109 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры


/ фото: Мирон Климович /

Лепить мотоциклы из глины и гонять на них — как вам такое? Ладно, ладно, не глиняные они. Но глину их автор использует очень часто: для создания формы, в которую заливается смола для изготовления деталей, а иногда и для самих фишек мотоцикла. Звучит круто, правда? Художник-керамист Олег Ткачев уже лет пять делает кастомные байки, в том числе с помощью глины. Говорит, это хобби появилось так же внезапно, как и любовь к мотоциклам. А они для скульптора — чистый холст, стоит только их «раздеть».

Гараж, где появились кастомные байки «Бригадир», «Доннаттар», «Горилла», «Цербер» и другие, — уже сам по себе примечательный. Он находится на территории бывшего авиагородка в Бобруйске, среди пары десятков «офицерских» гаражей.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Внутри порядок, гаечные ключи развешаны по номерам. Олег Ткачев смеется: конечно, он готовился к приезду журналистов. Да и не пользуется ими сейчас, не время для кастомайзинга: у мотоциклистов — и у него тоже — идет разгар сезона, нужно успеть накататься, если это вообще возможно. А вот как похолодает, в гараже, говорит Олег, обстановка будет совсем другая. Но это неточно.

Дело в том, что для него кастомайзинг — это хобби: задачи сделать полноценную мастерскую у Олега нет. Основная его профессия — художник-керамист.

— Глина — это объем, и кастомайзинг — тот же объем, та же скульптура, только на ней можно ездить, — объясняет бобруйчанин. — Я все керамические технологии применяю в мотоциклах. Как? Да очень просто: леплю элементы из глины, снимаю форму, заливаю стекловолокно — и готово. Прямо вот на мотоцикле и леплю. На первом проекте, когда только попробовал технологию, глина даже внутри детали осталась — ну и ладно.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Гараж мастера найти просто — по фирменному знаку на двери Falco Design. Фалько — фамилия деда, отца матери. Так получилось, что фамилия прервалась: в семье родились три дочери. Может, родственники с этой фамилией еще есть, но Олег не знает. Зато решил продолжить ее в виде своего авторского клейма: Falco стоит на всей керамике и на всех мотоциклах — «на всем, что сделал и за что не стыдно». А «дизайн» — потому что Олег отвечает только за форму, а не за инжениринг.

— Я считаю, что любой мужчина в возрасте 30+ должен заняться каким-то хобби. Иначе смысл тогда жить? Ну да — семья, дети, жилье. А что еще? Кто-то в рыбалку уходит, а я подумал, что нужно открыть для себя какой-то новый мир, — так объясняет свой выбор керамист.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY
Справа — Олег Ткачев на международном пленэре по керамике «Арт-Жыжаль» под Бобруйском.

Говорит, мотоциклы не привлекали его вообще никогда. А тут лет пять назад увидел в продаже обычный советский «Днепр». Без коляски, но с современным пластиковым техпаспортом — это был большой плюс. Технически все в нем было хорошо — как это вообще может быть хорошо в «Днепре» 1985 года с рамой, кузовом, крыльями и баками 1960-х. Но внешне…

— Я смотрел на него и думал: вот тут подправить немного — и будет совсем другой стиль, будет красиво, — вспоминает бобруйчанин. — Имидж ведь у «Днепра» какой: сельский мотоцикл, чтобы возить сено, дрова. То есть важно функциональность. А глаза скульптора сразу видят неточную линию.

Водительского удостоверения нужной категории у него не было, но Олег тогда поехал в Минск и купил мотоцикл за 500 долларов. Дороговато, но за старый кузов и более современный мотор и новые документы этих денег было не жалко.

— Мороз был градусов двадцать. Меня поразило, что мы зашли в гараж, а владелец взял и — р-р-раз — ногой его просто завел.

На этом «Днепре» и учился потом ездить. Как заводить — тоже: под диктовку владельца записал, что в каком порядке нужно крутить и поворачивать, чтобы мотоцикл завелся. Записал, владелец уехал, а Олег осознал, что вообще ничего не понял.

Учился тут же, возле гаражей. И тут же пришел к кастомайзингу.

Первый «Днепр» стал для Олега своеобразным учебником во всем, что касается технической части и кастомайзинга. В итоге в мотоцикле керамист опустил крылья, использовал вишневую кожу и золотую краску. С него же начался и Youtube-канал.

Фото Олега Ткачева.
Тот самый первый «Днепр». Фото Олега Ткачева.

— Когда переделал мотоцикл, выложил в Сеть, пошла так-а-а-ая реакция, будто никто до меня не додумался кастомизировать «Днепр», — смеется Олег. — Даже московский журнал — тогда он был № 1 в России, «Мотоэксперт», — попросил написать статью. А я тогда понял, что иду в правильном направлении.

Пока кастомизировал «Днепр», похудел килограммов на пять, говорит Олег, ходил по локоть в масле — ведь в мотоцикле «как в настоящей советской технике постоянно что-то подтекало». Но в итоге задача была выполнена: мотоцикл нравился владельцу и имел свой стиль. Ну и людей, конечно, впечатлял, хотя такой задачи как раз не было.

