/

Недавно мы рассказали историю 41-летнего дальнобойщика из Витебска Александра Кузьмина, который почти 2 года провел в азербайджанской тюрьме. Мужчину обвиняли в том, что он привез в фуре из Ирана более 500 кг героина. Суд первой инстанции вынес суровый приговор — 12 лет тюрьмы. Однако потом белоруса оправдали. Александр рассказал TUT.BY, при каких обстоятельствах задержали его фуру, чему его научили 22 месяца в СИЗО в восточной стране, и в каких он нынче отношениях с уже бывшим работодателем — транспортной компанией «Крейс-Восток».

Фото: Игорь Матвеев
Александр Кузьмин. Фото: Игорь Матвеев, TUT.BY

«Хотел отдохнуть одно лето. А „отдыхаю“ уже третье лето подряд…»

Александр Кузьмин работал дальнобойщиком 10 лет. Объездил почти всю Европу: Италия, Греция, Ирландия, Сербия, Франция, Бельгия…

Тот злополучный рейс — в апреле 2016 года — был в Азию: Кузьмин доставил груз из Риги в Тегеран, столицу Ирана. Здесь, согласно заданию начальства, нужно было разгрузиться, но после — гонять фуру порожней категорически нельзя — загрузить новый товар. И ехать назад в Ригу. Там находится главный офис транспортной компании «Крейс-Восток», на которую работал белорус. Из Латвии уже другой водитель погнал бы машину в Бельгию.

— Выгрузив в Иране доставленный груз, я не хотел брать новый. Но кто слушает водителя? Дело в том, что фирма «Крейс-Восток» требует от своих дальнобойщиков, чтобы не гоняли транспорт порожним. Три человека не послушались, не загрузились в Иране, приехали пустыми — всех сразу уволили. Когда мне начали грузить этот изюм, я категорично сказал: «Не повезу товар!» Все время ездил с рефрижератором, а тут впервые за годы работы зацепил этот долбанный прицеп. Он разваливался по бокам! Я возмущался, кричал, звонил руководству в Ригу, что не доеду на таком транспорте. Правда, на следующий день привезли листы ДВП, заставили прицеп, и я ремнями полдня увязывал товар. Старался, готовился-то к долгой дороге, в Ригу.

Через полмесяца, 1 мая, в Беларуси собирались отмечать Пасху. Александр планировал управиться с работой до праздника. 17 апреля он как раз загрузил на тегеранской таможне 20 тонн изюма. И еще подумал: «Возьму-ка упаковку кишмиша в подарок маме, жене, сестре — для пасхальных булок».

Однако все эти планы рухнули на азербайджанской таможне. Здесь в изюме, расфасованном в почти 2 тысячи коробок, таможенники нашли 506 кг героина.

Коробки с кишмишем запечатывали на фабрике, груз благополучно пропустили иранские таможенники. Белорусский дальнобойщик был в шоке: как в товаре оказался наркотик?

— Ничего подобного со мной за всю мою водительскую практику не случалось никогда и нигде, ни в одной стране. Поначалу думал: обязательно по справедливости разберутся, пусть на это уйдет неделя, ну — две, — вспоминает Кузьмин. — Сразу после этого рейса я хотел пойти в отпуск, отдохнуть в течение лета. Но, как видим, разбирались аж 22 месяца! Отдохнул я аж два лета. Третье уже пошло… Задержали меня сразу же, на месте. Привезли в Баку, это 300 км от таможни, — и надели наручники. Я говорю: «Вы мне еще обвинение никакое не предъявили, а уже сажаете в «обезьянник». Но никто меня, понятное дело, не слушал. Правда, в этот же день разрешили позвонить родне и сообщить, где я и что со мной.

