/

«Почему за двойной наезд на пешехода наказали только меня, а второй водитель оказался ни при чем?» — отрабатывая срок на «химии», постоянно задает себе этот вопрос и не находит на него ответа Владимир Шешко из Любани. В 2016-м парень переехал лежащего на дороге пешехода, которого до этого сбил другой автомобиль. Дела в отношении двух водителей были разделены и велись отдельно. В результате Владимир был осужден, а первый водитель Виктор, на тот момент курсант академии МВД, получил административное наказание.

Фото: Иван Яриванович, TUT.BY

«Лежащего на дороге человека увидел слишком поздно…»

Спустя два года после аварии в Любани нет-нет да и вспомнят это громкое дело. Уж очень неоднозначно воспринимается со стороны приговор.

— ДТП совершили два водителя, но уголовный срок дали одному, нашему Вовке, — делятся наболевшим с AUTO.TUT.BY родственники осужденного парня. — Он в свою защиту на суде и сказать-то толком ничего не мог — растерялся, наверное. Вова простой хлопец, работяга, может, и не знал, что это очень важно… Зато водитель, который первым сбил пешехода, Виктор Дубицкий, отделался административкой, как ездил, так и ездит за рулем, окончил академию МВД, работает у нас в милиции. Как же так получилось?

Сам Владимир рассказывать журналистам об аварии, следствии и суде сначала отказывался — «зачем ворошить прошлое, поскорее бы все забыть». Однако, немного поразмышляв, передумал: «Может, это что-то изменит».

— Это была суббота. Общался с друзьями. Они выпивали, а я нет, — вспоминает Владимир о том, что происходило до аварии. — Потом ребята попросили, чтобы я сел за руль «жигулей» одного из приятелей и подвез их в одно место. Мне что, тяжело? Согласился…

Путь Владимира лежал через улицу Первомайскую, где за несколько минут до проезда «жигулей» и произошла авария.

По сообщению ГАИ Минской области, 1 октября 2016 года, около 20.55, на улице Первомайской в Любани произошло ДТП. 19-летний водитель Toyota Avensis ехал в крайней левой полосе и совершил наезд на переходивших дорогу по нерегулируемому пешеходному переходу двух мужчин. После этого одного из пешеходов отбросило на полосу встречного движения.

Владимир говорит, что когда проезжал по улице Первомайской, отметил про себя, что было очень темно — фонари с той стороны дороги, где он ехал, не горели.

— Впереди была зебра, по ней заканчивали переходить дорогу пешеходы. На тротуаре был какой-то человек, он махал рукой — а чего махал, непонятно…

За несколько метров до пешеходного перехода водитель и сидящий рядом пассажир закричали от неожиданности: свет фар выхватил из темноты лежащего на проезжей части человека.

— Я резко ударил по тормозам, но избежать наезда уже не смог. Колеса машины наехали на человека, и он оказался под днищем «жигулей»…

На полосе встречного движения на лежащего мужчину наехал ВАЗ-2109 под управлением 22-летнего водителя. В результате ДТП 27-летний пешеход с тяжелыми травмами был доставлен в реанимационное отделение больницы, где 5 октября в 4.00 умер. Второй пешеход также получил травмы.

Фото: группа VK "Солигорские автолюбители"
Фото: группа VK «Солигорские автолюбители»

Второй пешеход, Александр, который получил от наезда первой машины сотрясение мозга и ушибы ноги, рассказал AUTO.TUT.BY, что с погибшим впоследствии Стасом они уже почти дошли по зебре до середины дороги, когда на них налетела Toyota.

— Он, видно, хотел проскочить мимо нас, но зацепил, — предполагает парень. — После наезда я на какое-то время потерял сознание. Очнулся на дороге я один, никого возле меня не было, вижу — на Стаса другая машина наезжает.

После наезда Александра доставили в больницу, но на следующий день он решил вернуться домой.

«Две экспертизы — а выводы разные»

Сразу после ДТП обоих водителей доставили на медосвидетельствование — они были трезвы. Потом разбирательство проходило в ГАИ.

— Дубицкий был в ГАИ минут двадцать, и его отпустили, а меня продержали не меньше четырех часов. Мне это показалось немного странным, — вспоминает Владимир.

Материалы дела по ДТП в Любани передали в УСК по Минской области.

