102 дня за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Горбачев: Я не раз говорил, что Союз можно было сохранить
  2. Жуткое ДТП в Волковысском районе: погибли три человека, в том числе новорожденный ребенок
  3. Получающих зарплату «в конвертах» планируют привлекать по «административке»
  4. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  5. Какой будет погода весной и стоит ли прятать теплые пуховики в марте
  6. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  7. «Подошел мужчина в одежде рыбака». Как судили пенсионерок, задержанных на выходе из электрички
  8. Минское «Динамо» начинает первый за четыре года плей-офф. Чего ждать от «зубров»
  9. Чиновники обновили базу тунеядцев. С мая с иждивенцев будут брать по полным тарифам за отопление и газ
  10. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  11. «Деревня умирает! Здесь живут 4 человека — и все». История Анатолия, который работает в автолавке
  12. Вот почему он стоит больше 100 тысяч евро. В Минск привезли первый Mercedes S-класса нового поколения
  13. Суд по делу «ноль промилле», новые задержания, планы по экстрадиции Тихановской. Что происходит 2 марта
  14. «Готовились к захвату зданий в Гомеле». СК — об экстрадиции Тихановской и деле в отношении ее доверенных лиц
  15. Был боссом Дудя, построил крутой бизнес в России, а сейчас помогает пострадавшим за позицию в Беларуси
  16. С 2 марта снова дорожает автомобильное топливо
  17. Лукашенко рассказал о подробностях переговоров с Путиным
  18. В Витебске увольняют Владимира Мартова — реаниматолога, который первым в Беларуси честно говорил о ковиде
  19. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  20. «Пары начинались в 3 утра». Белорусы, которые учатся в Китае, не могут вернуться в вуз
  21. Что известно о «собственной ракете для „Полонеза“», которую создали в Беларуси
  22. Прививать всех желающих от COVID-19 начнут в апреле. Вакцина будет от белорусского предприятия
  23. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино
  24. Водители жаловались, что после поездки по М10 не могут отмыть машины. Вот что рассказали дорожники
  25. Суды над журналистами, маникюр прокурора, морозы и снег. Февраль-2021 — в фотографиях TUT.BY
  26. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  27. Беларусбанк вводит лимиты по некоторым операциям с банковскими карточками
  28. Приговор по делу о «ноль промилле»: полгода колонии журналистке TUT.BY и два года врачу с отсрочкой
  29. Виктор Лукашенко получил звание генерал-майора запаса. Предыдущее его известное звание — капитан
  30. Ватные палочки, серные пробки. Врач — о том, из-за чего еще слух может стать хуже


/

В конце сентября AUTO.TUT.BY провел десять дней в рейсе с первой официальной белорусской дальнобойщицей Александрой Хурсан. Мы проехали от Беларуси до Венгрии и обратно: посмотрели, как девушка справляется с работой и какой придорожный сервис предлагают автомобилистам. А сегодня расскажем, пожалуй, о самом нелюбимом дальнобойщиками этапе работы — прохождении границы. Здесь белорусские водители теряют свои нервы, время и деньги — ведь зарплата их зависит от пробега, а простои не оплачивают.

Фото: Ирина Малиновская, TUT.BY

AUTO.TUT.BY благодарит за помощь в подготовке материала транспортную компанию «Янстронг» и посольство Венгрии в Беларуси.

Граница в Европу. «Крутили улитку» на польской таможне

С парковки в Бресте, где мы остановились на ночлег перед прохождением границы, мы выскочили быстро: подъем после ночевки был в 7.30, в ускоренном темпе оделись, умылись, почистили зубы, причесались и в 8.00 уже вырулили на дорогу в направлении белорусско-польской границы. На завтрак времени не было, поэтому прямо на ходу хрустели печеньем и пили чай, рискуя облиться кипятком — фуру на дорожных ямах здорово трясло.

— Нельзя терять ни минуты! Прохождение границы — это как лотерея. Повезет — проскочишь быстро, не повезет — застрянешь на несколько часов. Бывает, люди сутками стоят, — по дороге к пункту пропуска «Козловичи» рассказала Александра Хурсан.

