/

«Прошу освободить меня от уголовной ответственности: мы примирились с потерпевшим», — заявил в начале судебного заседания 25-летний минчанин Александр, который летом 2018 года ехал за рулем такси и сбил во дворе жилого дома мальчика, из-за чего причинил ему тяжкие травмы. Но отсутствие претензий от пострадавшего не стало причиной не рассматривать дело в суде и оставить водителя без наказания.

Фото Олег Киндар, TUT.BY

Примирились? Но дело должно быть рассмотрено

ДТП, уголовное дело о котором рассматривал суд Фрунзенского района столицы, произошло 7 июля 2018 года около 21.00 во дворе жилого дома 24 по ул. Мачульского в Минске. Datsun такси ехал по проезжей части дворовой территории и сбил 8-летнего мальчика, который выбежал на дорогу из-за припаркованных автомобилей. Ребенок получил переломы ноги и ушибы, его госпитализировали.

В отношении таксиста завели уголовное дело по ч.2 ст. 317 УК Беларуси (Нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого телесного повреждения малолетнему).

— Я полностью признаю свою вину, очень раскаиваюсь в произошедшем, — сказал Александр после выступления прокурора с обвинительной частью.

Кстати, после наезда на ребенка водителя под стражу не брали: он находился под подпиской о невыезде и надлежащем поведении. В суд парень пришел вместе с мамой, которая во время заседания иногда сжимала его руки в своих ладонях, успокаивала и поддерживала. От услуг адвоката Александр отказался: «А зачем он нужен в моей ситуации», — прокомментировал он этот факт AUTO.TUT.BY.

Обвиняемому 25 лет, он холост, детей нет. Парень имеет среднее специальное образование и водительские права категорий В и С, которые получил более пяти лет назад. До аварии Александр работал таксистом: заключил договор с фирмой, обслуживающей мобильное приложение по вызову такси, получал заказы от клиентов через программу, установленную на телефон. После ДТП автомобилем парень не управлял, хотя прав его пока не лишали. Через месяц после аварии обвиняемый нашел новую работу: устроился кладовщиком на частную фирму.

— Я хочу подать ходатайство об освобождении меня от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшими. Я возместил им 2112 рублей, претензий ко мне они не имеют, — попросил Александр в начале процесса.

Суд ходатайство к делу приобщил, но не удовлетворил как заявленное преждевременно, до исследования материалов дела. Кроме того, гособвинитель заявила, что ДТП — общественно опасное деяние, требующее рассмотрения. Также она возразила против того, чтобы освободить обвиняемого от уголовной ответственности.

«Спешил к клиенту и превысил скорость»

Своего автомобиля у Александра не было, он брал у своего друга Datsun под «честное слово».

— В тот день приехал около 21.00 в Сухарево, на Мачульского, 24, за клиентом. Припарковался возле подъезда, откуда должен был выйти пассажир, и ждал его, — вспоминает парень события вечера, когда произошло ДТП.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Фото носит иллюстративный характер

Парень говорит, что дорога во дворе по обеим сторонам была заставлена припаркованными автомобилями. Недалеко находилась детская площадка, на которой играли дети — таксист видел это. Заказчик все не выходил, а сзади к Datsun периодически подъезжали авто — их нужно было пропустить. Для этого Александр делал круговой объезд двора.

— Две машины так пропустил. Опять стал возле подъезда и позвонил клиенту, тот сказал, что уже спускается. В это время сзади снова подъехала машина, и я снова, чтобы его пропустить, поехал по кругу.

Таксист понимал, что клиент вот-вот выйдет, и чтобы успеть к нему, слегка поддал газа, но с какой скоростью он точно ехал, обвиняемый сказать не смог — на спидометр в тот момент не смотрел.

— По ощущениям я ехал больше 20 км/ч. Внезапно из-за припаркованной машины выбежал мальчик, я увидел его поздно — максимум за 2−3 метра до наезда — и резко нажал на тормоз. Он не успел остановиться, и я не успел. Ребенок ударился в правое переднее крыло, возле зеркала. В этот момент авто еще было в движении. Мальчик упал, и машина, затормаживая, наехала задним правым колесом на его ноги.

Авто остановилось на некотором расстоянии от места наезда, куда сразу начали сбегаться очевидцы происшествия.

— Я сразу вызвал скорую и милицию. Мальчик лежал на асфальте и не мог подняться, хотя и был в сознании. Говорил, что болит нога. Понятно, что ему нужна была помощь, я оказать ее не мог и не делал этого, — говорит водитель.

После наезда ребенка доставили в больницу, его травмы квалифицированы как тяжкие телесные повреждения.

«Дети были видны, но я тоже не среагировал бы…»

Сказанное обвиняемым подтвердили в суде свидетели ДТП, а также сообщили, что водитель скрыться не пытался, вел себя адекватно, машину после аварии не перемещал.

— Я видел все произошедшее из окна своей квартиры. Два мальчика выскочили с детской площадки, побежали друг за другом в сторону проезжей части. Первый ребенок выскочил на дорогу, прямо навстречу ехавшей машине, — рассказал один из свидетелей.

