находился восемь дней.

— Очнулся — не понимаю, где я, что со мной, это я вообще? Говорить не мог — в горле была трубка. Когда пришел в себя, узнал, что мне ампутировали левую ногу выше колена. Врачи сказали, что было три огнестрельных ранения в ногу, но привезли меня к ним поздно: кость от выстрела раздроблена, ткани вокруг начали отмирать. Если б раньше, то шансы спасти ногу были бы.

Еще через пару дней до Артема дошла информация, что в отношении его отца и брата СК возбудил уголовное дело по ч. 2 ст. 363 УК Беларуси. Из-под стражи их не выпустили.

— На меня тоже завели уголовное дело, статья 364. Якобы я хотел забрать у гаишника оружие, сорвал с него погоны, раскачивал машину. Так я ведь к нему даже не подходил, это видели все люди! К тому же у гаишника был видеорегистратор, если я все это творил — то пусть покажет запись, — возмущается Артем.


Часть 2 статьи 363 УК Беларуси

Сопротивление сотруднику органов внутренних дел или иному лицу при выполнении ими обязанностей по охране общественного порядка, сопряженное с применением насилия или с угрозой его применения, наказывается ограничением свободы на срок до пяти лет или лишением свободы на тот же срок.

Статья 364 УК Беларуси

Насилие либо угроза применения насилия в отношении сотрудника органов внутренних дел в целях воспрепятствования его законной деятельности наказываются арестом, или ограничением свободы на срок до пяти лет, или лишением свободы на срок до шести лет.


Артем очень негодует из-за того, что МВД в своем сообщении представило их «как опасных преступников и нарушителей закона».

— Да, я был судим по уголовной статье по малолетке, в 16 лет — за драку. После этого я отслужил в армии, ничего не нарушал. Разве что за нарушение ПДД нас троих наказывали.

Мама парня наняла адвокатов всем мужчинам, защитники знакомятся с материалами дела. Недавно женщина приезжала в госпиталь, чтобы проведать сына.

— Мама очень переживает, ей тяжело. На нее одну сейчас все свалилось. Надеюсь, что милиция разберется в том, кто виноват в произошедшем. Я очень хочу, чтобы это все поскорее закончилось. Восстановиться, снова работать, видеть, как растет мой сын, помогать ему.

-10%
-5%
-15%
-22%
-10%
-20%
-28%
-10%
-10%
-5%
-20%