108 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «Молодежь берет упаковками». Покупатели и продавцы — о букетах с тюльпанами к 8 Марта
  2. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  3. Где поесть утром? Фудблогеры советуют самые красивые завтраки в городе
  4. Я живу в Абрамово. Как неперспективная пущанская деревня на пару жителей стала «модной» — и передумала умирать
  5. «Хлеба купить не могу». Работники колхоза говорят, что они еще не получили зарплату за декабрь
  6. «Танцуем, а мое лицо прямо напротив ее груди». История семьи, где жена выше мужа (намного!)
  7. Минское «Динамо» в третий раз проиграло питерскому СКА в Кубке Гагарина
  8. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  9. Госконтроль заинтересовался банками: не навязывают ли допуслуги, хватает ли банкоматов, нет ли очередей
  10. Оловянное войско. Как учитель из Гродно преподает школьникам историю с солдатиками и солидами
  11. «Ушло вдвое больше дров». Дорого ли выращивать тюльпаны и как к 8 марта изменились цены на цветы
  12. «Очень сожалею, что я тренируюсь не на «Аисте». Посмотрели, на каких велосипедах ездит семья Лукашенко
  13. «Можно понять масштаб бедствия». Гендиректор «Белавиа» — про новые и старые направления и цены на билеты
  14. Россия анонсировала в марте совместные с Беларусью учения. В том числе — под Осиповичами
  15. Минздрав опубликовал свежую статистику по коронавирусу: снова 9 умерших
  16. BYPOL выпустил отчет о применении оружия силовиками. Изучили его и рассказываем основное
  17. Изучаем весенний автоконфискат. Ищем посвежее, получше и сравниваем с ценами на рынке
  18. На 1000 мужчин приходится 1163 женщины. Что о белорусках рассказали в Белстате
  19. «Если вернуться, я бы ее не отговаривал от «Весны». Разговор с мужем волонтера Рабковой. Ей грозит 12 лет тюрьмы
  20. «Кошмар любого организатора». Большой фестиваль современного искусства отменили за сутки до начала
  21. На воскресенье объявлен оранжевый уровень опасности
  22. Суды над студентами и «Я — политзаключенная». Что происходит в Беларуси и за ее пределами 7 марта
  23. Лукашенко рассказал, что сделал бы, «если бы в стране была настоящая диктатура» и о своем «дворце»
  24. Минздрав сообщил свежую статистику по коронавирусу в стране
  25. Что критики пишут о фильме про белорусский протест, показанном на кинофестивале в Берлине?
  26. Еще 68,9 млн долларов. Минфин в феврале продолжил наращивать внутренний валютный долг
  27. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  28. «Прошло минут 30, и началось маски-шоу». Задержанные на студенческом мероприятии о том, как это было
  29. Как заботиться о сердце после ковида и сколько фруктов нужно в день? Все про здоровье за неделю
  30. Стильно и минималистично. В ЦУМе появились необычные витрины из декоративных панелей


/ /

«Да, я погрузчик толкнул. Но, может, он осознанно так поехал на встречку?» — рассуждает в зале суда водитель Сергей. Здесь он обвиняемый по делу о страшном ДТП на МКАД с тремя погибшими. Мужчине грозит до 7 лет лишения свободы. Свою вину он не признает. Сегодня суд продолжит рассматривать громкое дело.

Фото: СК
Фото: СК

Напомним, авария, унесшая жизни сразу трех человек, произошла 1 февраля. На МКАД, в районе 10-й больницы, в первой полосе фура врезалась в погрузчик-тихоход. От удара погрузчик отбросило на разделительное ограждение, машина пробила его и вылетела на встречку. Там погрузчик столкнулся с Mazda, а она еще с двумя авто: Opel и Citroen. На месте ДТП погибли 54-летний водитель Mazda и его 52-летняя жена, 26-летний пассажир легковушки в тяжелом состоянии был доставлен в больницу, где позже умер. Также в аварии пострадали водители Opel и Citroen. С травмами различной степени тяжести их госпитализировали.

Обвинение: Водитель был неосмотрителен, поздно затормозил

На заседание в суд Заводского района обвиняемый — 47-летний Сергей — пришел сам: после ДТП 1 февраля его задержали на три дня, затем отпустили под подписку о невыезде и надлежащем поведении. Вместе с ним в суд пришли близкие и уже бывший работодатель, директор ООО «ФрендшипГрупп» — компании, которая занимается грузоперевозками.

