/

10 февраля в Березе начался суд над 22-летним водителем БТРа, который почти два года назад врезался в молоковоз — и серьезные травмы получил его водитель.

Фото: vk.com/podslushanobereza
Фото: vk.com/podslushanobereza

Что случилось?

Столкновение БТР и грузовика произошло 28 марта 2018 года на перекрестке улиц Ленина и Комсомольской в Березе. В результате пострадал водитель молоковоза. С переломом бедра его госпитализировали в больницу. Проведенная экспертиза отнесла его травму к тяжким телесным повреждениям.

После аварии Минобороны сообщило в своем пресс-релизе, что ДТП произошло по вине водителя молоковоза. Якобы он нарушил ПДД, пренебрег требованиями сигналов машин ГАИ и ВАИ (Военная автомобильная инспекция), сопровождавших организованную колонну военной техники и «совершил столкновение с бронетранспортером».

Родственники пострадавшего не согласились с позицией Минобороны. Они настаивали, что с водительского сиденья молоковоза невозможно было определить, что перекресток пересекала военная колонна — транспорт двигался с «разрывами», а автомобилей сопровождения с проблесковыми маячками было не видно. Об этом же говорили TUT.BY очевидцы ДТП.

Фото: vk.com/podslushanobereza
Фото: vk.com/podslushanobereza

Почти два года следователи разбирались в обстоятельствах ДТП — и все-таки предъявили обвинение водителю БТРа, 22-летнему Артему Слащинину. Ему вменили нарушение правил вождения боевой машины, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого телесного повреждения.

По версии обвинения, 28 марта Артем ехал на БТР-80 в составе организованной военной колонны по улице Ленина. Скорость боевой машины составляла около 40 км/ч, а до переднего автомобиля дистанция составляла примерно 80 метров. Водитель БТРа перед перекрестком видел, что ему горел красный, но продолжил движение, не убедившись, что маневр безопасен. В результате бронетранспортер врезался в МАЗ, водитель которого не мог заранее заметить организованную колонну и ехал на зеленый.

Обвиняемый Артем Слащинин свою вину признал полностью.

Сам потерпевший, Сергей Червяковский, претензий к нему не имеет. В самом начале заседания он подал ходатайство с просьбой освободить парня от уголовной ответственности и прекратить производство по делу за примирением сторон.

В своем обращении водитель молоковоза отметил, что Артем навещал его в больнице, справлялся о здоровье, оплатил расходы на лечение, передал 3 тысячи долларов в качестве возмещения морального вреда. По мнению потерпевшего, ДТП можно было бы избежать, если бы сотрудники ГАИ и ВАИ выполняли свои обязанности.

— Солдат тоже должен быть защищен, — уверен Сергей.

Артем Слащинин подал аналогичное ходатайство. Их рассмотрят после изучения материалов дела.

«Приказали следить за дорогой, соблюдать скоростной режим и не уснуть»

Артем сейчас живет в Гродно, работает кабельщиком на одном из предприятий города. Сам он родом из Минска.

В мае 2017 года его призвали в армию. После учебки в Печах парня отправили служить в брестскую десантную бригаду на должность старшего водителя десантно-штурмового отделения.

Фото: ВКонтакте
Артем Слащинин. Фото: "ВКонтакте"

По словам Артема, накануне аварии их подняли в 6.00, а около 22.10 объявили тревогу. Водители прошли в гараж, поставили машины в колонну и вернулись в казарму на инструктаж.

— На инструктаже нам приказали следить за дорогой, соблюдать скоростной режим и не уснуть, — сообщил суду Артем.

Затем водители прошли еще один инструктаж на плацу бригады — и выехали в направлении Бронной горы. По легенде, брестские десантники должны были провести там операцию по деблокированию. Ночь накануне аварии Артем был за рулем и не спал.

Колонна была на марше всю ночь. В Березу военная техника въехала около 6.00. Когда военные ехали по улице Ленина, Артем заметил, что первый перекресток, возле магазина «Санта», был перекрыт ВАИ. При подъезде ко второму перекрестку обвиняемый увидел, что сигнал светофора переключился с зеленого на желтый.

— Я думал, что и этот перекресток ваишники перекроют. Выехал — и произошло столкновение, — рассказал Артем.

— А где, по вашему мнению, должны были быть сотрудники ГАИ и ВАИ? — уточнила у обвиняемого адвокат.

— На всех перекрестках, где проезжает колонна, — ответил Артем.

Потерпевший Сергей рассказал суду, что утром перед аварией прошел медкомиссию, а затем его служебный автомобиль проверили механики. Претензий ни у первых, ни у вторых не было. Перед перекрестком он не видел ГАИ, ВАИ или военную технику и не знал, что по улице Ленина едет организованная колонна. Улицу Ленина он пересекал на свой зеленый. Перед тем, как совершить маневр, бегло глянул по сторонам — заметил только легковушку, которая остановилась у стоп-линии.

— Я поехал прямо — и удар. Меня закрутило ремнем и уложило на сидушку. Остановился, отстегнулся, ногу опустил — и почувствовал боль. Подбежали мужики, я им крикнул: «Что ж вы делаете?» Они мне ответили: «Это не мы. Это БТР», — рассказал Сергей.

Потерпевший подчеркивает: к Артему у него претензий нет. После травмы он восстановился, вернулся на старую работу. Нога его практически не беспокоит:

— Разве что тяжело по ступеням подниматься.

Сергей попросил суд о снисхождении для Артема и подчеркнул, что воинская часть, где служил обвиняемый, тоже должна была взять на себя часть ответственности за аварию.

— Не хотелось бы, чтобы он был осужден, — просит за Артема потерпевший.

Рассмотрение дела продолжится в суде Березовского района 18 февраля.

Артему грозит до двух лет ограничения по военной службе, или до пяти лет лишения свободы.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-10%
-10%
-5%
-50%
-50%
-40%
-30%