176 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Лукашенко подписал указ о застройке 10 квадратных километров на севере Минска
  2. После заявления Минтруда, что ветераны не получат выплаты к 9 мая, BYSOL запустил сбор. Сколько собрали
  3. Мангал под навесом уже не в тренде. Вот как круто белорусы обустраивают свои террасы и беседки
  4. Стартовала выставка-конвент Unicon & Game Expo. Вот как выглядят ее гости и участники
  5. Медики больше не будут прививать от ковида всех желающих в ТЦ «Экспобел»
  6. «50% клещей заражены». Врач — о клещевом боррелиозе и первой помощи при укусе
  7. Матч между хоккейными сборными Беларуси и Казахстана отменен
  8. «Родителям сказал, что пойду пожить к другу». Студент отсидел три месяца, услышал приговор и сбежал за границу
  9. Надежды нет? Прикинули, ждать ли белорусам тепла этим летом
  10. Лукашенко говорил, что «несогласных» студентов нужно отчислить, а парней отправить в армию. Где эти ребята сейчас?
  11. В Минске задержали группу людей, которые представлялись в Viber сотрудниками банка
  12. «Расходы превышают доходы, нужно еще 10−15 млн». Олексин может выкупить торговый центр «Валерьяново»
  13. Лукашенко — о восстановлении горевшего костела в Будславе: Без государства ни черта не сделают все равно
  14. Рост ВВП, долгов и заветные «по пятьсот». Кратко о том, как развивалась экономика в последние 10 лет
  15. Стоматолог понятно объясняет, нужны ли вам брекеты и что о них важно знать
  16. «Одна из нас умерла от отека мозга». История девушки, которая с друзьями отправилась за мухоморами
  17. Открыли TikTok-парк, в планах — расчетно-справочный центр. Как пробуют «оживить» торговый центр «Столица»
  18. Уволенному директору Оперного театра нашли новую работу
  19. В программе белорусских каналов на следующую неделю нет «Евровидения». Попробовали разобраться, что это значит
  20. Что сейчас происходит в Индии, которая шокирует мир смертностью от COVID-19? Рассказывают белоруски
  21. Что сделать, когда заболела шея? Мануальный терапевт дает несколько советов
  22. Биолог рассказал, как вырастить богатый урожай капусты. Вот пять правил
  23. Депрессия и 20 лишних кг почти похоронили ее карьеру. Фигуристка, которая была одной из лучших в мире
  24. Экс-капитана Генштаба за фото документа «польскому телеграм-каналу» приговорили к 18 годам за госизмену
  25. Лукашенко подписал законы о недопущении реабилитации нацизма и противодействии экстремизму. Что изменится?
  26. «С такой болезнью живут до 30 лет». История Кати и ее сына Вани с миопатией Дюшенна
  27. Фура и микроавтобус столкнулись под Смоленском — пострадали 13 белорусов, один в крайне тяжелом состоянии
  28. «Мы, иностранцы, с ума сходим». Белоруска уехала за мужем в сектор Газа и теперь вынуждена жить на войне
  29. Личный опыт. Как в Беларуси стартовало бесплатное исследование иммунитета против COVID-19
  30. Фоторепортаж. На Куйбышева открылась «Песочница» — площадка с уличной едой, которую любят минчане


/ Фото автора /

Автомобиль с площадки конфиската? Почему бы и нет, если цена и состояние подходящие, а государство дает гарантию, что никаких обременений по автомобилю нет — его можно свободно покупать и продавать, выезжать за границу. Так думал минчанин Никита (имя изменено), пока не столкнулся с самым настоящим мошенничеством бывшего владельца конфискованного авто и едва не лишился собственности.

Фото Павел Мурашко
Фото носит иллюстративный характер

«Даже за границу несколько раз на этой машине выезжал»

— В августе 2014 года я купил в автоконфискате дорогостоящий автомобиль. Стоил он больше 20 тысяч долларов. Машина была в хорошем состоянии. Я подал заявку на участие в аукционе, и так как был единственным участником, то выиграл его. Автомобиль был без обременений, то есть я мог его свободно потом продать, выезжать за границу.

В Беларуси автомобиль был конфискован за нарушение сроков пребывания в режиме временного ввоза. Владелец, гражданин иностранного государства, не успел вывезти свое авто обратно. Суд постановил автомобиль конфисковать в доход государства.

— У автомобиля было пару нюансов, на которые я тогда не обратил внимания. Отсутствовал техпаспорт и один регистрационный знак. Ключ тоже был только один. Тем не менее по документам, которые я получил от магазина автоконфиската, автомобиль поставили на учет. Я получил номера и спокойно ездил почти пять лет. Несколько раз выезжал на своем авто за границу, никогда никаких проблем не возникало.