Сергей родом из Гродненской области, сейчас вместе с семьей живет в Минске, есть несовершеннолетний ребенок — шестнадцатилетний сын. У мужчины среднее образование, в водительских правах открыты категории А, В, С, Е. Водительский стаж — около 30 лет. С сентября 2018 года он работал водителем в «ФрендшипГрупп» — ездил на тягаче Scania с полуприцепом.

За всю водительскую карьеру Сергей в ДТП не попадал, правда, в его биографии был небольшой инцидент: как-то во время загрузки он задел полуприцепом рампу, от нее отвалилось несколько плиток. Водитель не заметил это и уехал, позже ГАИ посчитает, что он оставил место ДТП и выпишет штраф.

— Согласно пункту 87.2 ПДД водитель, при возникновении препятствия или опасности для движения, которые он в состоянии обнаружить, обязан немедленно принять меры к снижению скорости движения, вплоть до остановки транспортного средства, — напоминает гособвинитель. — Однако обвиняемый проявил невнимательность и неосмотрительность, неправильно оценил дорожную обстановку, запоздало применил торможение из-за чего столкнулся с попутно едущим погрузчиком.

Следователи выяснили, что водитель погрузчика после удара потерял сознание. Из-за этого погрузчик изменил траекторию движения, ушел влево и, пробив дорожное ограждение, вылетел на встречку. Там и случились страшные ДТП с легковушками.

Выслушав прокурора, мужчина заявил, что с предъявленным обвинением не согласен и свою вину в произошедшем не признает.

За медика и механика расписывался сам, машина — без техосмотра

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Интересные вещи озвучил обвиняемый о работе в фирме грузоперевозок. Очевидно, что безопасности на дорогах они не прибавляли.

Сергей рассказал, что когда он устраивался водителем в фирму, то «прошел все инструктажи и все подписал: и технику безопасности, и как сидеть в транспортном средстве, как эксплуатировать». После ему доверили тягач Scania с полуприцепом Kögel. Задание о том, куда ехать, водитель получал через сообщения в мессенджер на телефон. Путевые листы Сергей и его коллеги выписывали себе сами, сами же ставили в них отметку за медика и механика, хотя предрейсовый осмотр они не проходили.

— Я не знаю, был ли на фирме договор на это. Свое физическое состояние я оценивал сам, алкоголь тоже был на самоконтроле. За исправностью машины сам следил, если что-то было не в порядке, то гнал авто на СТО, — рассказал на заседании обвиняемый.

— Кто вам давал полномочия расписываться за врача и механика? — уточняет суд у обвиняемого.

— Так делали некоторые водители, они мне показали, поэтому то же самое делал и я. К директору я не обращался с этим, думал, что так и нужно. Заполнял, потому что уверен был в себе, был здоров. Если б я плохо себя чувствовал, то обратился бы к врачу. Ну, а что, например, доктор мне поставит штамп, а через полчаса со мной что-то бы случилось, он же тоже бы не отвечал… А машина у меня была исправная…

Правда, как выяснилось, тягач эксплуатировался без техосмотра. Причем, когда Сергей устраивался на работу, ТО у машины не было. А это, как мы помним, было в сентябре 2018 года. Сергей объясняет это тем, что «большие деньги надо платить за дорожный налог». ГАИ выписывала водителю штраф за это, оплачивал его директор компании.

— Да, я знал, что это нарушение ПДД. Но как я мог отказаться ехать? Иначе остался бы без работы…

По поручению Следственного комитета Транспортная инспекция по Минску и Минской проводила внеплановую проверку на предприятии, которому принадлежала Scania. С 1.02.2018 по 1.02.2019 года было выявлено много нарушений: по результатам проверки сотрудники филиала в отношении директора ООО «ФрендшипГрупп» составили 32 административных протокола, по которым он оштрафован на 56 базовых величин (1428 рублей).

«Не мог предположить, что он едет так медленно»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Накануне аварии Сергей работал. К 8.00 он прибыл на базу на улице Монтажников, «чувствовал себя хорошо, был отдохнувшим», грузовик проверил — был исправный, тормоза работали. До 17.00 водитель работал, потом отдыхал, а около 20.00 ему пришло сообщение — надо ехать в Обчак на погрузку. Пока полуприцеп загружали, Сергей спал в машине, а утром 1 февраля, в 6.20, поехал на Монтажников — разгружаться.

