101 день за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. «В киевской миграционке мне сказали, что я в первой десятке». Айтишник — о переезде в Украину
  2. «Будет готов за три-четыре месяца». Частные дома с «завода» — сколько они стоят и как выглядят
  3. В Беларуси создали собственную ракету для «Полонеза» (ее очень ждал Александр Лукашенко)
  4. Кто стоит за каналом «Советская Белоруссия»? Узнали, где он работает и что думает о политике
  5. С 1 марта заработал обновленный КоАП. Новшества затронут почти всех белорусов
  6. Чиновники придумали, что сделать, чтобы белорусы покупали больше отечественных продуктов
  7. «Тут мы ощущаем жизнь». Как семья горожан обрела счастье в глухой деревне и открыла там бизнес
  8. Один из главных претендентов на «Оскар» и еще пять премьер марта. Что идет в кино в этом месяце?
  9. Весна наступила, но зима не сдается. К выходным вновь похолодает
  10. Приход весны, борьба с частниками и акции солидарности. Что происходит в Беларуси 1 марта
  11. Убийца 79 белорусов, сжег пять деревень. Вспоминаем о Буром — в память о нем в Польше проводятся марши
  12. Секс-символ биатлона развелась и снялась для Playboy (но уже закрутила роман с близким другом)
  13. Лукашенко — главе КГК: Необходимо ввести ответственность и для тех, кто берет в конвертах деньги
  14. Под Молодечно задержали компанию из 25 человек. МВД: «Они собирались сжечь чучело в цветах национального флага»
  15. Названы победители «Золотого глобуса» (почти без сюрпризов)
  16. Тихановская рассчитывает на уход Лукашенко весной
  17. «Думал, что это простуда. Оказалось, нужна пересадка сердца». История Вячеслава, пережившего трансплантацию
  18. «Пышка не дороже жетона». Минчане делают бизнес на продукте, за которым в Питере стоят очереди
  19. Автозадачка с подвохом. Нарушает ли водитель, выезжая из ворот своего дома на дорогу?
  20. В Беларуси ввели очередные пенсионные изменения. Что это означает для трудящихся
  21. Тихановский о приговорах журналистам и активистам: Ложь и несправедливость порождают озлобленность
  22. МВД добилось своего: свидетели по административным делам могут настаивать на закрытых судах
  23. 57-летняя белоруска выиграла международный конкурс красоты. Помогли уверенность и советы Хижинковой
  24. «Проверяли даже на близнецах». В метро запустили оплату проезда по лицу. Как это работает
  25. Латушко ответил жене Макея: Глубина лицемерия и неспособность видеть правду и ложь просто зашкаливает
  26. «Жесточайшим образом останавливать». Чиновники взялись за аптеки, которые подняли цены из-за НДС
  27. «Первый водитель приехал в 5.20 утра». Слухи о «письмах счастья» за техосмотр привели к безумным очередям
  28. «Меня потом знатно полили шампанским!» Первая белоруска с COVID-19 — о том, как прожила «коронавирусный год»
  29. «Ашчушчэнія не те». Все участники РСП вышли на свободу после 15 суток ареста
  30. Минчанка из списка Forbes отсидела 20 суток и рассказала о «консервативном патриархате» в Жодино


/

«Думали, что инвесторы построят „настоящие“ логистические центры, а появились склады, которые сдают в аренду», — говорит Дмитрий Курочкин, заместитель завкафедрой логистики Международного университета «МИТСО». Ученый рассказал AUTO.TUT.BY, как в Беларуси появились первые логистические центры, чего от них ждали и как они работают сейчас, а бизнесмены в сфере транспорта и логистики — о том, чего же не хватает, чтобы задуманное стало реальностью.

Фото: АСБ Лизинг

«Ждали крупных инвесторов и большие грузопотоки»

Впервые на серьезном уровне о логистике у нас в стране заговорили в 2008 году — после того, как правительство приняло программу развития логистической системы в Беларуси. Рассчитана она была до 2015 года. Потом была разработана и принята новая программа — до 2020 года.

