/

«Все фотографии в деле — монтаж, свидетель подставной», — в суде Минского района 72-летний пенсионер Петр Васильевич всеми возможными способами пытался доказать свою невиновность. Мужчину обвинили в том, что он насмерть сбил женщину-пешехода на загородной трассе. Водитель же уверяет: на самом деле человека сбил не он, а другая машина. Особенность ситуации в том, что само ДТП произошло еще в 2015 году, через некоторое время из-за отсутствия состава преступления дело закрыли, а возобновили уже в 2018 году. Вчера суд признал водителя-пенсионера виновным и приговорил его к трем с половиной годам ограничения свободы.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

ДТП произошло 2 ноября 2015 года, около 7.30, на 22-м км автодороги Р-58 Минск — Калачи — Мядель. Водитель автомашины Volkswagen Golf II на неосвещенном пешеходном переходе совершил наезд на переходящую дорогу женщину, которая от полученных травм скончалась на месте аварии.

Водитель тогда рассказал, что на дороге была плохая видимость из-за тумана, к тому же на пешеходе не было светоотражающих элементов, поэтому он ее не заметил.

«Дело закрыли. Сказали, что пешеход сама виновата, что вышла на дорогу»

Расследование уголовного дела по факту этого ДТП в СК Минского района в 2015 году длилось неполных два месяца. Подозреваемый — водитель VW, тогда еще 69-летний, Петр Васильевич — говорит, что следователь его особо не тревожил. Водитель дал показания сразу после аварии, а в декабре его вызвали на следственный эксперимент. Потом расследование прекратили — в связи с отсутствием в действиях водителя состава преступления по ч. 2 ст. 317 УК. Выяснилось, что пешеход сама нарушила п. 17.2 ПДД — не убедилась, что выход на проезжую часть безопасен.

— Помню, как 28 декабря 2015 года следователь мне сообщил: не волнуйся, ты не виноват, дело я закрываю, иди выпей за это чарку! — со слезами на глазах вспоминает Петр Васильевич в разговоре с AUTO.TUT.BY за две недели до начала заседания в суде.

Но уже в 2018 году участковый сообщил пенсионеру, что его имущество арестовано в связи с тем самым ДТП трехлетней давности.

— Арестовали «гольф» мой и деньги на счету, которые с женой всю жизнь собирали. А потом вызывают меня в СК и говорят, что дело вернули на дорасследование и я уже опять подозреваемый!

Петр Васильевич уверен: женщину он не сбивал, и все подробности рассказывает уже новому следователю.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Во время дорасследования пенсионер несколько раз подавал ходатайства, писал письма в областную и Генеральную прокуратуру, Следственный комитет, Администрацию президента, пытался лично попасть на прием к Лукашенко.

— Никто мне не помог, а к президенту не пустили: ответили, что график у него плотный. Дело передали в суд. Внук мой Дима подсказал чтобы я в СМИ обратился. Не думаю, что это поможет, но я хочу, чтобы люди узнали, как расследуются дела.

— Все прекращенные уголовные дела без поступления жалоб со стороны участников процесса изучаются прокурорскими работниками, ведомственными сотрудниками Следственного комитета. Так было и в случае с ДТП, которое рассматривалось в суде Минского района, — пояснил AUTO.TUT.BY гособвинитель.

Прокурор сообщил, что случаи, когда обвиняемые в ДТП меняют показания или отказываются от своей позиции на суде, очень редки. В таких случаях если не все показания, то какие-то из них выглядят сомнительно.

«Мгновение — и тень человека падает на машину»

Рассмотрение уголовного дела началось в суде Минского района 14 марта. В зал заседаний обвиняемый пришел вместе с супругой Софией Григорьевной и адвокатом. Со стороны пострадавших — сын погибшей женщины с женой.

Характеристика обвиняемого, которую зачитали в суде, положительная: «не был, не состоял, не привлекался», за хорошую работу имеет поощрения. Машиной мужчина управлял с 1980 года. Злостным нарушителем ПДД не был. Правда, лет десять назад попал в мелкое ДТП — въехал в «газель» на перекрестке и получил за это штраф 0,5 базовой.