Буквально месяц назад тот первый «Днепр» уехал к новому хозяину.

С проекта «Бригадир» — Днепра-11 — начался более серьезный кастомайзинг: с придумыванием названия проекта, детальной разработкой концепции от цветового решения до стежков на сиденье, проработкой мелких деталей. Общий стиль работ Олега — это «бобберы», «каферейсеры», суть которых — снять все лишнее, выставить мотоцикл напоказ и придать ему индивидуальный стиль владельца.

Фото Олега Ткачева.
«Бригадир», Днепр-11. Фото Олега Ткачева.

Этот проект, кстати, выстрелил сильнее остальных и до сих пор является рекордсменом по просмотрам на канале. Итог впечатлил не только самого мастера, но и организаторов Recast Moto Fest в Минске — его поставили рядом с работой известного белорусского кастомайзера Юрия Шифа.

Первым проектом не для себя стал «Доннаттар» для Анастасии из Минска. Девушка съездила в Шотландию, была впечатлена одноименным замком, очень хотела мотоцикл — это был ее первый — и обратилась к Олегу. Так Honda CB 1981 года стала в сине-зеленую клетку и с интересными деталями вроде стилизованной броши, которую вешали на килты, на баке.

Фото Олега Ткачева.
Фото Олега Ткачева.

А вот с проектом «Горилла» на основе BMW К-100 у Олега связана совсем не веселая история. Хотя начиналась она хорошо: мастер купил мотоцикл, который «выглядел, как чемодан на колесах», поездил на нем и понял — классный. Решил переделать. В том числе отполировал до зеркального блеска большой алюминиевый бак. И — разбил «Гориллу» в ДТП дня через два после того, как сделал его полностью.

— Причем первая мысль была: «Блин, бак помял», — с улыбкой вспоминает Олег. — Авария была моей ошибкой: не заметил машину на Ледовом дворце, растерялся, начал тормозить, мотоцикл понесло, получилось лобовое столкновение.

— А с вами-то что?

— Да ничего, — безразлично пожимает плечами бобруйчанин. — Двойной перелом.

— Ну да, всего лишь.

— Ай, все могло быть гораздо хуже, — смеется художник.

Говорит, тот мотоцикл просто просился в другие руки. Отлежав с гипсом и немного восстановившись, Олег отремонтировал «Гориллу» и продал.

И взялся за другой проект — «Дукати для Кати».

«Итальянцем» Олег восхищается. Говорит, «Монстр» у Ducati — самая продаваемая модель. И его вообще-то нельзя переделывать — он и так дизайнерский. Покуситься на это — значит, быть очень уверенным в себе.

— С «Днепром» сразу все понятно, а тут я долго на него смотрел и думал, что сделать. В итоге переработал полностью. И мне один португалец уже несколько лет пишет: «Сделай мне такую морду, сделай такое седло». Я говорю: мне нужен мотоцикл, чтобы на его основе все «лепить». Он: «Так, может, приедешь ко мне, поживешь — и сделаешь?». Думаю пока.

Дело в том, что Олег действительно «лепит» все «на живую» — без шаблонов, чтобы сохранялась оригинальность. Иначе, говорит, это будет уже не кастом. А еще для него важно, чтобы у заказчика было доверие к мастеру. Опыт недопонимания тоже был, и Олегу он очень не понравился.

Сейчас у художника — Honda Gold Wing второго поколения 1981 года. Олег хотел сделать из мотоцикла каферейсер, ведь для этого уже есть идеальная рама. Но не успел — вклинивались заказы, а потом незаметно настало лето, когда нужно кататься, а не в гараже ковыряться. Но с десяток изменений в мотоцикл бобруйчанин все же внес.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Во-первых, дал имя проекту — «Цербер». Во-вторых, сделал новое седло с небольшим задним фонарем, поставил стекло.

— Стекло вообще-то противоречило всем моим жизненным принципам, но в этом тоже свой кайф. Когда едешь далеко, начинаешь понимать новые грани мотоциклизма. Наверное, нужно было пройти все этапы от «Днепра» до «Голды», чтобы понять другую эстетику. Может, старею?

«Голду» точно ждет перекраска — зимой. Олег решил недостатки от старости выставить достоинствами мотоцикла — сделать его «ржавым». А три головы адского пса уже на месте: две — по бокам бака, одна — на переднем крыле. Причем передняя — глиняная: вылита из гипсовой формы по пластилиновому слепку.

Фото: Мирон Климович, TUT.BY

Для кастомизации мотоцикла нужно минимум 500 долларов только на расходники, говорит Олег. Потому из-за коронавируса у него не состоялись несколько проектов — люди побоялись, что просто не хватит денег.

— Мотоцикл сейчас — вещь не первой необходимости. Это раньше его покупали те, у кого не было денег на машину. Теперь же это игрушка — и какой она будет, решать только владельцу.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-25%
-5%
-35%
-25%
-12%
-20%
-70%
-20%