Для развития логистической системы Беларуси до 2015 года планировалось привлечь более 600 млн долларов инвестиций. Минтранс сообщал, что интерес к участию в создании и развитии транспортно-логистических центров в Беларуси проявляли компании Китая, Бельгии, Нидерландов, Испании, Португалии, Италии, США, ОАЭ, Турции и Ирана.

— Начинать решили со строительства современных центров, под которые по всей Беларуси выделили 50 участков. Ждали прихода крупных инвесторов — логистических провайдеров, которые построят складские центры и будут обрабатывать большие внешнеторговые потоки грузов, — вспоминает Дмитрий Курочкин.

Логистические центры — это предприятия, которые специализируются на обработке и хранении грузов, их таможенном оформлении, универсальных грузовых решениях и сопутствующих информационных услугах.

Транспортно-логистические центры предоставляют площади экспедиторским и транспортным компаниям, а также стоянки для грузовых автомобилей. Они же могут ремонтировать транспортные средства, оказывать таможенные, брокерские и другие услуги.

Если говорить совсем просто, то логистические центры должны помочь поставщикам доставить свои товары конечным потребителям (например, в магазины) с минимальными издержками и оптимальными партиями.

«Столица и Минский район буквально обросли логистическими центрами»

Однако на практике оказалось, что многие участки были невостребованными — находились они в невыгодных местах, в отдалении от трасс, по которым ездят груженые тягачи. В итоге, к 2013 году список сократился до 36 участков.

Фото: grodnonews.by
Фото носит иллюстративный характер

Самыми популярными у инвесторов оказались площади, расположенные в Минске и радиусе 10−15 км от МКАД.

— Столица и Минский район буквально обросли логистическими центрами, участки там были на вес золота. Оно и понятно: Минск — перекресток дорог, здесь проходят основные транзитные трассы, через которые идет грузопоток, — констатирует ученый.

Однако немало было договоров на строительство логцентров, которые не были исполнены, «инвесторы вообще не приступали к работам, и договоры исчезали».

По данным кафедры логистики и маркетинга «МИТСО», в сентябре 2018 года в Беларуси работало 48 логистических центров, из них:

  • в Минской области — 36;
  • в Брестской области — 6;
  • в Гродненской области — 2;
  • в Могилевской, Гомельской и Витебской областях — построено по одному логистическому центру.

Из всех действующих логистических центров 12 являются государственными (из них у РУП «Белтаможсервис» — шесть), остальные созданы за счет инвестиций национальных и иностранных инвесторов.

Среди отечественных инвесторов — производственные предприятия, транспортно-логистические компании, логистические операторы, дистрибьюторские компании, ритейлеры (ОМА, «Простор», «Евроопт» и другие), девелоперы, среди иностранных — инвесторы из России, Азербайджана, Ирана и Китая.

«Современные логцентры, а работают как обычные склады»

— Сейчас часть логцентров предприятия используется для своих нужд, остальные — сдают площади в аренду, — говорит Дмитрий Курочкин. — Конечно, это не то, что планировалось. Но с другой стороны, если груз идет из Москвы в Берлин, для чего его обрабатывать в Беларуси? Здесь надо говорить про экспортные-импортные потоки, но их также нет.

Президент о развитии логистической системы: «Не хотим взять хорошие деньги — за это прощения не будет никому»

Ученый привел в пример логистический центр «Прилесье», построенный иранскими бизнесменами, который сейчас используется как огромный арендный склад. Такая же ситуация в логцентре китайско-белорусского индустриального парка «Великий камень» — площади арендуют ритейлеры «ОМА», «Евроопт» и много других компаний.

Фото: grodnonews.by
Фото носит иллюстративный характер

— Не удалось у нас создать логистику как, например, в соседних Польше или Литве, где в четыре-пять раз больше центров, чем в Беларуси. Но в Польше центры другого уровня, принадлежат они мировым брендам: Michelin, Volkswagen, Kärcher и другим. Они выносят свои склады ближе к ЕАЭС, нашему Таможенному союзу. Ни один мировой логистический провайдер в Беларусь так и не пришел…

«Кто позволит белорусам проводить таможенное оформление российских грузов?»