— При подъезде к нерегулируемому пешеходному переходу должен был уступить дорогу пешеходу. <…> Не избрал необходимую скорость движения автомобиля и совершил наезд на пешехода. Женщина-пешеход скончалась на месте ДТП.<…> Усматривается состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 317 УК РБ. Доказательство — показания свидетелей и обвиняемого на предварительном следствии, — зачитывает обвинение прокурор.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Не согласен. Виновным себя никогда в жизни не признаю. Все было не так, — резко реагирует на слова гособвинителя Петр Васильевич.

В суде обвиняемый сказал, что мог управлять машиной — медсправка у него имелась, у него нормальное зрение, хотя и «не сокол к старости», хорошая память, и он «за четыре года все вспомнил и может рассказать, как оно было».

Утром, когда произошло ДТП, за городом были сумерки и туман, но влажной дорога не была. Volkswagen Golf прошел ТО и находился в исправном состоянии (это потом подтвердят и эксперты).

— Ехал с женой за грибами: я за рулем, супруга рядом. Фары в машине были включены. На дороге было оживленное движение. У меня на «хвосте» все время сидел второй автомобиль, наверное, ему не нравилось, что я еду 60 км/ч. Он мешал мне: его фары слепили глаза через салонное зеркало, — рассказывает обвиняемый о событиях перед ДТП.

Потом едущая позади машина взяла правее, по словам пенсионера, ее фары начали слепить глаза уже через боковое правое зеркало, поэтому он все внимание сосредоточил на полосе движения.

— Одно мгновение, вижу: тень человека падает на мою машину. Треск очень сильный был. Я резко в пол педаль тормоза дал, налево руль вывернул, съехал на встречную обочину и остановился там.

Петр Васильевич выскочил из авто и подбежал к человеку на дороге — это была пожилая женщина, пульс у нее не прощупывался. Пенсионер вызвал скорую, ГАИ, сам все время находился возле пешехода.

— Лежала туфля женщины, а второй нигде не было. Было много осколков, валялся номер от машины, которая обходила меня справа — это был Mercedes. Он стоял на той стороне, где мы ехали, но впереди (относительно моей машины), на расстоянии метров десяти от VW, уже за пешеходным переходом, возле остановки. Перед авто был на полосе, а зад — на полосе разгона.

«Не я сбил, а Mercedes! Во время падения женщина ударилась о мою машину»

— Женщина погибла потому, что ее сбил водитель Mercedes, а потом, при падении, она ударилась о мою машину, — считает Петр Васильевич.

По версии автомобилиста, за несколько секунд до ДТП Mercedes захотел опередить VW по полосе разгона. Маневр происходил возле пешеходного перехода.

— Свет фар Mercedes попал на женщину, стоящую на обочине, она в испуге побежала вперед, чтобы избежать наезда, и в этот момент Mercedes ее сбивает. Удар его пришелся в левую голень и таз женщины. От Mercedes она отлетела на мой автомобиль, а затем грудью упала на асфальт и поломала себе ребра, — такую версию озвучил в суде обвиняемый.

Петр Васильевич полагает, что во время наезда нога женщины попала в переднюю часть Mercedes, из-за этого и был сбит номер.

Обратил внимание пенсионер на травмы пешехода и те повреждения, которые получил его Volkswagen, все они были справа: сверху на крыле была потерта краска, поломано боковое зеркало, а в уголке лобового стекла появились мелкие трещинки.

Фото из материалов уголовного дела: так выглядел VW после ДТП

— В моей машине самая большая поломка — это зеркало. Но разве можно от такого удара получить те травмы, что у нее были? Даже если б я сбил эту женщину, то куда бы пришелся удар? По животу! А посмотрите, у пострадавшей же все переломано!

