108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  2. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  3. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  4. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходит в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  5. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  6. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  7. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  8. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  9. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  10. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  11. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  12. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  13. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей
  14. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  15. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  16. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  17. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  18. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  19. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  20. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  21. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  22. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  23. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  24. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  25. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  26. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  27. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  28. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  29. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  30. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта


/

ДТП, которое произошло в Барановичах 13 ноября 2016 года, не было резонансным и за его расследованием не следили СМИ. Стало известным оно из-за оправдательного приговора обвиняемому — пьяному водителю, который сбил на обочине пешехода. Пострадавший опротестовал приговор районного суда в Брестском областном суде и дело рассмотрели по-новому. В результате обвиняемого признали виновником аварии и дали ему четыре года колонии общего режима, штраф, также он должен выплатить материальную компенсацию.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY
Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

Пьяный водитель сбил пешехода, но вина не доказана

Напомним обстоятельства происшествия: ​​​​вечером 13 ноября 2016 года на проспекте Машерова в Барановичах Mitsubishi Pajero сбил на обочине пешехода. Водитель, 45-летний Валерий Скурчик, с места аварии уехал, но затем вернулся обратно. Пострадавшего мужчину, 53-летнего Сергея Ткачука, доставили в реанимацию, а водителя на освидетельствование — в его крови было 1,1 промилле алкоголя.

В результате наезда пострадавший получил тяжелые травмы и стал инвалидом второй группы. В отношении водителя возбудили уголовное дело по двум уголовным статьям: ч. 4 ст. 317 и ч. 3 ст. 159 (за ДТП в пьяном виде, повлекшее тяжелые травмы и оставление в опасности пострадавшего). Казалось, что в этом случае все очевидно: водителя, который ехал подшофе, признают виновником ДТП и сурово накажут. Но все оказалось не так просто: расследование аварии затянулось почти на три года, а когда дело дошло до суда, обвиняемый объяснил, что выпил спиртное после ДТП, а в опасности сбитого им пешехода не оставлял: с ним были другие люди. Обвиняемого оправдали: судья Оксана Копач посчитала, что преступление не доказано.

Пострадавший Сергей Ткачук с оправдательным приговором не согласился и обжаловал его в суде Брестской области — там приговор суда Барановичского района отменили, а уголовное дело было направлено на новое судебное рассмотрение в суд первой инстанции.

Фото: Юлия Альгерчик

В конце марта уголовное дело начали рассматривать с новым составом суда Брестской области. Защитники у обеих сторон остались те же: у обвиняемого — Владимир Арбуз из Ивановского района, а у потерпевшего — Виктория Клевко из столичного адвокатского бюро «Принцип Право Про». Судебное следствие длилось почти месяц — снова давали показания две стороны, в зал по ходатайствам адвокатов снова вызывали свидетелей ДТП.

AUTO.TUT.BY побывал на первом заседании, во время которого показания давали потерпевший и обвиняемый.

«Я тормозил, но пешехода закрутило как мяч»

После оглашения деталей аварии гособвинитель Геннадий Бурый сообщил: за рулем водитель находился в состоянии алкогольного опьянения — это не позволяло ему нормально реагировать на ситуацию на дороге. Из-за этого он проявил невнимательность и неосмотрительность, частично заехал на правую обочину, где и сбил пешехода. Пострадавший Ткачук получил тяжелые травмы: множественные переломы рук и ног, повреждения головы. Эти действия трактуются по ч. 4 ст. 317 УК Беларуси (ДТП в пьяном виде, повлекшее тяжелые травмы).

После наезда на пешехода Валерий Скурчик не оказал помощь сбитому человеку, не сообщил о ДТП в соответствующие службы. Он скрылся на автомобиле и оставил в опасности пешехода. А эти действия уже попадают под ч. 3 ст. 159 УК Беларуси (Оставление в опасности пострадавшего).

Впрочем, после слов прокурора Валерий Скурчик сообщил, что не признает свою вину по всем пунктам обвинения.

Сейчас Валерию Скурчику 49 лет. Он родился и живет в Барановичах. У мужчины третья рабочая группа инвалидности, но он не работает. Обвиняемый разведен, несовершеннолетних детей на иждивении у него нет. Ранее он привлекался к уголовной ответственности за неуплату алиментов, с отбыванием наказания в виде исправительных работ. Стаж управления автомобилем у него 20−25 лет.

Фото: Юлия Альгерчик
Обвиняемый Валерий Скурчик

— До обеда я был дома и до момента управления автомобилем не пил. Потом я решил отогнать машину в гараж. По пути заехал на АЗС за сигаретами, а потом поехал по Машерова возле лесопосадок. Ехал не больше 60 км/ч, я быстрее никогда не разгоняюсь, — рассказал в суде обвиняемый.

По словам Скурчика, на улице уже было темно, а освещения на этой улице нет. Свет фар его авто выхватил справа на обочине пешехода, который шел навстречу движению авто.

