/

Февральским вечером 2016 года под Смоленском произошло страшное ДТП: Merсedes GL 550 с белорусскими номерами вдруг выехал на встречку, потом перевернулся и вылетел в кювет. В машине было четыре человека, двое из них — погибли на месте, двое получили травмы. Как потом выяснится, причиной аварии стало внезапно лопнувшее колесо легковушки. Казалось бы, все в этой истории очевидно и понятно. Если бы не возникший спор о том, кто же именно из ехавших в машине в тот злосчастный вечер был за рулем. Расследование этого дела продолжается уже пятый год.

Фото с сайта газеты «Рабочий путь»

«Когда мне сказали, что мой муж был за рулем, я удивилась и не поверила»

Merсedes GL 550 принадлежит столичному бизнесмену. 1 февраля его сын Юрий вместе с сестрой Юлией и двумя знакомыми — Антоном и Олегом — поехал на нем в Москву по рабочим вопросам. Возвращалась компания обратно 2 февраля.

— Когда Олег уезжал, мы всегда часто созванивались. Вот и в тот вечер он мне позвонил, сказал, что они уже выезжают домой. В Минске они должны были быть уже ночью. Я приготовила ужин и перед тем, как пойти спать, набрала мужа. Трубку он не снял и не перезвонил. Такое было впервые, — начинает рассказ Ирина, жена одного из погибших в аварии парней. После смерти мужа она осталась с 7-летней дочкой.

ДТП произошло в 22.55 на трассе Москва — Минск в Смоленском районе. В машине лопнуло правое заднее колесо.


Из заключений экспертиз: Merсedes GL 550 выехал на встречную полосу, затем на левую обочину и опрокинулся в кювет. В машине был водитель и три пассажира, два из них получили телесные повреждения, от которых скончались на месте. Пассажиры, которые сидели сзади, ремнями пристегнуты не были. В момент ДТП машина была технически исправна. Авария произошла на прямом горизонтальном участке дороги с разрешенной скоростью 90 км/ч.


— Под утро об аварии мне сообщили соседи, — продолжает Ирина. — Когда мне сказали, что Олег был за рулем, я очень удивилась и не поверила. Мы как-то ездили на этой машине в Литву вместе с Юрой и его девушкой, Олег за руль никогда не садился. И вообще он очень аккуратно водил, никогда не гонял, всегда пристегивался, а тут такое…

О том, что за рулем автомобиля был Олег, российским следователям сообщила сестра Юрия, Юлия.


Из объяснений Юлии 3 февраля 2016 года: «После последней остановки за рулем находился Олег. После этого я уснула, я была пристегнута ремнем безопасности, находилась на переднем пассажирском сиденье… В какой-то момент я почувствовала, что автомобиль резко изменил траекторию. Я открыла глаза и увидела, что наше авто выехало на полосу встречного движения. После этого я зажмурила глаза. Я чувствовала, что автомобиль резко меняет свое положение. Я неоднократно ударилась головой о выступающие части салона».


Но Ирину смутил тот факт, что про аварию в смоленских газетах писали по-другому.

— Там, со ссылкой на ГИБДД, говорилось, что за рулем авто был водитель 1991 года рождения. А Олег, мой муж, 1970 года рождения. К тому же, в сообщениях было сказано, что водителя и еще одного пассажира увезли в больницу. Получается, что за рулем был не Олег!

Экспертиза выясняла, какие травмы у пострадавших характерны для водителя

Снимок носит иллюстративный характер

— Когда такое горе, на многие вещи сразу и внимания не обратишь, — говорит Юрий Васильевич, отец еще одного погибшего в аварии парня. В тот день его сыну Антону исполнилось 30 лет.

Вместе с Ириной по этому делу Юрий Васильевич проходит как потерпевший.

— Я тоже с самого начала думал, что за рулем в тот вечер был Олег, но когда мы получили результаты экспертиз, начал в этом сомневаться. Понимаете, мне важно, чтобы тот, кто виновен, действительно понес наказание, чтобы было по справедливости.

