/ Фото автора /

Кандидат в президенты Андрей Дмитриев получил права в 25 лет. Причем признался, что теорию сдал только со второго раза, но с вождением проблем не было. В его жизни было не так много машин, а сейчас он ездит на Nissan Qashqai, но часто пользуется сервисом каршеринга, а также любит общественный транспорт.

«Признаюсь: не особо люблю ездить за рулем»

На встречу Андрей Дмитриев приехал на автомобиле жены, потому что свой отдал в ремонт. Не скрывает: в технике не разбирается. Андрей из тех людей, которые на автомобиле просто ездят, а в случае поломки предпочитают довериться специалистам.

— Через пять лет после получения прав я пошел и отучился на категорию А. Сдал вождение и купил белорусский мотоцикл «Минск». Мне он очень нравился, но его, к сожалению, украли. А первый личный автомобиль у меня появился довольно поздно. Сначала не было такой возможности, а в дальнейшем я пользовался рабочим авто, поэтому большой необходимости покупать машину не было.

И все же без покупки личного автомобиля не обошлось. Сначала это был Rover, а следующей машиной стал бизнес-седан Volvo S80.

— Эта машина мне безумно нравилась, но каждый раз, когда она ломалась, мне было очень больно. Конструктивно сложная, она была очень дорогая в обслуживании и ремонте. Я вообще человек, который в технике не очень разбирается. Для меня в автомобиле важно, чтобы он ехал и не ломался. У меня нет времени разбираться с его устройством.

Следующим автомобилем стал Lexus, который Андрей Дмитриев пригнал из США. И остался очень доволен его комфортом, надежностью. А недавно сменил подержанный Lexus на новый Nissan Qashqai, который приобрел в лизинг.

— Этой машиной я тоже очень доволен. Я ценю комфорт и безопасность прежде всего. Но знаете, для меня машина не является чем-то очень важным в жизни. Автомобиль служит сугубо практическим целям — отвезти меня и детей туда, куда надо. Более того, признаюсь, что я не особо люблю ездить за рулем. Моя жена любит водить гораздо больше. И когда мы отправляемся в какие-нибудь дальние поездки, я всегда отдаю ей место водителя, потому что она получает от этого удовольствие. Я не понимаю, как можно ехать 3 тысячи километров и не уставать от этого. Мне сразу кажется: я бы столько всего еще мог за это время сделать.

Кандидат говорит, что если бы была возможность, то с удовольствием передал бы руль наемному водителю.

Активно пользуюсь каршерингом и люблю ездить на электричке

Но когда приходится рулить самому, Андрей Дмитриев использует не только личный автомобиль.

— Я достаточно активно пользуюсь каршерингом. У меня в смартфоне установлены приложения трех самых крупных компаний. И если надо куда-то быстро добраться, а своя машина в ремонте, каршеринг спасает. Мне вообще нравится такая модель потребления автомобиля. Ты его взял, проехал, оставил где угодно — и ты больше от него не зависишь. Конечно, я не могу полностью отказаться от личного автомобиля. Я живу за городом, и мне нужно каждый день добираться туда и обратно.

В мобильном телефоне Андрея Дмитриева установлены приложения трех операторов каршеринга

Днем Андрей Дмитриев с удовольствием пользуется метро. Да и вообще говорит, что ему нравится общественный транспорт.

— Если я никуда не спешу, то часто езжу домой на электричке. Сел на вокзале, полчаса проехал, потом пятнадцать минут через лес пешком — с удовольствием прогуливаюсь. «Штадлер», правда, туда не ходит, но я и к обычной электричке нормально отношусь. Для меня любой транспорт — это вопрос скорости и удобства.

«Закрывать дворы шлагбаумами в центре города — нормально»

Раз уж мы заговорили об удобстве пользования транспортом, то не могли пройти мимо больной темы — парковок, а вернее, их острой нехватки в городах.