— В идеале в логистическом центре должен оказываться полный комплекс услуг. Наши провайдеры в основном имеют склады общего пользования (СОП) — на них нет пункта таможенного оформления (ПТО), хотя собственники очень хотят, чтобы они у них были.

По оценкам экспертов, по состоянию на 30 сентября 2018 г., общая площадь крытых складских площадей класса «А» составляет более 812 тыс. кв. м, из них:

  • склады общего пользования составляют 653 тыс. кв. м;
  • склады временного хранения и таможенные склады — 107 тыс. кв. м;
  • низкотемпературные склады и склады-холодильники — 52 тыс. кв. м.

Для сравнения, площади складов класса «А» и «В» в районе Варшавы составляют около 2,6 млн кв. м. Совокупная же площадь логистических центров, представленных в Польше, превышает 9 млн кв. м.

Дмитрий Курочкин говорит, что логистические центры с пунктами таможенного оформления можно пересчитать по пальцам, в основном их имеют государственные операторы.

— Понятно, что нельзя на площади в радиусе 20 км создать 20 пунктов таможенного оформления — на каждом из них будет маленький грузопоток. А каждый пункт — это оборудованные рабочие места, сотрудники, площади — это все стоит денег.

Однако еще большей проблемой для работы логистических центров Дмитрий Курочкин считает принцип резидентства, который отражен в таможенном законодательстве.

Принцип резидентства — это правило, согласно которому таможенная декларация на товары должна подаваться только таможенному органу государства — члена ЕАЭС, на территории которого зарегистрировано или постоянно проживает лицо, являющееся декларантом товаров.

Например, компания, зарегистрированная на территории России, может подать декларацию на товары только в таможенные органы России и не может «выпускаться» в таможенных органах Беларуси, и наоборот.

— Все говорят, что у нас Таможенный союз, а на самом деле он только на бумаге. Например, в Литве возможна грузообработка транзитных грузов, потому что Европа — это единая таможенная территория. Ну, а все грузы, которые идут через нас в Россию, мы оформлять не можем — требование закона. При этом россияне хотят растаможивать у нас груз — это дешевле и прозрачней.

Фото: grodnonews.by
Фото носит иллюстративный характер

И хотя принцип резидентства носит временный характер и может быть отменен при заключении соглашения между странами ЕАЭС, Дмитрий Курочкин уверен: этого никогда не произойдет.

—  Кто позволит белорусам полностью перетянуть на себя грузопотоки и проводить таможенное оформление российских грузов? — задается ученый риторическим вопросом.

Но Дмитрий Курочкин не готов утверждать однозначно, на подъеме или спаде сейчас находятся логцентры. Но то, что их рентабельность уменьшилась в разы, — это факт.

— Были времена, когда стоимость хранения одной европалеты в сутки была доллар, а сегодня — 60 копеек. Наклеить один стикер раньше стоило 100 рублей, сейчас — 15 копеек. При этом расходы по содержанию и зарплаты рабочих растут.

Зарплата кладовщиков составляет 1000−1200 рублей в месяц — «это мало, людей не устраивает, и они увольняются». На складах катастрофически не хватает персонала. Появляются компании, предлагающие аутсорсинг услуг складского персонала. Однако часто это просто грузчики и маркировщики, то есть необученный персонал.

«Логцентры, которые работают как склады, сами себя «съедят»

— Чиновники, которым был доведен план по привлечению инвестиций, любыми способами уговаривали бизнес вкладывать деньги в развитие логцентров, — говорит один из руководителей крупной транспортной компании, пожелавший остаться анонимным. — Например, нашему предприятию предлагали вложиться в создание логцентра на базе предприятия «Брестгрузсервис» — терминал его был недалеко от границы. Нам надо было очень много средств туда вбросить. Но какой смысл от этих вложений? Мы не видели в этом перспектив, поэтому отказались.

