20 сентября в суде Пружанского района начался суд над 55-летним водителем лесовоза за ДТП в городском поселке Ружаны, в котором погибли 6-месячная девочка и ее бабушка.

Фото: 1reg.by
Фото: 1reg.by

Обвиняемый — житель Ивацевичей Василий: женат, вырастил двух совершеннолетних детей, работает водителем ОАО «Ивацевичдрев».

Авария, которая унесла жизни двух человек, произошла 17 февраля 2019 года. По версии обвинения, в тот день Василий загрузился бревнами в одном из лесничеств Пружанского района. При этом груз он перевязал двумя крепежными тросами вместо положенных шести и проигнорировал смещение части древесины за борт прицепа. Далее сел за руль и поехал на разгрузку в Ивацевичи.

Около 12.40, проезжая по улице Коссовской в Ружанах, на закруглении дороги он применил неправильные приемы управления автомобилем. Прицеп опрокинулся, а бревна упали на обочину, по которой шли две женщины с коляской. От полученных травм погибли 6-месячная девочка и ее бабушка. Маму ребенка спасли медики.

Водитель свою вину признал частично.

— То, что люди погибли, я признаю.

Разбитый забор на месте аварии

Перед началом допроса обвиняемый попытался принести свои извинения потерпевшим.

— Я хочу попросить прощения здесь. Так как они… не хотели… Не получалось… — начал, запинаясь, мужчина. — Хочу здесь извиниться. Простите. Выражаю самые искренние соболезнования…

— Вы считаете, что есть этому прощение? — спросила обвиняемого мама погибшей девочки Виктория.

— Нет прощения.

Фото: Следственный комитет
Фото: Следственный комитет

«Люди погибли, я виноват»

Как сообщил в суде обвиняемый, стаж вождения грузовиков у него приличный — дальнобойщиком работает с того момента, как вернулся из армии, то есть более 30 лет. Объездил на фуре Урал, Карпаты. Однако за руль лесовоза он впервые сел за несколько месяцев до ДТП, в августе прошлого года. Перед тем, как приступить к работе, прошел соответствующее обучение.

В день трагедии он пришел на работу, проверил исправность автопоезда, прошел медосмотр. Все было в норме.

— Сел, поехал, загрузился — как обычно, — Василий говорит, что бревна грузили не по правилам, а «как обычно», так как по-другому их «уложить невозможно».

После погрузки водитель поехал в сторону Ивацевичей. По его личным наблюдениям, ехал около 40 км/ч. При этом по данным навигатора автомобиля скорость грузовика в момент ДТП составляла 50 км/ч — на 10 км/ч больше максимально разрешенной, сообщал ранее Следственный комитет. Автотехническая экспертиза показала, что скорость, достаточная для опрокидывания этого лесовоза, — 47,8 км/час.

— Все было нормально, не замечал никаких предпосылок для того, чтобы бревна вывалились. Я небыстро езжу, и при подъеме на улицу Коссовскую в Ружанах ехал, как обычно. Мимо прошла встречная машина. Я увидел пешеходов, которые шли мне навстречу, и взял левее, чтобы увеличить расстояние от них… Как этот прицеп перевернулся, я просто не представляю, — сорвался на слезы обвиняемый. — Я увидел в боковое зеркало, что они прошли мимо меня, повернул голову вперед, и машина раз — и остановилась. Я выскочил, побежал… Достал девушку сразу. Потом начал бревна вытаскивать. Не мог поднять бревно. Прибежали люди, принесли пилу… Я их сам достал, — вспоминает Василий.

— По вашей версии, почему так произошло? — уточнил гособвинитель.

— Никакой версии нет. Люди погибли. Я виноват. Всё, — ответил обвиняемый.

По мнению водителя, важную роль в трагедии сыграли конструкция прицепа, у которого «слишком высоко» располагается центр тяжести, и состояние дороги:

— Я даже не думал, что дорожное полотно в том месте в таком состоянии. Дорога имеет крен в правую сторону на сантиметров, может, двадцать.

— Повлияло ли это на опрокидывание? — уточнил его защитник.

— Конечно. Я считаю это самым главным.

Обвинение придерживается иного мнения. Как следует из озвученных материалов дела, причиной смертельной аварии стали превышение скорости и ненадлежащее расположение и крепление груза. В суде рассказали, что часть бревен после погрузки выступала за борт прицепа. По правилам, перевозить груз в таком положении запрещено.

Василий об этом знал.

— Тогда почему поехали? — уточнил судья.

— Потому, что надо семью кормить, зарабатывать деньги, — ответил обвиняемый.

— Вся страна так работает, — кто-то бросил реплику из зала.

«Смотри, как он несется»

Мама погибшей 6-месячной девочки, 25-летняя Виктория, в тот день шла с матерью и дочкой по улице Коссовской к центру Ружан. Бабушка везла коляску с малышкой, женщина шла слева от них.

— Когда мы подходили к крайнему дому, я увидела большую белую машину. Последнее, что я помню, как сказала маме: «Смотри, как он несется». Потом уже очнулась в скорой, — рассказала девушка.

Виктория попросила суд назначить обвиняемому максимально строгое наказание:

— Все мы водители. С каждым может случиться на дороге любая ситуация. Даже легковые автомобили — это средство повышенной опасности. Но он умышленно нарушил ряд правил, что и повлекло такие последствия.

Дедушка ребенка Александр Николаевич отметил, что о трагедии узнал от знакомого. Когда он приехал на место аварии, его дочь Викторию уже забрала скорая.

— А супруга с внучкой лежали во дворе дома № 2, — рассказал в суде мужчина.

От трех до семи

Водитель лесовоза обвиняется в нарушении правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшем по неосторожности смерть двух лиц и причинение менее тяжкого и тяжкого телесного повреждения. Ему грозит от трех до семи лет лишения свободы.

Рассмотрение уголовного дела продолжится в суде Пружанского района. Пока в суде объявили перерыв для изучения доказательств по делу.

-10%
-50%
-25%
-10%
-50%
-30%
-45%
-15%