Плату за парковки в центре города Андрей Дмитриев считает слишком высокой

— Здесь нет одного правильного решения. Нет ни одного крупного города в мире, где была бы решена проблема парковок и пробок. Поэтому, с одной стороны, надо стимулировать людей использовать платные парковки. Они есть в центре города, но водители все равно ищут место по ближайшим дворам. С другой стороны, хочется, чтобы цены на платных парковках были более адекватными. Потому что когда видишь стоимость 5 рублей за первый час, то задумываешься — да откуда ж такие цены? Говорят, в Европе еще дороже. Так давайте сначала до европейского уровня дойдем по зарплатам. Второй путь — это развитие всех видов общественного транспорта, которые позволяют и стимулируют отказаться от личного автомобиля — перехватывающие парковки, аренда велосипедов или самокатов.

Но все же Андрей Дмитриев убежден, что парковки должны быть платными. От этого мы никуда не уйдем. Но при этом автомобилисты должны четко знать, на что идут деньги с платы за парковки. Инвестируют ли средства в качество дорог или какие-то новые инфраструктурные проекты? На эти вопросы должны быть четкие ответы от государства. Андрей Дмитриев также высказывается в пользу шлагбаумов, закрывающих въезд во дворы.

—  Мне очень нравится эта идея, когда я живу в этом дворе. И не нравится, когда я ищу место для парковки, — смеется Андрей. — А вообще закрывать свои дворы шлагбаумами, особенно в центре города, — это нормально. Там не хватает мест даже тем, кто там живет. Я понимаю людей, которые хотят ограничить доступ «чужих» автомобилей в свои дворы, потому что там иногда просто невозможно пройти. Но должен быть при этом какой-то баланс между теми, кто живет в этом дворе, и теми, кто приезжает в этот район. Двор закрыт, но в шаговой доступности тогда необходимо строить парковки.

Правила дорожного движения должны быть максимально простыми

— Я очень люблю читать статьи о том, что планируют изменить в ПДД. И мне очень не нравится то, что я вижу в итоге. Предложения и результат — это всегда какие-то две разные вселенные. Читаешь план — все очень правильно. Например, перестать штрафовать водителей за отсутствие водительского удостоверения. На дворе 21-й век, есть все электронные базы, все можно проверить. Зачем вам этот кусок пластика? Хотя есть и полезные вещи. Электронная страховка, европротокол. Я, кстати, сам недавно попал в небольшую неприятную ситуацию. Заполнили европротокол, никого не вызвали, разъехались максимально быстро. Это удобно.

По мнению политика, правила дорожного движения должны быть максимально простыми. Они должны быть созданы не для того, чтобы у ГАИ нашлась причина оштрафовать водителя, а чтобы обезопасить всех участников дорожного движения.

— А что мы видим сегодня? Взять хотя бы велопробег солидарности, когда людей вдруг начали штрафовать за то, что нет зеркал на велосипеде. Оказывается, в правилах прописана масса вещей, о которых никто никогда не знал. Я тоже много лет ездил и не знал, что это нужно, и никто претензий не предъявлял. Правила дорожного движения не должны быть элементом манипуляций.

Несмотря на это, Андрей Дмитриев отмечает, что в большинстве случаев сотрудники ГАИ общаются вежливо и хорошо делают свою работу. При этом политика возмущает одна вещь — это система планов по штрафам.

— Это же идиотизм. Получается, задача инспектора ГАИ не в том, чтобы предотвратить нарушение, а в том, чтобы его найти. Я думаю, все мы попадали в ситуацию, когда инспектор по-человечески предлагает: «А давайте вы будете сегодня без ремня, а то план». В итоге мы имеем ситуацию, когда за прошлый год было выписано 4 миллиона административных штрафов. Это огромная цифра. Потому что у каждой инстанции есть план по штрафам и он заложен в бюджет. А система должна работать на предотвращение. И эту практику нужно менять.

О Geely и электромобилях

Андрей Дмитриев при выборе автомобиля обращал внимание и на Geely. Но пришел к выводу, что они должны стоить немного дешевле.

