Эксклюзив


/

«Я хотел выйти из машины, но люди не давали мне сделать это. Кричали, закройся и сиди там, иначе мы тебя убьем», — вспоминает водитель грузовика подробности ДТП, виновником которого он стал. О том, что под колесами авто погиб ребенок, водитель узнал от инспектора ГАИ. В суде Центрального района Минска начались слушания уголовного дела, возбужденного в отношении водителя ЗИЛ, сбившего насмерть возле ТЦ «Замок» 11-летнюю девочку. Мужчина полностью признал свою вину, ему грозит до 5 лет лишения свободы.

Напомним, 2 декабря 2017 года, около 17.00, 55-летний водитель грузового автомобиля ЗИЛ-5301, двигаясь по проспекту Победителей со стороны улицы Саперов, совершил наезд на пересекавших проезжую часть на разрешающий сигнал светофора группу пешеходов.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В результате аварии 11-летняя девочка от полученных травм умерла на месте происшествия. Ее 56-летней бабушке, 7-летнему брату и еще двум пешеходам были причинены различные телесные повреждения.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В ходе следствия выяснилось, что техосмотр грузовика не проводился с 2015 года, а в августе 2017 года обвиняемый привлекался к административной ответственности за управление транспортным средством, не прошедшим гостехосмотр. Автотехническая экспертиза показала, что тормозная система, рулевое управление и ходовая часть грузовика были неисправны. В том числе на одном из колес в процессе эксплуатации автомобиля была полностью изношена тормозная накладка. Данное транспортное средство не могло быть допущено к участию в дорожном движении.

Также следствие установило, что водитель видел запрещающий сигнал светофора и имел возможность остановить автомобиль перед стоп-линией только при условии исправности тормозов. Кроме того, у водителя была возможность увести транспортное средство от пешеходного перехода, выехав на газон или ограждение, что помогло бы предотвратить трагедию.

«В машине все было нормально, на техосмотр не хватало денег»

Первым в зале судебного заседания был допрошен обвиняемый — 56-летний Виталий Иванович. Мужчина отказался от защитника, пояснив, что у его семьи нет денег на адвоката. Объявлять перерыв для того, чтобы ему предоставили бесплатного защитника, он также не захотел.

Обвиняемый рассказал, что водительские права категории В, С, Е получил еще в 1978 году. Всю жизнь работал водителем на государственных и частных предприятиях, а в конце 2014 года стал ипэшником: развозил на ЗИЛе, в народе называемом «бычок», продукты по магазинам. Грузовик принадлежит 29-летнему сыну Евгению, который по ходатайству потерпевших в суде был привлечен в качестве гражданского ответчика. С этим обвиняемый не согласился.

— Я эксплуатировал машину, при чем тут сын. Я готов выплачивать частями деньги потерпевшим. Вообще мне неизвестно было о том, что при ДТП материальную ответственность должен будет нести мой сын.

Гражданский ответчик признал исковые требования в полном объеме.

— Сейчас этой суммы у меня нет, но я готов погашать ее частями, — сказал он в суде.

Обвиняемый рассказал, что ремонтом и техническим обслуживанием он занимался сам. Однако техосмотр последний раз проходил летом 2015 года.

— Очередной техосмотр в 2016 году я не проходил, потому что не хватало денег — надо было заплатить дорожный налог, оплатить сам техосмотр.

Незадолго до ДТП, в ноябре 2017 года, ГАИ наказывала водителя штрафом в 1 базовую величину за непрохождение техосмотра.

Утром 2 декабря Виталий Иванович собирался работать: сначала надо было поехать на загрузку, а потом развозить товары по магазинам.

— Я визуально проверил машину: обошел ее, посмотрел. Открыл капот и проверил все технические жидкости: охлаждающую, тормозную. Все было нормально и работало — рулевое, ходовая часть, особо не замечал ничего и по тормозной системе. Поэтому я поехал работать. Если бы я знал, что с машиной что-то не так, то на линию я бы не выезжал.

«Слышал удар и крики людей»

Обвиняемый почти весь день ездил по магазинам в разных районах города. Говорит, что «машина вела себя нормально, никаких неисправностей при ее эксплуатации не было». После 16.00 водитель отправился от ТД «На Немиге» в ТЦ «Замок».