Поддерживает коллегу еще один крупный бизнесмен-транспортник: «Логцентры, которые работают как склады, скоро сами себя „съедят“».

— Сегодня большая часть грузов, которые идут в страны Евразийского союза, растаможиваются в Беларуси — пока такая возможность есть, и это приносит нам прибыль. Но уверен — Россия нам это перекроет через год−два. Ведь российский бюджет теряет большие деньги из-за того, что таможенная очистка товаров происходит у нас, — говорит руководитель. — Тем не менее, терминалы у нас строить продолжают. А заполнять чем? Выживет тот, кто делает полный спектр логистики, а простые склады умрут.

Фото: АСБ Лизинг

— Госпрограмма по развитию логистики в Беларуси как-то криво и косо воплощается в жизнь. Почему на белорусских логцентрах не предоставляют полный комплекс услуг: от доставки и адресного хранения до управления заказами и отслеживания движения товаров? — задается вопросом руководитель складской логистики одного из ритейл-операторов. — Стройка стройкой, но забыли про персонал для логцентров. А ведь должны были начать готовить соответствующие кадры. Их сейчас нет, и это большая проблема. И если на наших собственных складах профессионалы есть, то на внешних площадях, которые мы арендуем — нет, поэтому используем их как отстойники.

— По анализу зарубежных аналитиков, на всю Беларусь, при нынешних грузопотоках, достаточно всего 16 логцентров. В случае, если придут крупные сети, то хватит 24, — говорит еще один белорусский предприниматель. — Но из-за общих условий хозяйствования крупные бренды не стремятся у нас создавать логистические центры. Знаю, что когда в 2010 году иностранные инвесторы прощупывали варианты реализации строительства, то государство навязывало им много дополнительных обременений, которые являлись затратными и неэффективными. Те инвесторы, которые сейчас вкладывают деньги в строительство, пришли на разведку: их логцентры будут работать как индикаторы и от того, как сложится их деятельность, будут приниматься какие-то решения. Никто не хочет рисковать. Инвестиции должны быть под защитой и приносить деньги.

«Если мало грузов, зачем там держать таможенника?»

Поговорил AUTO.TUT.BY и с Белорусской ассоциацией международных экспедиторов и логистики «БАМЭ». Там считают, что логистической инфраструктуры в Беларуси создано много, тем не менее, она постепенно вовлекается в оборот для обеспечения внутренней логистики, те центры, которые раньше частично простаивали — загружаются.

— У нас нет анализа по загруженности логцентров, но есть и такие, которые заняты с большими грузопотоками. Мы работаем с теми центрами, которые оказывают транспортно-логистические услуги с перевалкой, перецепкой груза, с перегрузом в другое транспортное средство. И работой эти центры обеспечены — грузопоток идет, — говорит генеральный директор ассоциации Елена Ильина.

Планируется, что к концу 2018 г. площадь складов класса «А» увеличится на 90 тыс. кв. м и составит более 900 тыс. кв. м.

В 2019 г. площадь складских площадей класса «А» достигнет 1 млн кв. м, в 2020 г. — 1 млн 100 тыс. кв. м.

Но если в ближайшие годы логцентры инвесторы будут создавать для последующей сдачи в аренду, то они должны решать, как обеспечить себя грузопотоком.

— Те центры, которые строились под себя, — работают. К тому же, если центр обеспечит определенный объем экспортно-импортных и транзитных грузов, то ПТО на нем будет установлено. Ну, а если объем груза маленький, какой смысл открывать там ПТО и держать сотрудника Государственного таможенного комитета, чем он там будет заниматься?

Елена Ильина отметила, что на загруженность складов влияет ставка аренды: в Беларуси они выше, чем в приграничных логцентрах Литвы. «Возможно, логоператорам выгоднее использовать литовские центры, потому что наши по ценовой конкурентоспособности уступают».

-5%
-20%
-40%
-15%
-10%
-10%
-50%
-23%
-10%
-10%