По прогнозам водителя, нам должно было «подфартить»: ехали мы в неходовое для дальнобойщиков время — утро вторника. Хотя день на день в этом похожим может и не быть. Саше удавалось проскочить границу и за три-четыре часа, но было это в середине недели и глубокой ночью.

Фото: Юлия Альгерчик, TUT.BY

В этот раз трасса была не загружена — не было попутных грузовиков, рядом ехали только легковушки. Обычно ближе к границе дальнобойщики начинают переговариваться, уточняют друг у друга, что там с колейкой. А тут рация подозрительно молчала.

— Хороший знак. Может, там и пусто, может быть… — с улыбкой бубнит себе под нос Саша.

На предложение корреспондента, заглянуть на сайт ГТК, чтобы узнать, что ж там с очередью, Александра усмехнулась и махнула рукой.

— Перед пунктом пропуска машин может не быть, а внутри — все забито, да и нейтралка вся в грузовиках. Вот если бы была информация, сколько авто на самом переходе и после него, а так…

Фото: Юлия Альгерчик, TUT.BY

Перед воротами на «Козловичи» и несколько десятков метров за ними — ни одной машины. А вот восемь каналов, ведущих на выезд, — забиты фурами. В каждой колейке машин по двадцать.

Отойти далеко от фуры водитель не может — очередь же движется, и надо по чуть-чуть проезжать вперед. Так что максимум, что могут себе позволить дальнобойщики, смотреть кино в кабине, сидеть в интернете или общаться с коллегами, стоя возле машин. Еще есть возможность быстро сбегать в туалет, который находится рядом с колейкой в отдельно стоящем домике.

— Жаль, что накопитель здесь не могут сделать да и на других пунктах пропуска тоже. Поставил бы водитель фуру на стоянке (на «Козловичах», кстати, она есть), взял бы талончик в электронную очередь с информацией, через сколько примерно она подойдет, да и пошел бы в кафе поесть. А так сидим и тупим здесь, — раздосадованно высказался Виталий, дальнобойщик из Бреста.


На очередь на оформление у белорусских таможенников и выезд на нейтральную территорию у нас ушло четыре часа.


— Давай-ка в туалет сбегаем на родине, — предлагает до выезда за шлагбаум Саша и предупреждает. — Больше ничего не пей: на «зеленке» (так дальнобойщики называют нейтральную территорию) туалета нет, следующий только на польской стороне. А кто знает, сколько мы стоять будем. Бывало, что и по шесть часов стояли, у некоторых и смена уже заканчивалась здесь.

Фото: Юлия Альгерчик, TUT.BY
Туалет в ПП «Козловичи» чистенький и аккуратный. Но проблема в том, что он общий для мужчин и женщин, а перед закрытыми кабинками висят писсуары. Хорошо, что в этот раз с Сашей мы оказались вдвоем: одна другую охраняла, чтобы мужчины не заходили.

Из «Козловичей» для выезда на нейтралку одновременно открывались шлагбаумы на нескольких коридорах, и тогда сразу несколько машин устремлялись к выезду, при этом выстраивались они одна за одной. Чтобы успеть, дальнобойщики иногда даже подрезают друг друга.

— Ой, из-за этого тут такое бывает! Сигналят и ругаются, кто первый, в рации мат-перемат стоит, хоть уши затыкай. Бывает, что из машин выскакивают и друг к другу летят, — рассказывает Саша. — Я не лезу, не хочу машину повредить. А бывает, что кто-то и уступит мне. Кстати, уступают чаще всего наши ребята, а иностранцы несутся.


Ожидание на «зеленке» заняло у нас шесть часов.


В польский пункт пропуска «Корощин» мы въехали в 17.30 (в Беларуси было на час больше — 18.30).

— Все, хана, — мрачно сказала Александра, когда увидела, что вся стоянка на польской стороне была заполнена грузовиками, а очередь из фур на рентген огибала стоянку.

