«Если бы меня сюда не поместили, вы бы уже ездили на своих машинах», — заявляет из клетки в зале суда Ольга Малашенко. 28-летняя девушка является обвиняемой по делу о мошенничестве в особо крупном размере, совершенном группой лиц. Вместе со своим компаньоном она обещала клиентам привезти авто из России, брала с покупателей деньги, но свои обещания не выполнила. По делу проходят 90 пострадавших, общая сумма ущерба — более 650 тысяч долларов. Суд по уголовному делу начался еще в декабре прошлого года, а сегодня перешел к прениям и заслушал последнее слово обвиняемой.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Напомним, по ч. 4 ст. 209 УК РБ (Мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере) обвиняют партнеров по бизнесу: директоров белорусского ООО «Супрэмаси» Ольгу Малашенко и российской фирмы «Солидэ» Владимира Лапотентова. Санкции по этой статье предусматривают наказание в виде лишения свободы на срок от трех до десяти лет с конфискацией имущества. Кстати, в 2015 году в отношении Ольги уже возбуждали уголовное дело: в тот раз девушка действовала по похожей схеме, только машины «привозила» из Литвы.

Сотрудничество Малашенко и Лапотентова началось в 2015 году. Фирма Ольги действовала как отдел продаж: искала клиентов в Беларуси и брала с них предоплату или полную стоимость за авто, которые должен был поставить из России Владимир. Однако клиенты своих автомобилей, как и возврата денег, не дождались, поэтому обратились с заявлением в милицию. Выяснилось, что потерпевших по делу проходит более сотни. Ущерб, который причинили обвиняемые, оценивается более чем в 1 млн 300 тысяч рублей (около 650 тысяч долларов). Впрочем, в начале процесса обвиняемые своей вины не признали.

Остаться без денег и машин. Как 27-летняя девушка обманула 30 белорусов и российского партнера

Больше сотни потерпевших и 650 тысяч долларов ущерба. В Минске судят за автомошенничество партнеров по бизнесу

На первых судебных заседаниях обвиняемые Ольга и Владимир присутствовали и отвечали на вопросы вместе. Но из-за болезни Лапотентова рассмотрение уголовного дела часто переносилось, поэтому суд решил выделить его в отдельное производство.

«Вы расписали красиво свои расходы, но где наши деньги?»

Подсудимая ходатайствовала о приобщении к материалам письменных расчетов о движении денег, полученных от покупателей за автомобили, а также о поставленных машинах.

— Это то, что я могла вспомнить, — пояснила Ольга. — Бумаги показывают, что никакие деньги я не присваивала. Некоторые суммы уходили на погашение старых обязательств по кредиту.

Ходатайство суд удовлетворил. Однако у потерпевших предоставленные обвиняемой бумаги вызвали больше вопросов, чем ответов.

— Вы тут красиво все расписали, куда вы столько машин поставили, какие суммы проходили. А куда же мои деньги исчезли? — недоумевает один из пострадавших.

— Но я же все рассказала и пояснила. Деньги будут вам возмещены, как только я выйду из мест заключения, я займусь этим вопросом. Я буду работать, и мои обязательства перед вами будут выполнены. Вы же помните, что было на рынке в 2014 году — курс изменился, люди, которые внесли предоплату за машины, вынуждены были доплачивать огромные суммы. А вам должны были поставить машину по той цене, на которую мы договаривались. Если бы меня не задержали 17 марта 2015 года, когда были договоренности с российскими поставщиками автомобилей, то все было бы хорошо, вы бы уже ездили на своих автомобилях.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Обвиняемая Ольга Малашенко

— Но я вам отдавал деньги не в рублях, а в долларах. О какой разнице в курсе можно говорить? Вы платили какие-то российские кредиты нашими деньгами? — продолжал задавать вопросы пострадавший.

— Но вы посмотрите, у нас не было каких-то бешеных доходов. В то время я верила, что эта ситуация временная и все изменится в лучшую сторону. Когда была задержка в поставках авто, я давала вам ездить на арендной Skoda Rapid. Я старалась выровнять ситуацию. Не скрывалась, отвечала на звонки…

Но чем больше слов Ольга говорила в свое оправдание, тем больше распалялись и возмущались потерпевшие.

— Я не понимаю, почему за все то время, пока я ждал свой автомобиль, мне не сказали ни одного слова правды? Я внес предоплату за машину, а мои деньги перевели по каким-то старым обязательствам. Врали, что машина уже стоит на автовозе, присылали фиктивные документы на авто. Паспорт прислали на несуществующую машину, я же позвонил в российский салон и узнал это, — говорит еще один пострадавший мужчина.

— А вы уверены, что звонили в тот салон, который должен был поставить машину? Я не обманывала вас. Действительно, часть информации я до вас не доводила, чтобы не расстраивать. Если бы я вам сказала, что, например, ваши деньги сгорели из-за курсовой разницы, что бы с вами было?

«Какие прения? Надо выяснить еще многие вопросы!»