— Когда мы начали сближаться, то пешеход вывалился на проезжую часть — прямо мне под колеса, — утверждает Скурчик.

— Но вы тормозили? — уточнил гособвинитель.

— Это что, с подколом вопрос? — отреагировал в ответ обвиняемый. — Я применял экстренное торможение. Хотел уйти от столкновения, но задел пешехода, его закрутило как футбольный мяч, и он упал. Я не помню, сколько проехал вперед. Остановился, включил аварийку и пошел к пешеходу.

Фото предоставлено читателем Сергеем
На этом месте произошло ДТП. Фото предоставлено Сергеем Ткачуком

Водитель отметил, что тело сбитого человека лежало наполовину на обочине, наполовину на асфальте. Сбитый пешеход хрипел. Водитель приложил к его шее два пальца — прощупывал пульс. Потом остановил попутный Opel и попросил сидящую в ней женщину вызвать скорую.

Сбил человека и уехал за кофе

— Женщина эта сказала, что будет на месте аварии. А я снова поехал на АЗС: хотел посмотреть, куда смотрит видеокамера, захватывает ли она место ДТП. Увидел, что угол наклона камеры не добивал до той стороны. На АЗС я продавцу сказал, что попал в аварию. А она мне дала пожевать кофейные зерна, но я не хотел их брать. Заодно взял кофе и сигареты и поехал обратно.

Скурчик пояснил, что когда возвращался на место аварии, то выпил остатки водки (грамм 150−200) из бутылки, которая лежала в салоне машины. Водка была не его, «оставил сожитель дочки, это он бухал». Пустую бутылку выбросил через окно в лес.

— Почему вы не оказали помощь пострадавшему и уехали? Вы знаете, что не должны покидать место аварии? Зачем вы поехали, почему не пешком пошли? Зачем вы пили спиртное? — все задавал вопросы прокурор.

— Я не имею права оказывать помощь и передвигать пострадавшего человека. Не вызвал скорую, потому что у меня не было телефона с собой. Я весь был на эмоциях, меня трясло — не каждый же день попадают в аварию.

По словам обвиняемого, он вернулся на место аварии быстро — минут через 10. Поставил свое авто на обочину так, чтобы не мешать проезжать другим машинам. Почти одновременно с ним приехала скорая, и водитель начал помогать медикам накладывать шину пострадавшему, а потом грузить носилки в машину.

Фото: Юлия Альгерчик

— Объясните мотивы своих поступков, — попросил судья Андрей Василюк обвиняемого. — Вы говорите, что вас трясло. Но в то же время вы понимали, что камеру нужно посмотреть. Это нехарактерно для душевного потрясения. Как объяснить, что вы купили кофе, сигареты, зерна эти взяли? Очень много вопросов «почему».

Обвиняемый всю нелогичность своих поступков объяснил стрессом и добавил, что «следы на месте ДТП не заметал».

Кстати, вызванные в суд четверо гаишников, которые приехали на место ДТП и доставляли Скурчика на освидетельствование, вспомнили, что от водителя пахло алкоголем. Водитель тогда пояснял им, что выпил спиртное до аварии, мол, был до этого в гостях. Эти же показания милиционеры давали и четыре года назад — они есть в письменных материалах дела.

Потерпевший: «За четыре года передо мной даже не извинились»

Пострадавший в аварии Сергей Ткачук хорошо помнит все, что было до того момента, как его сбил автомобиль. А после — провал.

— Шел по проезжей части вдоль леса навстречу транспорту. Когда машины приближались я отходил на обочину. Я хорошо был виден: фликеры были сверху на рюкзаке и на правом рукаве.

Пешеход остановился, чтобы закурить сигарету. В это время позади Сергея ехала машина, впереди он также увидел горящие фары.

— Я ушел с асфальта на обочину — сделал в сторону 2−3 шага и начал прикуривать. Я понимал, что автомобиль едет по своей полосе и я не представляю для него опасности. Думал, машины разъедутся и я пойду дальше. И все, больше ничего не помню. Но я уверен — сбили меня на обочине.

После этого Сергей провел девять дней в коме, год мог лежать только на спине, перенес 11 операций — кости в его ногах собирали на металлические конструкции.

— За столько времени от Скурчика не было ни одного звонка и никаких извинений.

Фото: Юлия Альгерчик
Пострадавший Сергей Ткачук

29 апреля Брестский областной суд вынес приговор Валерию Скурчику. Его признали виновным по всем предъявленным статьям и назначил ему наказание в виде четырех лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима, с лишением прав на пять лет. Ему назначили штраф 100 базовых величин (2700 рублей). Также Скурчик должен выплатить пострадавшему компенсацию морального вреда 20 тысяч рублей.

Наручники на руках Валерия Скурчика защелкнулись прямо в зале суда.

Впрочем, это еще не конец истории. Защитник Скурчика сообщил, что их сторона будет подавать апелляцию.

-30%
-10%
-50%
-70%
-20%
-20%
-50%
-20%
-10%