На сопредельной стороне первым делом дальнобойщики идут в здание таможни и отдают документы на груз для оформления. Процесс это долгий, а электронной очереди нет. Приходится спрашивать, сколько человек впереди, а потом прикидывать, сколько времени есть в запасе. Пока подходит твоя очередь, можно в здании таможни походить по польским магазинчикам (их там около десяти), поесть в кафе.

Фото: Юлия Альгерчик, TUT.BY

— Будем надеяться, на рентген нас не отправят, ох, хоть бы не отправили, ну пожалуйста, — тихонько, как молитву, шепчет Александра у окошка польского сотрудника таможни и уже потом объясняет: — Они иногда смотрят, что девочка, жалеют, стараются более лояльно подойти.

Однако в этот раз Сашу не «пожалели» — ехать на рентген пришлось. Сколько машин стояло в очередь на «просвечивание», сказать трудно, может, 50, а может, и 100. Дальнобойщица сказала, что очередь хоть и большая, но еще не критическая.

— Самый страх, это когда на рентген посылают, а стать уже некуда. Тогда фуры закручиваются внутри стоянки по кругу, который постепенно сужается к центру. Двигаются тихонько по нему. Это дальнобойщики называют «крутить улитку».

Стоять в очереди непросто. Бывало, что водители засыпали и коллеги стучали в кабину или кричали по рации — будили, просыпайся, мол. У кого-то из дальнобойщиков заканчивалась смена, и они становились на отстой прямо на стоянке пункта пропуска, хотя этого делать нельзя — сотрудники пункта ходят и проверяют это, попался — получи штраф. При нас одному водителю вручили мандат на 200 злотых (больше 100 рублей).

— Чтобы пройти рентген в «Корощине», надо тихонечко проезжать во время сканирования. Хоть там и написано — 20 км/ч. Я еду меньше, а то рентген не срабатывает и тебя посылают сканироваться повторно. Это надо просить водителей, чтобы тебя пропустили. Опять мат бывает в ответ — оно и понятно, нервы у людей уже сдают…


Восемь часов ушло на очередь для прохождения рентгеновского сканирования фуры. Еще около часа — ожидание, пока фуру опломбируют.


В два часа ночи Mercedes Actros Александры выехал из ПП «Корощин». Итого на прохождение границы ушло почти 19 часов.

Едем в Беларусь: попали на пересменку

По сравнению с прохождением границы поездка по Европе на фуре AUTO.TUT.BY показалась лайтовым приключением с красивыми, как на страницах National Geographic, видами за окном. Однако на обратном пути появилось напряжение, и нарастало оно с каждым километром, приближающим нас к польско-белорусской границе.

Фото: Юлия Альгерчик, TUT.BY

— Ребята, на границе мрак, лучше не соваться, — за несколько километров до «Корощина» по рации сообщил какой-то дальнобойщик.

Эту информацию то и дело подтверждали другие водители. Поэтому на ночь ехать на границу мы не решились.

— Немного поспим, а ближе к утру выскочим, — решила Саша и зарулила на парковку Pajero на трассе Е30.

Таких же, ожидающих лучшей ситуации на границе, дальнобойщиков оказалась целая стоянка.

— Да, представляю, как они все ломанутся утром… — прогнозирует Александра.

Ночью водитель спала настороженно и беспокойно — все прислушивалась, что говорят по рации. А в два часа ночи вдруг вскочила и решила, что надо стартовать в «Корощин»: коллеги сообщили, что колейка уже пустая. В это время начали заводить грузовики другие дальнобойщики, но мы оказались одними из первых, отправившихся в сторону границы.

По дороге мы наблюдали, как вдоль обочин «спят» грузовики — это водители, не дотянули до границы и закончили смену прямо на трассе.

Пока Александра занималась документами, мы успели прогуляться по стоянке, выпить чашку чая, радушно предложенную каким-то белорусским дальнобойщиком, а заодно употребить пол-литра польского питьевого йогурта — в Беларусь-то молочку завозить нельзя, но не пропадать же продукту!


Оформление в «Корощине» заняло три часа. На «зеленку» мы выехали в 6.00, прошли ее не больше чем за час, а на белорусской стороне застряли.


