/

Два года назад это ДТП вызвало большой резонанс: пьяный парень на BMW влетел в машину такси, попытался скрыться, затем был задержан, а потом… отпущен сотрудником ГАИ. К тому моменту, когда СК возбудил уголовное дело, лихач уже был за пределами страны. Обсуждая аварию, многие обращали внимание на родственные связи водителя BMW: его мама является бизнес-партнером владельца медцентра «Нордин», сам парень на тот момент работал там администратором. В итоге дело вслед за обвиняемым «ушло» в Россию и там рассматривалось в суде. До вынесения приговора ни пострадавшие, ни обвиняемый общаться с прессой не захотели. И вот на прошлой неделе стало известно, что Вячеслава Корнеевца, водителя BMW, приговорили к полутора годам колонии-поселения и лишили прав на три года. AUTO.TUT.BY поговорил с обеими сторонами конфликта.

Фото с сайта суда Багратионовского района
Фото с сайта суда Багратионовского района. Здесь рассматривали дело о ДТП в Беларуси

Напомним обстоятельства громкой аварии: 7 октября 2017 года около часа ночи 29-летний водитель автомобиля BMW 650i xDrive на улице Кальварийской не справился с управлением и врезался в столб, затем авто отбросило в попутное такси Opel Astra. Водитель такси получил тяжелые травмы. После ДТП водитель BMW попытался скрыться, но был остановлен, а затем отпущен инспектором ГАИ под подписку о явке в отдел дознания.

В момент ДТП парень был пьян — 0,94 промилле алкоголя. Через несколько дней СК возбудил в отношении Вячеслава Корнеевца уголовное дело по ч. 4 ст. 317 (Нарушение ПДД лицом, управляющим транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого телесного повреждения) и ч. 3 ст. 159 (Заведомое оставление в опасности) УК Беларуси. Автомобилист к этому времени уже уехал из страны и был объявлен в розыск.

Затем через своего защитника Корнеевец сообщил, что находится в Москве и готов общаться, но только не в Беларуси. В СК решали вопрос о передаче уголовного дела для осуществления уголовного преследования обвиняемого на территории России.

«После аварии не мог ходить, разговаривать, не узнавал свою жену…»

В такси Денис, пострадавший в той аварии, работал как ипэшник. В ту ночь он возил пассажиров, но, когда ехал по Кальварийской, в салоне был один.

— Про ДТП сказать ничего не могу: я даже не понял, что произошло. Не помню и момент удара. Просто ехал, а потом открываю глаза — все как в тумане, я в каком-то помещении, руки привязаны к кровати. Думаю: где я, что со мной?

После аварии пострадавшего таксиста доставили в реанимацию БСМП в бессознательном состоянии, которое перешло в двухнедельную кому.

— Мне потом рассказали, что у меня травмирован позвоночник, сломаны лопатки, несколько ребер, выбиты зубы, повреждены внутренние органы, все тело было сплошной гематомой. Но больше всего врачи опасались за голову.

Из-за травмы головного мозга Денис некоторое время не узнавал свою жену, не мог не только ходить, но и разговаривать, держать ложку и самостоятельно есть: пациента кормили через зонд.

— Всему учился заново. Беспомощный был, как ребенок. Все тело очень болело, но надо было двигаться, чтобы снова начинать жить. Кому я «никакой» нужен? У меня ведь семья: сыну тогда было три года, жена в декрете. Врачи говорили, что если я выживу, то могу остаться «овощем»…

Фото с места аварии в 2017 году

После БСМП Дениса отправили на реабилитацию в Аксаковщину. Домой мужчина попал только в середине декабря — спустя два с половиной месяца после аварии. Он еще не восстановился, но решил, что будет выполнять рекомендации врачей дома. Но 1 января снова «загремел» в больницу.

Выписали домой Дениса в конце января по его же просьбе: находиться в больнице он уже не мог. Он передвигался с помощью ходунков, речь не восстановилась, была замедленная, с заиканием, но парень решил, что дома восстановится быстрее.

— Друзья и знакомые ко мне приезжали, звонили, поддерживали. А вот виновник аварии, водитель BMW, сбежал и спрятался в России. Не звонил, не писал, извинений от него не было ни тогда, ни сейчас.