«Фура стояла на таможне ночь. Я ночевал в гостинице. А мог бы скрыться, если бы знал про героин»

На иранской таможне, когда в фуру грузили кишмиш, Александр вскрыл две коробки:

— Посмотрел, убедился: ну, изюм и изюм… Хотя это было нарушение с моей стороны: при выгрузке за каждую вскрытую коробку я должен был бы заплатить. Водитель же отвечает за целостность упаковки и за целостность пломбы на грузе. А как выглядит героин, до этого случая я даже не знал! По телевизору видел только кокаин. Поэтому, если бы мне даже попалась пачка товара с героином, я бы подумал: наверное, это молотый изюм. Ведь и кишмиш, и порошок с наркотиком — оба коричневые. Еще бы, может, пошел спрашивать у кого: а что это такое?

Въехав в Азербайджан, Кузьмин выполнил все необходимые таможенные процедуры.

— Оформил документы. Проехал через турникет, через «рентген» (так водители называют инспекционно-досмотровый комплекс (ИДК). — Прим. TUT.BY). Таможенники сказали: «Все, стоишь тут всю ночь. Утром будет досмотр. Загоняй машину, а сам иди куда хочешь». В других странах машину загоняешь за сетку, и в ней ночуешь. А тут из машины меня выгнали. Я пошел в гостиницу, переночевал. И обратите внимание: у меня же была фора в целую ночь. Если б я знал, что в машине хоть грамм наркотика, я бы вернулся на таможню? Я же ведь мог уехать, улететь, одним словом, исчезнуть. Ведь и деньги, и документы у меня были на руках. Но я с утра прибежал туда пораньше, чтоб побыстрее досмотрели груз. Ага, досмотрели! Сказали, что я все это сам запаковал. И нашли мне «гостиницу» на 22 месяца, — грустно улыбается Александр. — Никто и слушать не хотел мои аргументы: «Груз у вас находился 12 часов. И я не знаю, что вы с ним тут делали».

Посредниками транспортной компании в поиске товара — 2 тысяч коробок с изюмом — и его доставке на иранскую таможню были азербайджанцы.

— Я не искал попутный груз, не вел ни с кем никаких переговоров. Это делали другие люди. Происходит это примерно так. Сидит логист в Риге, находит в интернете кого-то, кого никогда не видел в глаза. И начинают брать груз из далекой страны, у непроверенных людей. На моем месте мог оказаться абсолютно любой водитель. Более того, скажу: от подобного невозможно застраховаться. Поэтому совет водителям: верить нельзя никому.

Фото: соцсети

«В СИЗО съел несколько ведер таблеток валерьянки и научился курить»

В Баку Александр несколько суток провел в ИВС. Потом его перевели в СИЗО № 1 этого города.

— Следствие длилось 8 месяцев. Первый суд шел с середины декабря 2016 года по 30 июня 2017-го. Второй, апелляционный суд — с ноября 2017-го по 13 февраля 2018-го. За все 22 месяца от стресса я, наверное, ведра два или три таблеток валерьянки съел. Сестра мне привозила нашу, белорусскую, качественную валерьянку. Спать ночами не мог, до утра читал. В сутки хорошо, если удавалось 3−4 часа поспать. За годы работы дальнобойщиком привык засыпать, когда устаешь. А за решеткой весь этот привычный режим сбился. До 39 лет никогда в жизни не курил. А в СИЗО научился. Сейчас вот пытаюсь бросить.

Белорус говорит, что относились к нему в бакинском следственном изоляторе с уважением:

— Нормально общался и с руководством, и с сокамерниками, вполне все были адекватные. Сидел в камере с русскоязычными, у нас был телевизор с русскими каналами. Условия содержания сносные. Два раза в неделю мне разрешали делать телефонные звонки, общаться можно было по 15 минут. Перечитал там все книги на русском языке. Такой литературы в СИЗО было немного, поэтому мне ее привозили родственники.

