103 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Предложили снять, я отказался». Житель «Пирса» повесил на балконе БЧБ-флаг, а его авто забрал эвакуатор
  2. «Радуюсь „мягкому“ приговору для невиновных людей». Известные белорусы — о приговоре врачу и журналисту
  3. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  4. Встречается с топ-моделью и продолжает феерить даже после жуткого сотрясения. Невероятный путь Кросби
  5. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  6. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  7. Нет ни документов, ни авто. В правительстве объяснили, как снять с учета такую машину, чтобы не платить налог
  8. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года с отсрочкой врачу
  9. «Утром ломились в подъезд». Что известно о массовых задержаниях блогеров и админов телеграм-чатов в Минске
  10. Кризис и волны релокейта не помеха? Резидент ПВТ пошел развивать технологические проекты в регионах
  11. Протестировали, как работает оплата проезда в метро по лицу, и рассказываем, что из этого вышло
  12. Кирилл Рудый — о жизни после госслужбы и проектах с Китаем. «Cперва кажется, ничего нельзя, а оказывается — все можно»
  13. Светлана Тихановская прокомментировала видео СК по ее делу
  14. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  15. «Малышке был месяц, они ее очень ждали». Что известно о троих погибших в страшной аварии под Волковыском
  16. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  17. Все магазины Bigzz и «Копилка» не работают. Компания ушла в ликвидацию
  18. «В детстве комплексовала и боялась, что нет будущего». Глухой автоинструктор — о жизни и работе
  19. «Единственным справедливым решением был бы оправдательный приговор». Заявление TUT.BY по делу «ноль промилле»
  20. Двухлетний ребенок полгода не видел папу. Посмотрите, как сын встречает политзаключенного
  21. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  22. Для водителя, который прокатил на капоте гаишника, запросили 11 лет колонии усиленного режима
  23. Родители не пускали дочь на учебу из-за ковида — и ее отчислили. Колледж: все законно
  24. Суд за надпись «3%» и пять лет колонии за «изготовление ежей». Что происходит в Беларуси 3 марта
  25. Беларусбанк начал выдавать потребительские кредиты. Какую сумму дадут при зарплате в 1000 рублей
  26. Как Беларусь зарабатывает на реэкспорте цветов в Россию
  27. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  28. На продукты рванули цены. Где сейчас выгоднее закупаться — на рынках, в гипермаркетах, дискаунтерах?
  29. «За полтора месяца мое душевное рвение ушло в минус». Минчанка продала квартиру и купила синагогу
  30. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке


/ Фото автора /

Может ли российская Renault Arkana иметь успех в Европе? Отвечает ли дизайнер за провал модели на рынке? И почему так сложно делать дизайн одновременно для Европы, России и Азии. Об этом мы побеседовали с Энтони Грейдом, вице-президентом по синергии дизайнов в альянсе Renault — Nissan — Mitsubishi.

Фото: Павел Мурашко

Энтони Грейд — это человек, который за 20 лет работы на французов «нарисовал» Renault Clio, Twingo, Megane II и Laguna III. Все эти машины хорошо знакомы белорусам. Энтони Работал на Ford, АвтоВАЗ и в конце концов стал ответственным за дизайн в альянсе.

«Белорусов в дизайн-центре Renault нет»

Энтони веселый и позитивный. Мы встречаемся в одном из московских кафе и в неформальной обстановке разговариваем не только и не столько о Renault, сколько о дизайне вообще. Энтони сразу признался, что Минск — это одно из немногих мест, где он до сих пор не побывал, но обязательно это сделает.

Но начали разговор с недавней премьеры белорусского рынка — Renault Arkana. Купе-кроссовер в бюджетном сегменте — это всегда опасность получить обвинения в плагиате. Не страшно ли было выводить такой автомобиль на рынок?

— В первую очередь изучается мнение потребителей, чтобы лучше понять, что им нужно, чего они сами хотят. Проводятся исследования. После анализа полученной информации мы пришли к проекту Arkana. Многих покупателей устраивал Duster, другую часть — Kaptur. Но была еще часть потребителей, которые хотели что-то более стильное, спортивное.

Идея и концепт авто пришли во многом из России, от группы по планированию продукта. Она явилась инициатором идеи купеобразного кроссовера. Основные пожелания — недорогой, полноприводный, не слишком высокий.

На вопрос об обвинениях в плагиате Энтони улыбается.