Судебно-медицинская экспертиза установила, что в момент первоначального контакта с автомобилем пострадавшая находилась в близком к вертикальному положению. Первый удар пришелся ей в наружную часть левой голени и таз. Пешеход при аварии получила тяжкие телесные повреждения: были травмированы голова, внутренние органы, в трех местах сломан позвоночник, ребра, ноги и руки.

«Через месяц после ДТП этот Mercedes продали»

— Но ведь если бы женщину сбил Mercedes, то на нем должны были быть повреждения? — уточняет суд.

— Так на нем и были повреждения слева, я к нему подходил и видел это. Еще спрашивал у водителя: «А где это вы так повредили свою машину?». А он мне тогда ответил: «Так об вашу». Но на моем Golf не было следов от соприкосновения с той машиной. А позже водитель Mercedes говорил, что это повреждение было от сумки сбитого пешехода.

Петр Васильевич припоминает, что водитель Mercedes тогда тоже осматривал свою машину и обнаружил, что нет переднего знака, потом он подобрал его возле кучи осколков.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Подобрал номер и пошел устанавливать его, но ему что-то мешало. Тогда он достал какой-то предмет из той части машины, где крепится знак, и выбросил его в поле. Но теперь, когда я все проанализировал, понимаю, что это была вторая туфля сбитой женщины — она слетела с ноги и застряла в машине во время удара.

Позже правоохранители нашли вторую туфлю пострадавшей в кювете: она была приобщена к делу.

— Могло ли быть так, что это вы сбили женщину? — интересуется судья у обвиняемого.

— Нет! Я бы ее объехал. Потому что я знал хорошо эту дорогу, знал, что в этом месте есть переход. Туман не мешал мне видеть на 50 метров вперед.

— Но почему же вы не говорили о Mercedes сразу после аварии, когда давали показания?

— ГАИ меня не спрашивала. Сказали: «Сидите в своей машине, мы разберемся с молодежью», потом тех водителей отпустили. А следователю я отвечал на те вопросы, которые он мне задавал, хотя про Mercedes я ему говорил, но он не записал, а вот про то, что номер с него упал тогда, я не сказал. А я сам и не сообразил, что это там не записано.

Теперь Петр Васильевич говорит, что все материалы дела «переписали и перетасовали, пометили листы».

— На листах в деле нет моих подписей — а я их в 2015 году ставил. Считаю, что фотографии с места ДТП подделаны, это монтаж, на них даже изменена внешняя обстановка: туфли переставили — раньше одна стояла  возле ноги женщины, а сейчас она стоит возле перехода.

Правда, на том фото, которое предъявил обвиняемый на заседании, судья вообще никакой обуви не заметил.

Адвокат обвиняемого Елена Терех в ходе заседания ходатайствовала о проведении экспертизы фотографий, приобщенных к делу, но суд ходатайство отклонил.

Водитель Mercedes Е200 Евгений подтверждает версию развития ДТП, предоставленную следствием.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

— Ехал передо мной дедушка на VW. То, как он ехал, меня не раздражало, и я не собирался его обгонять: там нельзя этого делать, да и сплошной поток машин шел. Потом VW выехал на встречку, а я сразу начал тормозить — понял, что-то произошло, может, наезд на собаку или человека, или какой-то предмет, — рассказал свидетель.

Парень утверждает: после того как был сбит пешеход, его Mercedes даже не доезжал до тела, лежащего на дороге (что утверждает обвиняемый), остановился на обочине.

— На моем авто не было повреждений, его ГАИ осматривала. Да, у меня номер передний упал, я этого не скрываю. Он лежал под машиной, я его достал и без проблем поставил на место. Обстановку на месте аварии я не менял, ничего не переносил и не отбрасывал в сторону. Обвиняемый может говорить все что хочет. Я женщину не сбивал. Вряд ли кто-то другой мог ее сбить, хотя кто его знает.

— Это все додуманные показания! А через месяц после ДТП этот Mercedes продали, чтобы избавиться от улики, — комментирует выступление свидетеля Петр Васильевич.

Оказывается, в 2018 году по ходатайству обвиняемого проводили экспертизу Mercedes и туфли, принадлежайщей погибшей женщине.