«Согласился взять деньги, потому что нужно было лечиться»

Спустя какое-то время на связь с матерью Дениса, Татьяной Ивановной, вышла мать Вячеслава Корнеевца — Диана Николаевна. По нашим данным, она является учредителем и гендиректором медицинского центра в Москве, а также бизнес-партнером владельца белорусского медцентра «Нордин».

— Она говорила, что окажет помощь в лечении до полного восстановления, а после выздоровления поможет Денису устроиться на работу. Только вот реальной помощи мы не дождались. Лишь однажды нам передали из Москвы лекарство, которое нужно было срочно, а в Беларуси его не было, — уверяет мать пострадавшего.

По словам Татьяны Ивановны, она отказывалась обсуждать финансовые вопросы до суда и просила представителей обвиняемого не тревожить Дениса: любое волнение сразу же отражалось на его самочувствии.

Адвокаты Вячеслава Корнеевца уже тогда вели работу по передаче дела в Россию, подавали ходатайства о прекращении дела по статье об оставлении в опасности. Пострадавшие были против.

По закону, чтобы дело передали в Россию, пострадавший должен был снять свои претензии. Так что в итоге адвокаты все-таки вышли на Дениса.

— Ему предложили материальную помощь, но предупредили: если откажется, не получит вообще ничего. Также поставили условие: он должен написать бумагу, что не возражает против передачи материалов уголовного дела из СК Беларуси в Россию, а также не имеет к Вячеславу Корнеевцу никаких претензий, — продолжает Татьяна Ивановна.

Фото предоставлено Денисом
Таким автомобиль Дениса был до аварии

— Я смотрел тогда на эту женщину [мать Корнеевца] и не видел, что ей стыдно за ситуацию, она не извинялась за сына. Такой прагматичный деловой подход: я тебе деньги — ты соглашаешься на мои условия, — вспоминает Денис.

Пострадавший говорит, что вынужден был согласиться на предложенные условия: семья испытывала материальные трудности, не было денег на лечение. К тому же Денис верил, что скоро снова сможет работать. Для этого нужен был автомобиль: ведь его Opel не подлежал восстановлению.

— Я надеялся, что Диана Николаевна выполнит свои обещания: поможет с лечением, протезированием, все же в «Нордине» есть хорошие врачи, техника, но этого не произошло: как только они получили требуемое ходатайство, сразу же забыли о моем существовании.

К сожалению, восстановить здоровье Денису не удалось до сих пор. У него по-прежнему сильные головные боли, болит нога, спина, шея, остались проблемы с речью, памятью, есть эмоциональная нестабильность. Разумеется, в таком состоянии о работе в такси не может быть и речи. Врачи предлагали оформить группу инвалидности, но он отказывается. Мужчина стыдится своего состояния, поэтому старается избегать общения с друзьями и знакомыми: не хочет, чтобы видели его беспомощным.

Фото предоставлено Денисом
А таким Opel стал после аварии

Фото предоставлено Денисом

Фото предоставлено Денисом

— Я ведь раньше был активным и абсолютно здоровым человеком, спортом занимался, волонтерил в Красном Кресте, был одним из организаторов минского автоканала «Помощь на дороге». А сейчас…

Денис пытается найти постоянную работу, но ничего подходящего для него пока нет. Есть варианты, которые предполагают общение с людьми по телефону, но из-за не до конца восстановленной речи заниматься этим он не может.

— Меня даже несколько раз принимали за пьяного: когда иду — пошатываюсь, язык заплетается. Даже милиция как-то подходила, спрашивала: «Употребляли что-нибудь?» А вообще мне многие говорят, что 7 октября 2017 года — это мой второй день рождения, наступил он, когда я был в возрасте Христа — 33 года. Так что по-новому скоро мне будет два годика — я еще маленький, поэтому и говорить могу плохо, — пытается шутить Денис.

Если бы дело рассматривали в Беларуси, наказание было бы строже

Когда материалы уголовного дела по ДТП поступили в суд Багратионовского района Калининградской области, пострадавшая сторона решила, что на заседаниях интересы Дениса из-за его состояния здоровья будет представлять мама Татьяна Ивановна.