Предложение перейти к прениям поддержали не все пострадавшие.

— Так, а где наши деньги? Может, они осели за границей? Где Лапотентов, а может, еще и другие люди, которые, возможно, находились в сговоре с Малашенко? Это какая-то финансовая пирамида! — возмущались люди.

Судья пояснила пострадавшим, что все эти вопросы находятся вне рамок данного судебного заседания, и прения все же начались.

— Прошу признать Малашенко виновной в завладении имуществом путем обмана повторно группой лиц в особо крупном размере. На основании ч. 4 ст. 209 УК РБ назначить ей наказание в виде 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием наказания в колонии общего режима, — заявила гособвинитель.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Все потерпевшие согласны, что наказать Малашенко надо, но вот «кто будет отдавать деньги?».

— Я человек не кровожадный и не мне оценивать, необходимо ли так строго наказывать обвиняемую. Хотя я понимаю всех потерпевших — многие внесли суммы, которые составляют не один их годовой доход. Большая часть вычеркнута из жизни этих людей, поэтому они сейчас хотят, чтобы эта часть жизни была каким-то образом вычеркнута из жизни гражданки Малашенко. Конечно, время лечит, но слишком уж это дорогой урок для нас получается… Наверное, какой-то урок должна получить и Ольга Игоревна, — высказался пострадавший.

Хотя мужчина недоумевает: как человек, который имеет проблемы с предыдущими компаниями, может свободно открывать новые, чтобы вести коммерческую деятельность? Но с другой стороны, если запретить заниматься деятельностью, то возмещения причиненного ущерба не получишь.

— Я согласен с обвинением. Наказать обвиняемую надо, чтобы она еще долго погашала свой долг перед людьми или изыскивала средства сейчас, ведь она может получить очень большой срок, — говорит еще один несостоявшийся автовладелец. — Что касается меня, так я с деньгами своими уже попрощался, хоть и внес полную сумму за машину…

«Какой сговор? Он называл ее овцой и ни во что не ставил…»

Выступление защитников обвиняемой было довольно долгим и эмоциональным.

— Если бы я писала роман о жизни своей подзащитной, то назвала бы его «Благими намерениями выстлана дорога в ад». Эта молодая девушка, которой еще жить и жить, находится в местах заключения уже третий год. Условия в СИЗО приравниваются к содержанию в колонии строгого режима, где многие люди ломаются. Но только не Ольга. Все потому, что она уверена в том, что невиновна. Возможно, Ольга беспечная и даже безалаберная, очень доверчивая. Но я ни разу не сомневалась в том, что Ольга не имела того умысла, в котором ее обвиняют, — начала свое выступление первый адвокат.

Услышав такие слова в свой адрес, Ольга Малашенко, до сих пор не позволявшая себе допустить слабину, расплакалась и начала кусать себе губы.

Защитник рассказала, что Малашенко из простой семьи, девушке приходилось самой пробиваться в жизни. Сейчас ее отец болеет, мать также ничем помочь ей не может. Поэтому, когда в 2015 году начались проблемы с бизнесом и на помощь ей пришел Лапотентов, девушка согласилась работать с ним.

— Но о совместном сговоре здесь нельзя говорить. Если пострадавшие ходили бы на все заседания, то они имели бы возможность узнать, как к Ольге относился Лапотентов: в процессе знакомились с телефонными разговорами Лапотентова с Ольгой и другими бизнесменами, зачитывали их переписку.

Со слов адвоката, Лапотентов часто говорил своему коллеге про Ольгу, что «приучает эту овцу», сообщал, что «малая ему надоела, задает лишние вопросы», не говорил о том, где живет, назначая встречи в разных местах города. При этом лишними вопросами он называл просьбы Малашенко сообщить, когда клиентам будут поставлены автомобили. Лапотентов запрещал клиентам сообщать номер его телефона — чтобы те ему не звонили.

— О каких деньгах за границей вы говорите? — задала вопрос в сторону пострадавших адвокат. — У Ольги не было денег. Об этом говорит даже то, что однажды она просила Лапотентова дать ей 100 долларов, чтобы она смогла передать их матери на жизнь… Она брала на себя обязательства, старалась выйти из трудного положения, угодить всем покупателям. И слепо доверяла своему партнеру…

Адвокаты обвиняемой считают, что Ольга Малашенко полностью невиновна, и просят суд вынести в отношении нее оправдательный приговор.

— Такая речь защитников в отношении Малашенко, что хочется ее портрет повесить вместо иконы, — бросил реплику после выступления адвокатов один пострадавший мужчина и засмеялся.

— Как же так, у нее тогда не было 100 долларов для матери, а сейчас нашлись большие деньги на двух адвокатов, которые ходят на все заседания? Если, конечно, адвокаты не волонтеры… — добавил еще один пострадавший.

Приговор будет оглашен 31 мая.

-30%
-10%
-10%
-49%
-20%
-10%
-10%
-35%
-50%
-20%