— Не показала ничего экспертиза авто. А про туфлю написали, что сильно она потертая, поэтому определить ничего не могут. Нашли на ней только следы грунтовки и краски, которые применяются в народном хозяйстве, — сообщал AUTO.TUT.BY обвиняемый.

Вызывали в суд еще одного свидетеля — Максима, водителя Audi A6, который ехал за Mercedes. Впрочем, о моменте самого наезда он ничего сказать не мог — не видел его, только лишь о следах, которые были после аварии. Также со своего телефона он звонил в оперативные службы — сообщал о ДТП.

— Этого человека на месте ДТП я не видел, только на следственном эксперименте в 2018 году. Видимо, это подставной свидетель. На месте аварии был молодой щупленький парень. Ну неужели за это время он мог так измениться? — стоит на своем Петр Васильевич.

Подтверждением того, что именно эти два мужчины были на месте ДТП 2 ноября 2015 года, является предоставленная в суде распечатка телефонных звонков которые совершались с места аварии от мобильного оператора.

ГАИ: «На VW были повреждения, характерные для ДТП»

В суд также были вызваны два инспектора ДПС ГАИ Минского района, которые выезжали на место аварии. Из-за того что прошло много времени, милиционеры не могли подробно вспомнить, что было на месте наезда тем утром. Они отметили, что главная их задача в таких случаях: огородить место ДТП и ждать приезда следственно-оперативной группы, а осматривать авто после аварии инспекторы не должны.

— На VW были повреждения, характерные для ДТП. Стояли Audi и Mercedes, водители которых сказали, что они очевидцы аварии. Лежали полимерные осколки недалеко от тела сбитой женщины, в кювете нашли туфлю. Я начал огораживать место наезда, а напарник пошел опрашивать людей, — рассказал один инспектор.

— На Mercedes и Audi повреждений не было — я их осматривал. Поэтому водителей этих отпустили. Опрашивал дедушку на VW, про обгон его машины он ничего не говорил, — добавил второй.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Кроме того, показания в суде давали три эксперта: медик и трасологи, которые готовили комплексный вывод о возможности гибели пешехода при обстоятельствах, указанных в уголовном деле.

— При подготовке ответа на этот вопрос мы изучали повреждения на VW, анализ травм пострадавшей, повреждения на ее одежде, следовую обстановку на месте ДТП, показания, которые были даны на следствии. Да, при указанных обстоятельствах женщина могла погибнуть, — пояснили эксперты.

Судмедэксперт рассказал, что, когда на женщину был совершен наезд, она находилась в вертикальном или близком к нему положении. Потом произошло забрасывание тела на автомобиль, удар головой и отбрасывание тела вперед, с последующим ударом и откидыванием его на проезжую часть.

— При ДТП никогда не может быть одно травмирующее воздействие. В этом случае первый контакт был в бедро и ногу, дальше был удар головой, а может, рукой или грудной клетки о стойку авто. При отбрасывании женщины могла образоваться часть повреждений.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Разделить, когда произошли травмы и от чего именно, эксперты не могли: одно и то же повреждение может возникнуть на одном этапе, некоторые могут образоваться как от контакта с машиной, так и о землю.

Однако эксперты считают, что версия обвиняемого несостоятельна, «нет таких законов физики, чтобы тело, которое сбивают, передом отлетит вбок». Правда, при этом специалисты не берутся рассуждать о том, что могло быть с пешеходом, если бы Mercedes сбил его по касательной.

Прокурор: «Обвиняемый не учел, что современные методы расследования помогают установить, как произошло ДТП»

— После аварии обвиняемый звонил мне, рыдал и просил прощения. Он ничего не объяснял, как все произошло, не говорил, что кто-то другой совершил это ДТП, — рассказал в суде сын погибшей женщины. — Мать моя никогда не нарушала ПДД, ходила она медленно и бежать через дорогу не могла. К результатам проведенных экспертиз у меня вопросов нет. Но не проводилась экспертиза, с какого расстояния моя мать могла видеть едущее авто.