Еще в феврале этого года она ездила в Россию знакомиться с материалами дела, но потом их несколько раз отправляли на доработку, и только после жалоб женщины в прокуратуру в мае дело наконец начали рассматривать в суде. Правда, обвинение предъявили по одной статье, речь об оставлении в опасности пострадавшего уже не шла.

В России действия обвиняемого Вячеслава Корнеевца квалифицировали по ч. 2 ст. 264 УК РФ — «Нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств» (в редакции Федерального закона от 31.12.2014).

Нарушение лицом, управляющим автомобилем, ПДД, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, если оно совершено лицом, находящимся в состоянии опьянения, наказывается принудительными работами на срок до трех лет или лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Отметим, что если бы дело рассматривали в Беларуси даже по одной статье — ч. 4 ст. 317 УК РБ (Нарушение ПДД, лицом, управляющим транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого телесного повреждения), водителя бы ждало наказание в виде лишения свободы на срок до семи лет с лишением водительских прав.

В суде интересы сына Татьяна Ивановна представляла без адвоката, лишь в Минске получала небольшие юридические консультации.

Обвиняемый: «С места ДТП не скрывался, уехал в Москву из-за угроз»

Вячеслав Корнеевец родился в городе Лоеве Гомельской области в июне 1988 года. Потом он стал гражданином РФ с пропиской в Калининградской области. В Беларуси имел вид на жительство, но позже был его лишен. Парень не женат, детей нет, имеет высшее образование, ранее к уголовной ответственности не привлекался. До момента ДТП он работал администратором в медцентре «Нордин» и ездил за рулем белого BMW 6 — купе бизнес-класса с красивыми номерами 3333 СМ-7. Этот автомобиль неоднократно замечали припаркованным с нарушением ПДД — на тротуаре на улице Сурганова, недалеко от медцентра «Нордин».

По сведениям, озвученным в суде, сейчас он работает менеджером в частной фирме в Калининграде.



В суде выяснилось, что Корнеевец неоднократно привлекался к административной ответственности за превышение скорости. Обвиняемый пояснил, что это было вынужденной рабочей необходимостью: на машине ему срочно надо было доставлять в лабораторию медикаменты. По его словам, большое количество административных правонарушений и стало причиной лишения его вида на жительство в Беларуси.

В распоряжении AUTO.TUT.BY есть аудиозапись судебных заседаний. После оглашения прокурором обвинительной части Корнеевец сказал, что вину свою в произошедшем ДТП признает, и подтвердил: за рулем был он. Хотя сразу после ДТП он говорил инспектору, что не помнит, кто управлял авто и что в нем произошло.


Уволенный после громкого ДТП на Кальварийской гаишник рассказал, почему отпустил пьяного водителя


— Вообще, я практически не пью. Но тут у меня был эмоциональный срыв — поругался серьезно с девушкой. 6 октября около 23.00 встретились с товарищами в кафе, выпил несколько бокалов вина, — объяснил Вячеслав Корнеевец в суде причину пьяного вождения.

По словам обвиняемого, в ту ночь он с друзьями посетил несколько питейных заведений Минска, потом хотел поехать домой. Парень отметил, что на авто у него стояла летняя резина, а на улице были первые заморозки (архив прогноза погоды информирует, что ночью 7 октября 2017 года температура воздуха была 7−8 градусов тепла. — Прим. AUTO.TUT.BY), поэтому он не справился с управлением, автомобиль занесло на мокрой дороге, и он врезался в столб, а оттуда — в машину такси.

Корнеевец утверждал, что до ДТП ехал по Кальварийской со скоростью около 70 км/ч. Однако данные эспертизы показали, что BMW двигался со скоростью 135 км/ч.

Вячеслав Корнеевец. Фото с его страницы в фейсбуке

— Я сразу подошел к машине пострадавшего, увидел, что он там раненый. Спросил у людей, которых там было человек пятнадцать, вызвали ли они скорую, они сказали, что да, а потом отошел, — пояснял обвиняемый.