— Ехал в «Корону» по проспекту Победителей в сторону Орловской — там хотел развернуться. Скорость была меньше 60: километров 47−50. Не знаю, как такое произошло, отвлекся я или что…

Перемену желтого на красный свет на светофоре водитель увидел метров за 25−30, после чего резко нажал на педаль тормоза.

— Машина притормозила, а потом педаль резко провалилась. Я начал повторно нажимать на нее — но затормозить не получалось. Одной рукой я начал сигналить, а второй крутил руль — хотел уйти левее. Я видел, что люди пошли через дорогу, их было много.

Отвечая на вопрос прокурора, почему он не ушел вправо или влево, обвиняемый ответил, что «неизвестно чем бы это могло закончиться».

— Это были доли секунды. Если бы я резко повернул влево или вправо, кто знает, сколько бы людей могло попасть. Ведь ЗИЛ очень легко опрокидывается, тем более что на нем будка высотой четыре метра.

На полном ходу ЗИЛ врезался в переходивших по пешеходному переходу людей. Водитель услышал крики людей и удар об машину. По словам обвиняемого, грузовик затормозил после того, как он рванул рычаг с пятой передачи на первую, а потом заглушил двигатель.

— Я хотел выйти из машины, но люди не давали мне сделать это. Кричали: «Закройся и сиди там, иначе мы тебя убьем».

О том, что под колесами авто погиб ребенок, водитель узнал от инспектора ГАИ, который приехал на место ДТП.

— Я сожалею об этом. Я знаю, каково сейчас родителям девочки — мы потеряли младшего брата, когда ему было 18 лет, — после этих слов обвиняемый не смог говорить, отвернулся и заплакал.

«В мешке было тело моей дочери»

Потерпевшими по делу были признаны бабушка и отец погибшей девочки.

— Решила сводить внуков на каток. Нужно было перейти дорогу в сторону «Замка». Еще не было зеленого света, подождали, пока он загорится. Взялись за ручки и пошли. Машин подъезжающих я не видела и сигнал тоже не слышала. Услышала шум людской, повернула голову и увидела, что на нас несется машина и она уже близко, — рассказала в суде бабушка. — Я резко развернулась, откинула внука, не удержалась и упала вместе с ним. А потом услышала стук и увидела, что Настя лежит под правым передним колесом, машина проехала и ребенок оказался под задним колесом. Я все это время лежала с внуком на дороге, держала его, чтобы он ничего не видел и не кричал.

Женщине были причинены менее тяжкие телесные повреждения, долгое время она лечилась, вынуждена была обратиться за психиатрической помощью. Из-за больших моральных страданий она подала иск о возмещении материальной компенсации морального вреда с владельца автомобиля — 20 тысяч рублей. До суда родственники обвиняемого не выходили на связь с потерпевшими и не предлагали компенсировать полученный моральный ущерб.

— Не знаю, как дальше жить. Я целыми днями плачу. Спасает только то, что я работаю и при посторонних плакать не могу. Не могу сейчас смотреть на своего сына и внука.

Наказать обвиняемого женщина попросила строго: «Как это — сесть за руль неисправной машины и поехать? Не понимаю этого…».

— …Мы прибыли на место ДТП поздно, и я увидел в мешке тело моей дочки. Сын в это время находился в больнице, — говорит отец погибшей девочки Андрей. — С его младшим сыном сейчас занимается психолог. Мальчик уходит от разговора по поводу этого случая. Он знает, что произошло с его сестрой, боится ездить к ней на могилу. Моральное состояние моей матери, которая оказалась на месте ДТП, критическое. Ей приходится думать об этом ежедневно. Это даже не моральный ущерб — это катастрофа. Этот человек погубил не только моего ребенка, но и всю мою семью, этот шрам останется на всю жизнь. И никакими деньгами это не загладить, поэтому я не буду подавать иск на материальное возмещение морального вреда. В день ДТП обвиняемый ехал заработать денег, пусть ему эти деньги остаются…

Гособвинение запросило для обвиняемого 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в колонии общего режима с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управлением транспортными средствами, на 5 лет.

-30%
-57%
-15%
-16%
-10%
-10%
-80%
-50%
-30%
-30%