В СИЗО Александр задавал себе много вопросов. Например, почему правоохранительные органы Азербайджана, обнаружив героин, сразу же не связались с Ираном? Ведь, по идее, в другой стране в таком случае полностью закрыли бы эту смену таможенников и допрашивали бы их. Почему нет спроса с посредников-азербайджанцев, которые грузили товар и вели все переговоры? Почему, допустим, тот же посредник на свободе и проходит на суде свидетелем, а он, водитель, сидит на нарах?

— Больше всего было обидно, что сижу ни за что. Мне хочется быть примером для сына. А люди-то разное про меня говорили: кто-то с пониманием относился, а кто-то думал: вот, хотел денег на контрабанде наркотиков заработать. Но, имея подрастающего ребенка и отлично понимая, к чему приводят молодежь наркотики, я не знаю, кем надо быть, чтобы их возить.

«Услышав приговор — 12 лет тюрьмы — ударил кулаком в стену и сломал палец»

31 мая 2017-го Александр услышал в суде суровый приговор: 12 лет тюрьмы.

— Слабо помню этот момент. Когда меня выводили из суда, так сильно ударил кулаком в стену, что сломал палец. Обвинительный акт был похож на сочинение ученика 2-го класса: «не установлено», «не установлен», «не установлены»…

Семья Кузьмина решила не сдаваться. Адвокат подал апелляцию на решение первого суда. Апелляционный суд рассмотрел дело — и 13 февраля 2018 года вынес вердикт, что Александр невиновен.

О свободе Кузьмин мечтал, но к ней пришлось привыкать.

— Когда объявили оправдательный приговор, я сразу не мог расслабиться, не понял, что уже свободен. Никто за мной не идет, наручников нет. Спрашиваю у конвоира: «Можно идти?» — «Иди». Первое время испытывал какой-то дискомфорт. Пришли с сестрой в магазин, мне за одеждой. Говорю ей: «Давай быстрее купим и пойдем отсюда. Тут много народу, мне как-то неуютно, мало ли кто что мне подбросит». Но буквально через неделю страх стал проходить.

Больше месяца после освобождения Кузьмин не мог уехать из Азербайджана.

— Из аэропорта меня два раза развернули. По их законам, человек, который въехал в Азербайджан на автомобиле, должен и покинуть страну на автомобиле. Пока я забрал свою фуру, пока прислали с фирмы другого водителя (у меня же были просрочены документы), пока выгрузили тот изюм, который пролежал почти 2 года в Баку… Приехали, наконец, на таможню. И там меня 7 дней не выпускали — мол, разные проблемы. А так как более 10 дней в Азербайджане нельзя находиться без регистрации, то мне дали еще и штраф. Оплатить его на границе нельзя, пришлось ради этого ехать на такси за 40 км. В общем, 13 февраля меня освободили в зале суда, а покинул я территорию Азербайджана только 16 марта.

Дальнобойщик намерен судиться с экс- работодателем

Александр говорит, что компания «Крейс-Восток» нашла для него в Азербайджане сильного адвоката, а также оплачивала его сестре Инне Раздробенко авиабилеты.

— Сестра прилетала ко мне часто, около 25 раз. Это, конечно, помощь со стороны фирмы, согласен, — рассуждает Кузьмин. — Но компанию, похоже, не волнует, что за 22 месяца за решеткой я понес не только моральные, но и материальные издержки. 27 июня я уволился из «Крейс-Востока». И мне перечислили 12 тысяч российских рублей (около 160 евро. — Прим. TUT.BY). А за тот злополучный рейс заплатили 39 тысяч российских рублей (616 евро. — Прим. TUT.BY). А по минимуму должны выплатить 17,5 тысячи евро. У меня было 700 суток вынужденного простоя. Раньше за сутки простоя нам платили 25 евро. Умножаем 700 на 25 — получается 17,5 тысячи евро.