Водитель BMW утверждает, что с места ДТП он не скрывался, а просто уходил, чтобы найти своего друга Ярослава, с которым ехал в машине, и отсутствовал он на месте аварии несколько минут.

— Я был в адеквате, сотрудники ГАИ это видели. Хотя кто-то говорил, что это было не так. Я мастер спорта по борьбе, никогда в жизни не употреблял наркотики.

Корнеевец рассказал, что утром после ДТП новость об аварии попала в интернет, под ней люди оставляли угрожающие комментарии в его адрес: «убить его, расчленить». Поэтому он решил уехать в Москву — боялся самосуда. Он не считает это действие сокрытием от следствия, ведь инспектор ГАИ отпустил его домой.

— По поводу того, что я не извинился перед Денисом, то я спрашивал через своего адвоката, когда это можно будет сделать. Когда стало возможным, я позвонил Денису, но он сбросил мой звонок. А спустя две минуты мне позвонила адвокат и сказала пострадавшему больше не звонить: он может накричать на меня и сорвать переговоры о материальной компенсации, которые тогда уже велись.

Вячеслав предоставил в суд пачку документов, которые описывают его с положительной стороны: характеристики с места работы, ходатайство коллег о том, что он хороший человек и они просят его сурово не наказывать, грамоты за спортивные достижения.

«Он остается опасным для общества»

Татьяна Ивановна уверяет, что после того, как сторона обвиняемого получила расписку от Дениса, все сразу о них забыли. Да и на суде она не заметила раскаяния у виновника аварии. Поэтому женщина и решила в суде заявить иск о материальной компенсации — за медикаменты, консультации врачей, расходы представителя, консультации адвоката, протезирование зубов, которое необходимо Денису, утерянный заработок за период болезни, моральный вред… Также она попросила исключить из заявленных исковых требований сумму, переданную стороной виновника ранее.

Женщина говорит, что на суде ей приходилось оправдываться: Корнеевец и его адвокат утверждали, что Денис не болен, а ведет активный образ жизни, путешествует по разным странам. Показывали фотографии из соцсетей, где сын якобы в Греции на море. Однако, по сведениям представителя потерпевшего, это фото было сделано в 2016 году на Минском море.

— У Корнеевца нет раскаяния, привык решать все проблемы с помощью денег матери, чувствовать себя королем жизни и не признавать свои ошибки. Его участие сводится к тому, что за все заплачено. Ведь он ни разу не поинтересовался состоянием здоровья моего сына, даже в суде. Его не волнует, что испытывают люди. Вижу, что он не планирует менять образ жизни и поэтому остается опасным для общества, — с этими словами Татьяна Ивановна выступила в прениях и попросила назначить Корнеевцу самое строгое наказание.

Калининградский адвокат обвиняемого, Гашкар Юнусов, заявил, что не понимает, почему пострадавшие настаивают на таком строгом наказании, особенно учитывая, что им выплатили хорошую материальную компенсацию. Кроме того, Корнеевец погасил все расходы, связанные с ДТП: оказание медпомощи, экспертизы, регресс страховой компании.

— Любой может оказаться на этом месте, несправедливый подход к моему подзащитному, который еще так молод, может озлобить его. Парень вырос у бабушки с дедушкой, он спортсмен, учился в университете, ранее не судим. Он осознал все, об этом говорит тот факт, что за время после ДТП у него нет ни одного административного правонарушения, — сказал защитник.

Юнусов отметил, что они не поддерживают дополнительный иск пострадавшего: чтобы принять такое решение, были детально проанализированы документы, к тому же они не увидели медицинского заключения. Адвокат сообщил, что они «за все заплатили». К тому же у Корнеевца сейчас финансовые трудности, кредиты.

— Да, вина доказана. Но я прошу изменить степень тяжести преступления на один пункт и прекратить уголовное дело по обвинению подзащитного. А в отношении гражданского иска потерпевшим отказать.

Прокурор запрашивал для обвиняемого наказание в виде трех лет лишения свободы с отбыванием срока в колонии-поселении и лишения прав на два года. Приговор оказался мягче: лишение свободы сроком на полтора года с отбыванием наказания в исправительной колонии в условиях поселения. Также обвиняемый будет лишен водительских прав на три года. Требования о материальной компенсации пострадавшие могут заявить в гражданском иске.