— Следователю я рассказал, что увидел лежащего на дороге человека в самый последний момент. Он лежал не на переходе и буквально слился с цветом асфальта, потому что был одет в темное, без фликеров. Но странно, что водитель, который сбил парня, не обозначил лежащего человека, лишь поставил знак аварийной остановки после своей машины — по ПДД он обязан был это сделать. Да и моего наезда в этом случае не было бы. — уверен Владимир. — Я видел, что на встречке стояла на аварийках какая-то машина, но мало ли чего водитель остановился.

Как позже установит следствие, «жигули» ехали со скоростью 39,5 км/ч, а Toyota — 40,3 км/ч. От удара Toyota один пешеход отлетел более чем на 10 метров. Эксперты установили, что оба водителя имели техническую возможность остановиться и не совершить наезд на пешеходов, а водитель ВАЗ мог видеть лежащего на дороге человека за 44 метра.

— Когда проводился следственный эксперимент, его условия не соответствовали тем, что были в момент аварии. Об этом по моей просьбе сделали отметку в протоколе, но что с этим делать дальше, я не знал, юридически не подкован, — вздыхает Владимир.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY
Фото носит иллюстративный характер

— После аварии в левой части Toyota был поврежден капот, фара, ветровое стекло, стойка и зеркало заднего вида. В «жигулях» повреждений не было. Были проведены две судебно-медицинские экспертизы: одна вскоре после смерти пострадавшего — осенью 2016 года, повторная — летом 2017 года, для чего понадобилась эксгумация тела, — говорит Владимир Шешко.

В первой судмедэкспертизе отмечено, что пешеход получил удар по ноге выступающими частями движущегося авто в то время, когда находился в вертикальном положении. Потом парень упал на автомобиль — это могло быть причиной тяжких, с проломлением черепа, травмами головы, переломами ребер. Во время отбрасывания пострадавшего на встречку также могли травмироваться голова, ребра, таз и конечности. Из-за полученных травм при первом наезде потерпевший двигаться не мог. После чего на лежащего пешехода наехали «жигули», которые также могли травмировать человека в области таза и нижней части туловища.

Фрагмент судебно-медицинской экспертизы, которая была проведена первой, сразу после гибели потерпевшего

— Эксперт сделал вывод, что смерть наступила в результате сочетанной травмы и травматического шока. Вопрос: могла ли произойти гибель и без вторичного наезда?

Следователь назначил эксгумацию и повторную экспертизу. В основном эксперты должны были ответить на вопросы, касающиеся наезда на пострадавшего «жигулей»: какие телесные повреждения причинил человеку ВАЗ при переезде тела, к какой степени тяжести они относятся, мог ли из-за этих травм погибнуть пешеход?

Три эксперта пришли к выводу, что переломы костей таза и нижних конечностей пострадавшего образовались в результате переезда автомобилем, не исключено, что единичные повреждения образовались в комплексе в результате столкновения пешехода с Toyota. Специалисты не смогли разделить и наверняка определить, какие по тяжести травмы причинил ВАЗ.

Из Инструкции о порядке проведения судебно-медицинской экспертизы по определению степени тяжести телесных повреждений

В случае, если угрожающее жизни состояние развивается в результате множественных телесных повреждений и невозможно выделить из их числа какое-нибудь отдельное повреждение в качестве его причины, раздельная оценка по степени тяжести каждого из них не дается, при этом все указанные телесные повреждения определяются как тяжкие.

Эксперты сообщили, что травмы таза и нижних конечностей потерпевшего — это часть совокупности телесных повреждений, явившихся непосредственной причиной смерти. Ответить, находятся ли эти повреждения в прямой связи со смертью пешехода, не представляется возможным.

— Я предполагал, что если экспертиза не знает, от чего именно погиб пешеход, то отвечать за наезд и смерть человека я и Дубицкий будем вместе.

«На скамье подсудимых я был один»

— Незадолго до того, как передать дело в суд, я узнал, что следователь разделил его на два производства: одно в отношении меня, второе — в отношении Виктора. Все произошло так быстро, что мы даже не успели высказать протест, поэтому в суде я был единственным обвиняемым, — говорит Владимир Шешко.

Адвокат Юлия Старикович, выступавшая в качестве защитника Владимира на суде, отмечала на процессе, что нельзя эти два дела рассматривать отдельно друг от друга — ведь смерть потерпевшего находится в причинной связи от наезда двух автомобилей. Тем не менее рассмотрение дела продолжалось.