— Я за то, чтобы мы развивали сложные производства, если это, в свою очередь, развивает нашу инженерную мысль и наши возможности станкостроения и подобного производства. Ведь, по сути, мы здесь просто из китайских деталей собираем автомобиль. Да, с окраской и сваркой кузовов, но штампованные детали приходят из Китая, двигатели, коробки передач — тоже. И это означает развитие не нашей инженерной школы, а китайской. Не наших средств производства, а китайских. Как завод, позволяющий иметь рабочие места, — это нормально. Но назвать это белорусским производством можно с большой натяжкой. Как проект, который поддерживается из нашего кармана, он меня не устраивает.

К теме всеобщей электромобилизации, программа которой принята в стране, у Андрея Дмитриева тоже отношение неоднозначное. Политик признает, что с точки зрения перспектив развития — это хорошо.

— Но давайте подумаем. Ведь электромобилями мы решили заниматься не потому, что вдруг резко озаботились экологичностью транспорта, а потому что бездумно было принято решение о строительстве атомной электростанции. И теперь все бегают с вопросом: «А куда же мы денем столько электроэнергии?». И как во многих бездумных решениях, самый простой ответ всегда такой: люди заплатят. И пересаживание на электромобили не решает проблемы. Инфраструктура, которую нужно создать, безумно дорогостоящая. И даже в развитых странах это не быстрый процесс. И второй момент: электромобиль пока еще слишком дорог для большинства белорусов.

Андрей Дмитриев рассказал, что у них была идея купить в свой штаб электромобиль, но ни один из них не обеспечивает пока необходимой дальности хода, чтобы поехать в любой областной город и вернуться обратно.

— И есть еще один важный момент, о котором нельзя забывать. Остро стоит вопрос утилизации батарей. На сегодняшний день он и близко не решен в нашей стране. Более того, у нас не решены вопросы утилизации даже более низкого порядка, связанные с мусором. Поэтому давайте мы хоть один вопрос начнем решать не с конца — «ну-ка все быстро купили электромобили», а с начала: где заряжаться и как утилизировать батареи. И тогда уже можно говорить об этом как о национальном проекте.

Техосмотр нужно отменить

Андрей Дмитриев вспомнил и о двух самых наболевших для белорусов темах — техосмотре и транспортном налоге.

— Что касается техосмотра, я считаю, мы должны его отменять. Это должна быть ответственность автовладельца. Я прохожу техосмотр регулярно. Мне нравится идея, когда я пригнал куда-то свой автомобиль и мне сразу сказали, что там нужно поменять и сделать. Но представьте: техосмотр действителен год. Получил я этот сертификат, и на следующий день попал в аварию. Отремонтировал свой автомобиль. Но это может быть уже другая машина — детали не те, что были раньше, кузов восстановлен, фары криво поставили. Но при этом проходить техосмотр заново мне не нужно. Поэтому техосмотр — это фикция, которая работает, как справка от врача: вы не больны ровно пять минут, пока вам ее выдали. А дальше на вас кто-то чихнул — и эта справка не имеет уже никакого значения.

Схему взимания так называемого транспортного налога Андрей Дмитриев считает неправильной и несправедливой, учитывая, что его размер не зависит от того, насколько активно ездит автовладелец. Да и сама сумма налога Андрею кажется слишком высокой.

— Когда этот транспортный налог вводили, то говорили, что на эти деньги будут отремонтированы второстепенные дороги. Извините, я езжу по второстепенным дорогам — нет, они у нас не становятся лучше. Наоборот, каждый год их отбрасывает еще больше назад. Большие трассы в прекрасном состоянии, но чуть город поменьше, дороги будут на порядок хуже. Поэтому мы должны пересчитать эту сумму и включить ее в стоимость топлива. Но главное — прозрачно и четко показывать, куда эти деньги идут.

-10%
-10%
-10%
-10%
-25%
-17%
-20%
-9%
-10%