«Пострадавший согласился на выплату компенсации и расписку писал добровольно»

Разумеется, мы не могли не предоставить слово второй стороне конфликта. С AUTO.TUT.BY пообщалась Светлана, белорусский адвокат виновного в ДТП, Вячеслав Корнеевец дал на это согласие.

— Да, Вячеслав виноват в ДТП. Он признал это еще на следствии, сразу, когда ему было предъявлено окончательное обвинение.

Адвокат рассказала, что в то время, когда материалы дела были еще в Беларуси, Вячеслав Корнеевец неоднократно порывался позвонить Денису, чтобы извиниться и предложить свою помощь самостоятельно. Это не рекомендовала ему делать адвокат: потерпевший был в больнице, находился в нестабильном психоэмоциональном состоянии и просил не волновать его.

— Но Вячеслав и его мать понимали: в случаях таких травм, которые были у пострадавшего таксиста, чем быстрее начнешь реабилитацию, тем эффективнее она будет. Чтобы Денис смог быстрее восстановиться, ему предложили выплатить материальную компенсацию, не дожидаясь окончания следствия и суда.

По словам Светланы, сначала пострадавшие отказывались принимать деньги, однако через некоторое время решение изменили, встретились с Дианой Николаевной (мама Вячеслава Корнеевца. — Прим. ред.) и предложили дальнейшие переговоры вести через адвокатов сторон.

— Сообщили, что их устроила бы сумма в 25 тысяч долларов: в озвученный расчет входили восстановление здоровья, необходимость содержать жену и ребенка. Учитывая, что во время переговоров пострадавшему было выплачено страховое возмещение за поврежденный Opel (а это около пяти тысяч долларов), пострадавший согласился уменьшить сумму. По факту Денис получил компенсацию за автомобиль от страховой компании, а обвиняемый выплатил «Белгосстраху» эту же сумму по регрессному иску.

Было еще несколько условий, озвученных Денисом: сумма выплачивается сразу и в полном объеме. Мужчина объяснил, что вся эта ситуация для него травмирующая, ему хотелось вернуться к нормальной жизни, поэтому он готов был встретиться один раз, получить компенсацию и никогда больше не общаться с виновной стороной.

Компенсация пострадавшему выплачивалась в присутствии адвокатов обеих сторон в белорусских рублях. В расписке Денис указал, что получил денежную компенсацию причиненного морального вреда, материального вреда с учетом временной потери трудоспособности, расходов на лечение и восстановление после тяжких телесных повреждений, причиненных в результате ДТП, и претензий имущественного и неимущественного характера в Корнеевцу не имеет.

— Я подготовила два ходатайства: о передаче дела в Россию и о прекращении преследования по статье 159 УК РБ (Заведомое оставление в опасности). Оба ходатайства Денис поддержал. Следователю пострадавший подтвердил, что расписку написал добровольно и его позиция по заявленным ходатайствам является осознанной.

Исходя из этого, сторона обвиняемого удивлена, что в суде мать Дениса заявила от его имени материальный иск на сумму, эквивалентную более чем 50 тысячам долларов. В нее вошли судебные расходы, также 2 млн российских рублей — за моральный вред, утраченный заработок — 1 216 796 российских рублей, расходы на лечение — 108 000 российских рублей.

Вопрос о дополнительных материальных выплатах пострадавшему будет решаться отдельно в гражданском судопроизводстве.

— Я и мой подзащитный полностью выполняли свои обещания. В том числе и в части «обета молчания» (стороны договаривались не предавать огласке материалы дела. — Прим. ред.). Кроме того, я обескуражена ситуацией в целом, с профессиональной точки зрения. С учетом этого прецедента я и, думаю, мои коллеги-адвокаты будут опасаться рекомендовать подзащитным выплачивать какие бы то ни было компенсации до решения суда, — отметила адвокат.

Использование материала в полном объеме запрещено без письменного разрешения редакции TUT.BY. За разрешением обращайтесь на nn@tutby.com

-30%
-20%
-15%
-10%
-50%
-50%
-20%