В апреле прошлого года Никита подал объявление о продаже машины. С регистрации машину не снимал, так как собирался сделать это вместе с покупателем, заключив в ГАИ договор купли-продажи.

— В ГАИ мы заключили договор с покупателем, я сдал номера и техпаспорт, и мы стояли в очереди получать транзитные номера. Ждать нужно было часа два. Покупатель уже передал мне деньги, а я ему — ключи от автомобиля. Чтобы не терять время, покупатель предложил мне прокатиться до ближайшей заправки, а заодно более подробно рассказать об автомобиле. Когда мы вернулись назад, меня ждал «сюрприз». Следственный комитет, опергруппа: «Машина в розыске Интерпола, ты угонщик!» У меня начинается паника. Я не понимаю, что происходит. Какой угон, какой Интерпол? Следственная группа начинает изымать у меня ключи от автомобиля, искать понятых, осматривать автомобиль.

Никита пытался объяснить, что уже пять лет владеет автомобилем и ни о каком угоне не может быть и речи. Ошарашенный владелец начал возмущаться, а потом закрылся в автомобиле и уже все переговоры вел из него. Никита говорит, что следователи отказывались предоставлять документы на изъятие и осмотр автомобиля.

Понятное дело, что не менее ошарашенному покупателю Никита вернул деньги.

«Хочу привлечь бывшего владельца машины к ответственности»

— После всех разбирательств автомобиль у меня все же изъяли. Но вот что интересно. Когда вызвали эвакуатор для доставки машины на штрафстоянку, ГАИ отказалась забирать машину, потому что у них по базе Интерпола она не числится в угоне. Говорят: у нас нет оснований забирать машину. Следователи кричат: у нас есть рапорт, она в угоне. В итоге я сам на своей машине поехал на штрафстоянку, потому что ГАИ так и не взялась ее эвакуировать.

Потом началось следствие. В ходе него были проведена экспертиза, исследованы VIN-номер автомобиля, техпаспорт. Следов подделки, естественно, нигде не нашли. Все это заняло около двух недель. Никита написал заявление следователю о выдаче автомобиля на ответственное хранение и получил машину назад.

Следствие длилось до июля. Выяснилось, что автомобиль был приобретен законно, поэтому было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Казалось бы, все в порядке, следствие разобралось, что никакого угона не было. Как бы не так.

— В октябре Национальное центральное бюро Интерпола Беларуси уведомляет меня, что мой автомобиль числится в розыске по учетам похищенного автомототранспорта базы данных Генерального секретариата Интерпола по инициативе правоохранительных органов Литовской Республики. И вот тут начинается второй этап моей эпопеи. Я закидываю жалобами все возможные государственные органы, включая Генеральную прокуратуру. На каком основании у меня изымают автомобиль, который был законно приобретен? Почему после проверки Центральным РУВД Минска информация о том, что мой автомобиль не находится в угоне и не является похищенным, не была направлена в Интерпол Литовской Республики и другие уполномоченные органы?

Никита подключил адвоката и начал бомбардировать письмами государственные органы Литовской Республики. Присылал документы о том, что автомобиль был в судебном порядке конфискован и обращен в доход государства у гражданина Литвы за нарушение сроков временного ввоза. По словам Никиты, литовская сторона на письма вообще не реагировала. Пострадавший писал в Генеральную прокуратуру Литвы и в департамент полиции. Получал только уведомления о том, что заказные письма получены, но ни одного ответа так и не дождался.

— Я требовал от государственных органов возбудить в отношении бывшего владельца уголовное дело по факту мошенничества, но мне везде отвечали отказом. В МИД посоветовали, чтобы я сам обращался к литовским властям. Я побывал на приеме у заместителя генерального прокурора, там меня немного успокоили. Сказали, что прокуратура города готовит материалы для возбуждения уголовного дела по факту мошенничества. По их информации, это не один такой случай. Правда, до сих пор я не знаю, на какой стадии находится это дело.

В конце концов напористость Никиты дала свои плоды. Его услышали. Литовская сторона прислала постановление об удалении машины из базы угнанных авто Интерпола. Розыск прекращен. Машину можно было снова спокойно снимать с учета и продавать.

— Тем не менее бывший владелец, который провернул эту схему, остается безнаказанным. Он не является гражданином Беларуси, поэтому наши органы советуют мне обращаться с заявлением в литовские правоохранительные органы. Чтобы просто доказать свою невиновность в этой, казалось бы, простой ситуации, мне пришлось потратить уйму денег, времени и нервов.

Сейчас адвокат Никиты готовит очередное заявление во все органы Беларуси и Литвы, чтобы все-таки возбудили уголовное дело и привлекли бывшего владельца к ответственности. В том числе Никита рассчитывает на возмещение морального и материального вреда.

-20%
-5%
-20%
-10%
-30%
-20%
-20%