Фото: Игорь Матвеев
Фото: Игорь Матвеев, TUT.BY

По словам Кузьмина, «Крейс-Восток» — солидное предприятие, но добиться понимания с его руководством пока не получается:

— Что для этой фирмы какой-то там водитель какой-то там старой, 2011 года выпуска, фуры? По закону, фирма должна была обеспечить мою, водителя-перевозчика, безопасность. Но они нашли каких-то стремных посредников-азербайджанцев, которые в свою очередь нашли им стремный груз. Я ездил в Ригу, в главный офис компании, но генеральный директор даже не встретился со мной. Пришлось общаться с другим представителем. Я сказал: заплатите мне за то, что я не по своей воле имел простой почти 2 года. Они мне: «Мы все это время помогали вашей сестре. Не считаем, что что-то вам должны. Обращайтесь в Азербайджан, это там вас задержали, с ними и судитесь».

По мнению Кузьмина, его сестра «с большим удовольствием сидела бы в Витебске, чем летала в Азербайджан в тюрьму к брату».

— Я заявил представителю фирмы, что сестра Инна летала в Азербайджан и решала там точно такие же ваши вопросы, как и мои. При этом она вынужденно бросала детей, работу, теряла нервы.

Сейчас Кузьмин готовит с юристом документы для иска в суд.

— Раз не хотят решить вопрос мирно, пойду другим путем — буду судиться, — говорит дальнобойщик.

Александр Кузьмин имеет претензии и к программе «Зона Х» на канале «Беларусь 1»:

— В автодайджесте за 18 апреля 2016 года, то есть на следующий день после загрузки в Иране груза, они показали сюжет под названием «Чудо-изюм». И — хоть еще никто мне не выдвинул обвинение — назвали там мое имя и фамилию. Я этого тоже так не оставлю.

«500 килограммов героина пытался ввезти в Азербайджан гражданин Беларуси. Пакеты с наркотиками дальнобойщик компактно спрятал в 20-тонный груз изюма. Во время таможенного досмотра специалисты при помощи рентгена обнаружили подозрительные свертки. Более тщательный досмотр и выявил крупную партию наркотика. Согласно документам, груз, следовавший из Ирана, должен был оказаться в Бельгии. МИД Беларуси и Азербайджана подтвердили задержание 39-летнего Александра Кузьмина», — такое сообщение услышали зрители «Зоны Х».

«На свободе я благодаря семье и всем, кто помогал»

Александр благодарен всем, кто был неравнодушен к его судьбе. Тому, чтобы дело дошло до апелляционного суда, а потом — и до Верховного суда Азербайджана, способствовали простые люди, правозащитники, дипломаты и глава Администрации президента Беларуси Наталья Кочанова.

— На свободе я прежде всего благодаря усилиям сестры. Думаю, что и благодаря помощи руководства Беларуси, в частности главы Администрации президента Натальи Кочановой. Мои родные были у нее на приеме, хлопотали. Возможно, сыграло роль и видеообращение, в котором сестра, жена и сын обращались к президентам Беларуси и Азербайджана. Помогали и сотрудники посольства нашей страны в Азербайджане.

Сейчас Александр ищет работу дальнобойщика, рассматривает разные варианты.

— Предпочтительнее, конечно, рейсы по Беларуси, России, другим странам Европы. Шенгенскую визу уже открыл.

Дальнобойщик говорит, что есть две вещи, которых после всей этой истории ему уже никогда не захочется:

— Разлюбил изюм. В СИЗО угощали, а я: «Спасибо, наелся уже его на всю жизнь». И больше никогда не хочу оказаться на Востоке: достаточно там нагостился. Даже в Турцию отдыхать не полечу.

О том, возобновили ли в Азербайджане следствие, которое должно установить, как в фуре с изюмом оказался героин, Кузьмин ничего не слышал:

— По логике, должно быть новое следствие. Считаю, что за все несет ответственность таможня-отправитель. И начинать розыск надо с иранской таможни, с того сотрудника, который ставил пломбу и досматривал этот груз. Но если они тогда не искали виновных, то кто будет делать это теперь?

-50%
-50%
-10%
-15%
-10%
-50%
-50%