— Ехал со скоростью 80−82 км/ч по первой полосе внутреннего кольца МКАД. Ни на что не отвлекался и по телефону не разговаривал. Машина была не полностью загружена, около восьми тонн, общая масса где-то 20 тонн, — вспоминает Сергей события, предшествующие аварии. — Изморозь какая-то была, дымка, падали осадки на стекло, дворники были включены. Темно, фары горели, видимость 150−200 метров, хотя освещение наружное было. Дорога была мокрая. Машин было в меру.

Как сообщит в начале процесса прокурор, до столкновения Scania с полуприцепом ехала со скоростью 86,7 км/ч, а погрузчик, в который она врезалась, — со скоростью 32 км/ч.

В какой-то момент Сергей увидел впереди движущийся объект с включенным маячком оранжевого цвета, на нем горели габаритные огни. Расстояние до него сокращалось, но не быстро. Водитель подумал, что это дорожная машина посыпает дорогу, и продолжил ехать в обычном режиме — «расстояние позволяло и мог маневрировать — никаких помех».

— Сразу непонятно было, в какой полосе двигался погрузчик — там небольшое закругление дороги. Когда до той машины было метров 50, у него загорелись задние стоп-сигналы, тогда я и увидел, что ехал он в моей полосе. Я экстренное торможение применил, при этом фарами ему не мигал и звуковой сигнал не подавал. Влево я не мог сманеврировать — в зеркало видел, что там ехали попутные машины, ну, а вправо — это значит в кювет уходить… Да и в тот момент я тормозил, колеса заблокировались, их нельзя было вывернуть.

Тягач передней правой частью кабины врезался в погрузчик сзади — по центру и чуть левее. От столкновения в грузовике потрескалось лобовое стекло. Сергей увидел, что погрузчик уходит влево, но как он перемещался и преодолевал дорожное ограждение, он уже не видел.

Фото: МГУ МЧС
Фото: МГУ МЧС

— Да, я нарушил дистанцию, но скорость я не нарушал. Я не мог предположить, что погрузчик едет с низкой скоростью. Признаю, что столкнулся с погрузчиком, а дальнейшие действия с ним… Это был незначительный удар, он не мог, ударившись, сознание потерять, не мог переехать дорожное ограждение. Может, сознание он потерял, переезжая через ограждение… Да и вообще, он не мог двигаться в ту сторону, я думал, что он откатится вперед, не знаю, почему он поехал на встречку.

— По вашему мнению, водитель погрузчика поехал налево по собственной воле? — уточняет у обвиняемого адвокат одной из пострадавших.

— Не могу сказать, как он это делал, я думаю, что осознанно, но специально или нет, не знаю. Может, он уходил от столкновения — видел, что сзади фура подъезжает…

Фото: МГУ МЧС
Фото: МГУ МЧС

Из кабины не вышел, звонил жене

Сам Сергей травм в аварии не получил. Но признался, что «был в шоке, всего колотило и трясло». Водитель тягача даже не смог выйти из кабины — «ноги были ватные». Но успел позвонить жене, а потом директору фирмы — сообщить об аварии.

— Не могу сказать, через сколько приехали скорая, МЧС. Через некоторое время ко мне подошли инспекторы ГАИ, спросили, как чувствую себя, от помощи медиков я отказался, тогда они попросили документы и сказали оставаться на месте, никуда не выходить.

Сергей какое-то время сидел в кабине и не знал о последствиях аварии. Когда стало светло, к нему подошли сотрудники ГАИ, с ними он перешел за барьерное ограждение на встречную сторону дороги.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

— Я видел, что сильно повреждены две машины, третья находилась в кювете. Работали медики, спасатели, гаишники. Видел, что на обочине лежали два накрытых человека. Сколько всего было пострадавших, я не знал, никто мне не сообщал.

Один из свидетелей и участников аварии, Дмитрий, ехал утром 1 февраля на работу на Citroen в сторону Уручья. В его машине работал видеорегистратор, который зафиксировал момент столкновения автомобилей.