Мужчина не берется рассуждать о том, кто виновен в этой аварии. Отметил только, что автомобиль обвиняемого хоть и был в технически исправном состоянии, «от старости он не обладает хорошим светом фар, и яркость их не проверяют».

— Пострадавший говорит, что у него хорошее зрение. Для сравнения: мне 53 года, и мое ночное зрение не сравнить с тем, что было еще 10 лет назад… Материальную компенсацию морального вреда я не прошу — мне такие деньги не нужны, к тому же расходы оплатила страховая. Как наказать? Лишить прав пожизненно хотя бы…

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Во время прений гособвинитель заявил, что считает вину обвиняемого доказанной, а «его доводы не соответствуют действительности, они надуманные с целью избежать уголовной ответственности».

— На предварительном следствии, когда обвиняемый давал показания, он не говорил, что кто-то его обгонял, подрезал. Последующие изменения показаний — абсурдные и ложные, противоречащие здравому смыслу. Не доверять сотрудникам ГАИ нет оснований, это люди с большим опытом, так же как и то, что они делали какую-то фальсификацию. К тому же на VW имелись повреждения, которые вписываются в механизм совершенного ДТП.

Прокурор соглашается, что в документах есть какие-то неточности, «но люди всегда путаются в цифрах и датах». Произошедшее подтверждается показаниями обвиняемого, которые он давал ранее, свидетелями и результатами экспертиз.

— Телесные повреждения вписываются в ДТП, именно обвиняемым была сбита женщина. Выдумывая версию о правом обгоне его авто, обвиняемый не учел, что существуют современные методы исследования, которые могут установить, как произошло ДТП.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Сторона обвинения посчитала, что пенсионер должен нести уголовную ответственность за совершенное действие, особенно учитывая тот факт, «что у него нет ни грамма раскаяния, считает, что он не виновен», однако строго наказывать его не стоит. С учетом возраста обвиняемого прокурор запросил наказание в виде трех лет ограничения свободы без направления в исправительное учреждение, с лишением прав на управление транспортом сроком на пять лет.

Защитник, выступая в прениях, отметила, что уголовное дело давнее, прекращение его сыграло для обвиняемого нехорошую роль — тогда он не мог оценивать обстановку объективно, а само следствие было проведено быстро.

Необходимо учитывать, что не только водители, но и пешеходы имеют обязанности, а не только права. Человека на дороге действительно часто не видно. По данному ДТП эксперты установили: пешеход был виден с места водителя на расстоянии 33,2 метра, а для полной остановки автомобиля при тех условиях понадобилось бы 42,9 метра.

— Версия моего подзащитного имеет право на существование. Дело было затянуто, и расследовано неполно. Действительно, нет подписей на протоколах и фото. А по закону все сомнения должны трактоваться в пользу обвиняемого. Некоторые факты не свидетельствуют о виновности обвиняемого, поэтому прошу его оправдать.

Фото: Дмитрий Брушко, TUT.BY

Выступая с последним словом Петр Васильевич в очередной раз уверенно сообщил о своей невиновности.

— Я принципиальный человек, не могу терпеть несправедливость. И если бы в этом ДТП была моя вина, то я бы никуда не жаловался и не защищался. Принял бы наказание, которое заслуживаю.

Вчера суд Минского района признал Петра Васильевича виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 317 УК, и назначил ему наказание в виде ограничения свободы на срок 3 года и 6 месяцев, без направления в исправительное учреждение. Также он будет лишен права управлять транспортными средствами на срок пять лет.

Читайте также

Мутная история. Парень год доказывал ГАИ, что не был пьян, не был за рулем и лишен прав незаконно, — и доказал
Фото: Олег Киндар, TUT.BY
«Уберите камеру, иначе — штраф». Простые вопросы о том, когда можно снимать на видео сотрудника ГАИ
-24%
-50%
-20%
-10%
-30%
-30%
-45%
-34%
-25%