— О, вы наверное, имеете ввиду BMW X6? Нет, не боялись. Здесь вообще не идет речь о копировании. Мы получили бриф для команды по дизайну. И парни разработали форму, которая бы сочеталась с используемой платформой и при этом отвечала требованиям от продакт-команды. Если ты делаешь спорт-кроссовер, он должен иметь определенную архитектуру и форму — приземистый силуэт, покатую заднюю часть. Дом тоже обычно имеет четыре стены, окна и двери. Но Arkana — это более демократичный продукт. С доступной ценой и для более широкой аудитории. Кто-то создает тренд, а все остальные стремятся его продать. Если мы не будем монетизировать свой дизайн, то какой бы он ни был красивый, он никому не будет нужен. Но это риски бизнеса.

Фото: Павел Мурашко

Мы поинтересовались, как быстро после запуска модели в производство начинается работа над фейслифтингом или плановым обновлением. Энтони говорит, что работа над автомобилем не заканчивается никогда.

— Нет такого, что запустили производство, и все, можно передохнуть и сделать паузу. Нет. Отдел разработки постоянно получает обратную связь от клиентов, от отдела маркетинга. Что-то добавляет в дизайн. Мы постоянно что-то улучшаем, это не всегда какой-то глобальный фейслифт. Мы можем постоянно совершенствовать какие-то отдельные детали в процессе жизни автомобиля.

«Россия и Беларусь очень близки к Европе в плане предпочтений в дизайне»

Фото: Павел Мурашко

Дизайн Arkana создавался под запросы российских покупателей. А нам стало интересно, что за команда работала над автомобилем — международная или российская? Возможно, к автомобилю приложили руку и белорусские ребята?

— Белорусов в дизайн-центре Renault точно нет. Есть только двое ребят из России. И сам дизайн-центр находится не в России, а Европе. Сейчас, если говорить о США, России, Европе, Азии, то покупатели в этих регионах имеют различное представление и ожидания об идеальном автомобиле, от того, что они хотят получить. То же самое, что происходит в любом бизнесе, будь то автомобили, одежда или часы. И дизайнер должен понимать, что происходит в мире. Поэтому у нас есть студии дизайна на всех ключевых рынках.

Но не только в этом состоит сложность работы для современного дизайнера.

— До этого в моей карьере было все довольно легко. Автомобили четко делились на классы, и в каждом классе у тебя был один автомобиль. Сейчас границы размыты как никогда. Сейчас в рамках одного класса или платформы мы должны предложить хетчбэк, минивэн, кроссовер. Это серьезная задача для дизайна. Кстати, на своих лекциях я рассказываю, что проще всего нарисовать спортивное купе, главное - соблюсти пропорции. Гораздо интереснее работать над такими автомобилями, как, например Duster. Это настоящий вызов для дизайнера.

Когда-то Лоренс ван ден Акер, главный дизайнер Renault, сказал, что главная линия в дизайне — это линия роста продаж.

— Это чистая правда, — смеется Энтони. — Несмотря на то что мы прислушиваемся к мнению коллег, изначальный запрос должен идти от клиента, покупателя. Надо плясать от того, что он хочет получить на конкретном рынке. Это ответ на вопрос, как избежать провала — сильный дизайн и продуманный маркетинг. Ну и 20% удачи должно быть, потому что никогда не знаешь, что придумал твой конкурент.

Мы тут же интересуемся, получает ли «строгий выговор» дизайнер, если машина терпит провал на рынке.

— Нет, это все-таки ответственность президента компании — именно он «нажимает на кнопку», дает добро на запуск автомобиля в серию, — отвечает Энтони. — Жизнь дизайнера и без этого сложна. Сначала к нему приходит начальник и говорит — нет, лучше вот так. Потом приходит инженер и говорит — мы это не произведем. Отдел маркетинга говорит — мы это в жизни не продадим.

Энтони много работал с европейскими моделями и создал такие успешные автомобили, как Renault Clio и Laguna. А могла бы созданная по российским запросам Arkana заинтересовать европейский рынок?

— Если между, например, Кореей и Европой разница в ожиданиях дизайна большая, то Россия или Беларусь в этом отношении ближе к Европе по запросам клиентов. Посмотрите вокруг, — Энтони обводит взглядом ресторан. — Эти люди могли бы сидеть где угодно в Европе. Но российского клиента отличает то, что он ездит на дачу по плохим дорогам, заправляется плохим бензином, хочет иметь полный привод. Но что касается предпочтений в дизайне, то они за последние десять лет стали более европейскими. Понятно, что этот автомобиль отлично бы сыграл в Европе, если рассматривать только дизайн. Но нельзя забывать, что в Европе другой уровень доходов, и там продукт такого рода будет более дорогим. Тем не менее в Arkana мы хотели привнести более традиционные и актуальные на сегодня европейские черты Renault.

В конце мы интересуемся, на чем же ездит сам Энтони. В его гараже — очень интересные машины.

— Для ежедневных поездок я использую Renault Megane GT. Но есть у меня еще Renault Alpine и Lotus.

-25%
-10%
-10%
-15%
-33%
-30%
-15%
-50%