— Ехал по третьей полосе, было скользко. Сзади ко мне приближалось авто, поэтому я перестроился правее, а потом еще правее — в первую полосу. Увидел слева какую-то тень, которая ко мне приближается, нажал на тормоз, раздался удар. В этот момент я пытался выкрутить руль вправо. Потом потерял сознание, а моя машина откатилась вправо, в кювет.

Мужчина очнулся в кювете, пять подушек безопасности в его авто сработали. Дмитрий захотел выбраться из машины, но дверь оказалась заблокирована, поэтому он выбил ее ногами.

— Увидел Mazda, погрузчик, Opel — все они стояли на внешнем кольце МКАД. Водитель погрузчика был в крови, но он ходил, общался, был спокойный. Погрузчик был целый, без повреждений. Помню, кто-то сказал, может, сам водитель погрузчика, что его сзади толкнула фура.

Уже позже, просматривая запись, Дмитрий понял: машина, которой он уступил дорогу в третьей полосе, была та самая Mazda — через несколько секунд ее снес погрузчик. А тень, которую он заметил боковым зрением, — перелетающая через Opel Mazda.

«Все равно, посадят ли его. Как нам жить?»

Всего по делу проходит четверо пострадавших. В суде они рассказали, что погибшие оказались в одной машине не случайно — каждый день они ехали на работу по одному и тому же маршруту.

— Муж 1 февраля пошел на станцию метро «Малиновка», там его встречал коллега на машине, и они поехали на работу. А в 11.20 моя мама мне сообщила о ДТП. Через 5 минут я позвонила в БСМП, мне сказали, что Илья в реанимации, хотя он уже умер, — рассказывает потерпевшая Кристина, вдова погибшего пассажира Mazda. Она также представляет в суде интересы двоих несовершеннолетних детей.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

До трагедии супруги воспитывали трехлетнего сына, а Кристина ожидала второго ребенка — была на седьмом месяце беременности. Сейчас все заботы о детях легли на ее плечи.

— Если его (водителя фуры. — Прим. ред) посадят, мне от этого ни холодно ни жарко, мне нужно поднимать детей… А как наказать?.. Строго.

Вдова погибшего в ДТП Ильи заявила иск о возмещении материальной компенсации морального вреда на общую сумму 270 тысяч рублей: 70 тысяч на себя и по 100 тысяч на двоих детей.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Еще один потерпевший, Александр, отец Ильи, оставил наказание обвиняемого на усмотрение суда и подал иск на 50 тысяч рублей. Ожидается, что потерпевшей будет признана также мать погибшего парня.

— Папа купил Mazda лет 10 назад, он хорошо водил… А про аварию мне сказали двое коллег отца — они пришли ко мне домой около 9−10 утра…, — говорит дочь погибшего Ивана Федоровича, водителя Mazda.

Девушка рассказала, что Иван Федорович жил со своей супругой Татьяной в доме на улице Космонавтов. Каждое утро он отвозил жену на работу через Партизанский проспект, а потом ехал на работу в Уручье. По дороге он забирал своего коллегу Илью.

— Прошу наказать строго. И хочу заявить иск — 100 тысяч рублей за причиненный моральный вред и 850 рублей за юридическую помощь.

— Двое детей у меня было: сын погиб на переходе, а сейчас дочка Татьяна (жена водителя Mazda. — Прим. ред.) в ДТП, — говорит 81-летняя Тамара Трофимовна и начинает плакать. — Теперь мне некому помочь совершенно, да и похоронить некому… Буду иск предъявлять, ведь помощи мне ждать не от кого… 150 тысяч рублей.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Все иски о возмещении материальной компенсации морального вреда потерпевшие предъявили к обвиняемому и его работодателю. Кирилл, директор компании, где работал водитель, был признан гражданским ответчиком по делу и во время заседания находился в зале суда. Кстати, деятельность фирмы сейчас приостановлена. Как рассказал сам обвиняемый, Следственный комитет «наложил на нее арест», поэтому работникам пришлось уволиться.

Родственники погибших отметили, что обвиняемый после ДТП не связывался с ними «даже для того, чтобы просто сказать: простите меня».

Сегодня суд продолжит рассмотрение дела. Ожидается, что среди прочих будет выслушан и водитель погрузчика, который вылетел на встречку.

-5%
-70%
-5%
-10%
-50%
-20%
-30%
-9%