Выяснилось, что детская площадка во дворе огорожена сеткой с двумя организованными выходами. Из одного из них и выбежали мальчики.

Фото: Евгений Ерчак, TUT.BY
Фото носит иллюстративный характер

Экспертизы, проведенные во время следствия, показали, что во время аварии таксист был трезв, у него имелась медсправка, Datsun был исправен, с действующим техосмотром. Однако двигалась машина перед наездом со скоростью 37,5 км/ч, при максимальной скорости, разрешенной ПДД, 20 км/ч. Специалисты определили, что во время движения водитель мог наблюдать бегущих детей через стекла припаркованных машин.

— Мы ехали по двору на машине, которая останавливалась через очень короткие промежутки времени, а я отслеживал: видны ли с моего места дети, которые бегут в сторону дороги, — рассказывает мужчина, принимавший участие в следственном эксперименте. — Через стекла стоящих машин я видел головы детей. Но как водитель скажу: я бы тоже не среагировал, если бы перед моей машиной таким же образом выскочил ребенок.

Фото: Инга Шкелер, TUT.BY

По видеозаписям с камер наружного наблюдения было установлено, что с момента, когда дети выбежали с детской площадки до момента, когда они достигли дороги, прошло 2,6 секунды, и всего одна секунда — между появлением ребенка из-за припаркованного авто и соприкосновением с едущим такси.

— Я не смотрел через стекла припаркованных авто, не учитывал того, что дети могут выбежать с детской площадки, — признался обвиняемый.

«Ничего взыскивать с виновного я не буду»

В качестве пострадавшего в суде выступил отец мальчика.

— Мы приехали домой на трех машинах — вместе с гостями, до этого заезжали в магазин. Наш Паша и другие дети попросились немного поиграть на площадке, и мы им разрешили остаться на улице на полчаса, пока дома мы будем разбирать покупки, — рассказал мужчина.

О том, что Павла сбила машина, сообщила по телефону дочь одного из их гостей.

— Мы выскочили, я увидел толпу людей, Паша лежит на асфальте, его правая нога неестественно вывернута, джинсы порваны и пропитаны кровью. Машина стояла впереди.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Мужчина рассказал, что после аварии его сын две недели находился в больнице, ему делали операцию, после которой мальчик проходил реабилитацию и учился ходить заново. Сейчас у Павла все хорошо.

— Мы встречались с водителем. Он интересовался здоровьем сына, хотел его навестить, но мы отказали ему — не хотели травмировать Пашу, он и так находился в стрессе после произошедшего. Александр оказал нам материальную помощь. Ничего дополнительно я взыскать не требую, и после наших встреч я претензий к нему не имею. Действительно, я просил освободить его от уголовной ответственности.

Фото: Юлия Альгерчик

Гособвинитель сообщила, что вина Александра полностью доказана: он грубо нарушил ПДД, из-за чего и произошел наезд на ребенка. При вынесении приговора судом прокурор просила учесть, что обвиняемый ранее привлекался к административной ответственности за нарушение ПДД. Однако были и положительные моменты: он чистосердечно раскаялся и добровольно выплатил пострадавшему материальную компенсацию, работодатель дал парню положительную характеристику.

— Прошу вынести обвиняемому наказание в виде 2 лет 6 месяцев ограничения свободы без направления в исправительное учреждение. Лишить права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, сроком на пять лет, — заявила сторона обвинения.

Именно такое наказание и было вынесено Александру судом Фрунзенского района Минска.

Кстати, похожее ДТП произошло в Минске 11 августа 2018 года: 22-летний россиянин Кирилл Ляховский ехал на Chevrolet по улице Якуба Коласа и сбил трехлетнего мальчика, который перебегал дорогу возле регулируемого пешеходного перехода на красный свет светофора. Мать малыша не снимала с себя некоторой доли вины: из-за ее невнимательности ребенок выбежал на проезжую часть.

Ребенок получил тяжкие телесные повреждения. Сейчас его здоровью ничто не угрожает.

Водитель был помещен под стражу, но потом мера пресечения водителю была изменена на залог. До суда обвиняемый находился в Минске и жил на съемной квартире.

Следствие установило, что водитель мог своевременно обнаружить ребенка и остановиться.

Обвиняемый полностью признал свою вину, раскаялся в содеянном и возместил моральный и материальный вред родителям малыша. Те в свою очередь сообщили, что претензий к водителю не имеют, и просили не наказывать его строго. Ранее к уголовной ответственности обвиняемый не привлекался, также имеет положительные характеристики.

Суд Советского района Минска признал петербуржца виновным в нарушении ПДД, повлекшем причинение тяжкого телесного повреждения (ч. 2 ст. 317 УК Беларуси) и приговорил его к одному году лишения свободы с отбыванием наказания в колонии-поселении.

Приговор обвиняемый посчитал суровым и ждет его обжалования в городском суде Минска. До момента пересмотра дела Кирилл находится в СИЗО.

-10%
-30%
-50%
-80%
-25%
-55%
-23%
-10%