Фото: Юлия Альгерчик, TUT.BY

— Наши тупят, здравствуй, родина! — ёрничали водители по рации и ждали.

— На пересменку попали: у наших она с 7 до 8 утра, — объясняет задержку Саша.

Странно было наблюдать, что водители, которые общались до этого на «зеленке», на белорусской стороне сидели по своим кабинам.

— Выходить здесь нежелательно, — предупредила Александра.

Фото: Ирина Малиновская, TUT.BY

Но как же не выйти, когда до этого было выпито столько жидкостей? Однако туалет поблизости найти не удалось. Сотрудник таможни объяснил, что он за шлагбаумом, и для того чтобы туда попасть, надо сначала пройти паспортный контроль и показать личные вещи.

— Здесь все закрыто, вы никуда не сходите, надо ждать, — объяснил водитель, который был первый в очереди, и тихонько шепотом, «по секрету», добавил: — Здесь вообще ходить нельзя, отругают или того хуже — отправят на углубленный досмотр, машину по винтикам разберут, груз перетрясут, нервы все вытреплют. Вот мы все молчим и терпим.

Фото: Юлия Альгерчик

После 8.00 на смену заступил новый таможенник и колейка сдвинулась с места. Но оказывается, для нас вся эпопея с ожиданием только начиналась. Впереди было оформление документов. Ноу-хау, которое не так давно внедрили в ПП «Козловичи» — электронная очередь на эту услугу. Узнаем, что впереди у нас около 90 грузовиков. Ждать придется долго — не меньше 4−5 часов.

От нечего делать походили по таможне, заглянули в туалет: обломанные шпингалеты на дверцах кабинок, отсутствие бумаги и мыла.

— Говорят, женский туалет здесь хороший — девочек же мало бывает, а мужской ужасный, — говорит Саша.

Фото: Юлия Альгерчик
В здание таможни пришла дворняга — и дальнобойщики обрадовались: хоть какое-то развлечение в многочасовой очереди

Александра предлагает позавтракать в круглосуточном кафе, которое находится в здании таможни, говорит, «там пирожные бывают, корзиночки с кремом».

Позавтракать нам не удалось: пирожных не было, да и вообще, блюдами кафе не изобиловало — посетителям предлагался лишь салат из натертой свеклы. В соседней холодильной витрине лежали бутылочки с кефиром, сыр, а за спиной бармена, на полках шкафа — бутылки с коньяком, водкой и газировкой, шоколад, вафельки да чипсы.

В единственном магазине на таможне ассортимент продуктов был такой же, как и в кафе. Зато представлено много белорусских сувениров и спиртных напитков.

Фото: Юлия Альгерчик, TUT.BY
Фото: Юлия Альгерчик, TUT.BY

Фото: Юлия Альгерчик, TUT.BY

— Кушать хотите, да? — сочувственно поинтересовался мужчина за прилавком кафе. — Рано, ничего еще не успели приготовить. Кофе могу предложить только растворимый или три в одном, с зернами не сварю — воды для кофемашины нет…

Пришлось завтракать растворимым кофе и вафелькой. Правда, часа через два горячие блюда в кафе доставили. И сразу же за ними выстроилась огромная очередь из хмурых дальнобойщиков.

— Вот так помыкаются люди в очередях на границе, подушатся на таможне и сваливают работать за границу. А чиновники думают: ой, а что ж им не хватает, все ж для них делаем, электронные очереди запускаем! А пусть сядут в фуру, да и проедут с нами вместе, тогда все поймут, — жаловались водители, сидя за столом в кафе ПП «Козловичи».


Выехали из ПП «Козловичи» мы через шесть часов — в 13.00.


Всего за один рейс на прохожение границы туда и обратно Александра Хурсан потратила 28 часов — «еще нормально», говорят дальнобойщики.

Использование материала в полном объеме разрешено только медиаресурсам, заключившим с TUT.BY партнерское соглашение. За информацией обращайтесь на nn@tutby.com

-15%
-30%
-20%
-20%
-12%
-20%
-33%
-5%
-30%
-25%