Сначала экспертизы в рамках расследования уголовного дела проводили россияне. Скорость машины перед аварией установить не удалось, однако специалисты пришли к выводу, что «водитель при движении с допустимой скоростью имел техническую возможность избежать выезда на обочину и опрокидывания».

— Причиной данного ДТП с технической точки зрения является или превышение допустимой скорости, или несвоевременное (непринятие) мер к снижению скорости в момент обнаружения опасности для движения, или совокупность первого и второго, — сказано в заключении экспертов.

Фото с места аварии предоставлено героями материала

Но особое внимание потерпевшие обратили на экспертизы медиков. Специалисты сравнили повреждения четырех участников ДТП и сопоставили их с повреждениями, характерными для водителя и пассажира.

Так, у Юрия, в частности, имелась «рана тыльной поверхности правой кисти с переходом на второй палец. Данная травма объясняется срывом кисти с рулевого колеса при инерционном смещении тела».

— Это так называемая водительская травма, — говорит Ирина. — Локализация травм моего мужа — правосторонняя. У него и у Антона среди прочего были сломаны ребра, это говорит о том, что они не были пристегнуты.

При этом экспертиза установила, что в смотанном положении (не использовались) находились только задние ремни безопасности. Специалисты сделали вывод, что больший объем и тяжесть телесных повреждений погибших «в условиях данного ДТП объясняется отсутствием фиксации их тел в салоне автомобиля».

Однако стоит сказать, что стопроцентной уверенности у экспертов по вопросу, кто же именно был за рулем, не было.

— Локализация и характер повреждений у всех четверых пострадавших являются характерными для возможного водителя Юрия, но при условии фронтального или близкого к нему столкновения. Учитывая, что в данном случае был совсем другой вид ДТП, однозначно утверждать о нахождении каждого из пострадавших именно на этих местах не представляется возможным. Расположение пострадавших внутри салона имеет вероятностный характер, — сделали заключение эксперты в России.

Выживший в аварии пассажир: «Сидел на заднем сиденье, где именно — не помню»

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY
Снимок носит иллюстративный характер. Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

По факту ДТП в 2016 году следственной частью следственного управления УМВД России по Смоленской области было возбуждено уголовное дело по ч. 5 ст. 264 УК РФ (максимальное наказание — до 7 лет лишения свободы).

В октябре прошлого года оно было передано в Беларусь. Сейчас им занимается УСК по городу Минску. Юрий проходит по нему в качестве обвиняемого по ч. 3 ст. 317 УК (максимальное наказание — до 7 лет лишения свободы).

— За рулем автомашины сидел Олег. Я сидел на заднем сиденье, где именно сидел, не помню, — сообщил Юрий российскому следователю на следующий день после аварии.

От своих слов Юрий не отказывается. Говорит, что авария — несчастный случай, который произошел из-за лопнувшего колеса. Сам он после аварии больше четырех месяцев провел в больнице.

— Мы с Олегом были давно знакомы, часто ездили вместе в различные поездки по работе, — говорит мужчина AUTO.TUT.BY. — И он не первый раз садился за руль этой машины, это многие видели. Например, перед этим в Литву мы ездили, и он был за рулем. Так было и в этот раз, когда мы возвращались из Москвы. Моя сестра сразу сказала следователям, что за рулем был Олег, почему в российских газетах вышла другая информация, мне сказать сложно.

Юрий говорит, что сотрудничал со следствием и в России, и в Беларуси. Правда, в Россию из-за состояния здоровья ездить не мог, давал показания по месту жительства.

Сейчас потерпевшие, Юрий Васильевич и Ирина, обеспокоены, что расследование уголовного дела затягивается.

— Назначаются какие-то экспертизы, по сути, такие же, которые были сделаны раньше в России. Но прошло слишком много времени с момента аварии для назначения ДНК-экспертиз. Я не понимаю, что хотят установить в ходе этих экспертиз сейчас, когда авария произошла почти 5 лет назад? — задается вопросом Юрий Васильевич.

По этому поводу отец погибшего в аварии парня написал уже много жалоб. В ответах на них говорится, что принимаются все меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела.

AUTO.TUT.BY будет следить за развитием событий.

-50%
-20%
-10%
-10%
-26%
-10%
-12%
-25%
-10%