Фото: Юлия Альгерчик
Фото носит иллюстрационный характер

— В суде о наезде на двух людей на зебре первой машиной и речи не велось! Водитель Виктор Дубицкий приходил на заседания в качестве свидетеля. Приходила и потерпевшая: родная сестра погибшего парня Алина. Она заявила иск к владельцу «жигулей» о материальной компенсации морального вреда.

В итоге суд Любанского района признал Владимира Шешко виновным в нарушении ПДД, повлекшем по неосторожности смерть человека, и назначил ему наказание в виде ограничения свободы на срок три года без направления в исправительное учреждение, так называемая «домашняя химия».

— В суде виновным я себя не признал, потому что всю вину за последствия аварии возложили на одного меня. Считаю, что если бы первый водитель обозначил после аварии пострадавшего, я бы не совершил повторный наезд. В то же время я понимаю, что стал невольным участником страшной трагедии, но не согласен с тем, что стал единственным виноватым, — говорит Владимир.

«Он сбил людей и невиновен, а мне срок»

А через некоторое время Владимир узнал, что уголовное преследование первого водителя по факту наезда на пешеходов прекращено в связи с отсутствием в его действиях состава преступления. Материал дела был направлен в Любанский РОВД для проведения дополнительной проверки и привлечения Дубицкого к административной ответственности.



— Конечно, я был в шоке от этого сообщения. Он сбил людей на зебре — и ему административка? Начали жаловаться во все инстанции: областную и генеральную прокуратуры, академию МВД.

Так как дела разделены, Владимир и его адвокат не могли узнать детали расследования наезда Виктора Дубицкого на людей и основания для принятия такого решения следствием.

— Может, та сторона выплатила какую-то сумму денег пострадавшим и они теперь претензий не имеют? — предполагает Владимир.

— Конечно, дело может быть прекращено при примирении сторон и наличии легких телесных повреждений. Но судебная практика идет по другому пути — такие дела за примирением сторон не прекращают. В этом ДТП было два сбитых пешехода и тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть одного из них, — говорит адвокат.

Выживший в аварии пешеход Александр рассказал, что «никакой материальной компенсации ему не предлагали и вообще никто не звонил», сам же он иск в суд на выплату материальной компенсации морального вреда не подавал.

— Вызывали меня только в качестве свидетеля на опрос и в суд по делу второго водителя — Шешко, которого потом осудили. Как разбирались с первым водителем и как он был наказан — даже не знаю. Платил ли Дубицкий деньги сестре Стаса, я тоже не знаю.

Узнать у сестры погибшего ответы на эти и другие вопросы не удалось — женщина на связь с журналистом не вышла.

Владимир Шешко подавал апелляцию в Минский областной суд — надеялся, что наказание ему смягчат, так как не доказано, что смерть пешехода наступила именно в результате его неосторожных действий.

В суд Минской области отправила жалобу и сестра погибшего парня: она посчитала приговор в отношении Владимира мягким и просила назначить справедливое наказание, отвечающее тяжести содеянного.

Минский областной суд решение районного суда в отношении Шешко изменил на более строгие — с отбыванием трехлетнего наказания в исправительном учреждении открытого типа.

«Все решал суд…»

— Сейчас я отбываю срок: работаю на заводе в Минске. Через интернет и от родных я узнал, что Виктор Дубицкий закончил академию МВД, сейчас работает в ОБЭП Любанского РОВД, строит карьеру, продолжает ездить на машине… Обидно и неприятно, — вздыхает Владимир Шешко.

Скриншот с сайта УВД Минской области
Скриншот с сайта УВД Минской области

AUTO.TUT.BY удалось пообщаться и с Виктором Дубицким. Впрочем, парень был немногословен и подробно распространяться о расследовании дела не стал.

— Занималось расследованием областное УСК, Государственный комитет судебных экспертиз. На протяжении всего времени, когда велось следствие, проходило очень много экспертиз, чтобы установить причинно-следственную связь того, какой ущерб нанес я, какой Владимир. Все решал суд. В отношении меня отказали в возбуждении уголовного дела, я был привлечен к административной ответственности, к какой — сказать не могу.

В УСК по Минской области не удалось получить комментарий о том, почему в отношении водителя Дубицкого не было возбуждено уголовное дело.

— Мы не практикуем после приговора что-либо комментировать, так как решение суда состоялось.

-15%
-15%
-30%
-50%
-30%
-50%
-10%
-20%
-10%
-19%
-10%