/ Фото из архива /

Автомобильный завод полного цикла «БелДжи», о котором так долго мечтали белорусские власти, построен и даже работает. Да, Беларусь теперь можно по праву считать производителем легковушек. А как все начиналось? За последние пару лет в истории легкового автопрома произошли некоторые изменения, так что мы решили разложить все по полочкам.

Сразу стоит сказать, что ни один из реальных или виртуальных проектов по сборке или производству легковых автомобилей в Беларуси не обходился без маячившей на горизонте перспективы продавать машины в Таможенном союзе, и в первую очередь в России. Беларусь с ее самой оптимистичной емкостью рынка в 50 тысяч новых авто в год попросту неспособна переварить полноценное производство. А оно по всем подсчетам становится рентабельным, только если с конвейера сходит не меньше 30−35 тысяч машин в год. Риск слишком велик, если нет доброго «спонсора».

1996−2000. Ford Transit/Escort

Мечты: собирать до 6 тысяч автомобилей в год и завоевать российский рынок.

Реальность: проект по сборке моделей Ford на мощностях завода в Обчаке просуществовал всего три года — с 1997-го по 2000-й. Производитель рассчитывал на таможенные и налоговые льготы, но расчет оказался неверен. Президентским указом в 1997 году были установлены равные права для всех машиностроительных предприятий. Цена автомобилей подскочила, и экономического смысла в таком производстве не осталось. За три года собрали 3660 машин. Потеряв около 10 млн долларов инвестиций, в 2001 году Ford перебрался в Россию, во Всеволожск, где и построил завод полного цикла, который успешно работает до сих пор.

2006−2013. Iran Khodro Samand

Желание иметь в стране собственное производство легковых автомобилей не отпускало белорусов. Завод в Обчаке необходимо было перепрофилировать. Новым инвестором стала английская фирма, специализирующаяся на инъекционном литье пластмассовых компонентов для радиоэлектронной промышленности. Предприятие было переименовано в СП ЗАО «Юнисон». После шестилетней паузы, в 2006 году, стартовал первый после ухода Ford громкий и масштабный проект по сборке легковушек. На рынок пришла экзотическая иранская марка Iran Khodro. Ставку сделали на среднеразмерный седан Samand.

Мечты: собрать 6 тысяч автомобилей в 2007 году, в дальнейшем довести мощность производства до 30 тысяч автомобилей в год, перейти от SKD-сборки к производству полного цикла.

Реальность: автомобили собирали методом крупноузловой сборки и поначалу продавали при помощи административного ресурса на госпредприятия. Но после снижения цены подтянулись и физические лица. Большой седан стоил от 10 до 13 тысяч долларов.

Иранцы были готовы вложить в развитие проекта порядка 42 млн долларов. Инвестиции предусматривали строительство к 2009 году цеха по сварке и окраске кузовов. Взамен иранские партнеры хотели войти в состав акционеров СП ЗАО «Юнисон». И снова не срослось!

Iran Khodro Samand

На Иран были наложены санкции, и белорусские партнеры не смогли оплачивать машинокомплекты. На заводе говорят, что если бы не это обстоятельство, то Samand бы до сих пор собирали и даже привезли бы новые модели. Всего же за период с 2006-го по 2013 год было реализовано порядка 2 тысяч автомобилей. Хотя изначально правительство Беларуси утвердило поставку такого же количества машин в 2007 году. В 2009 году удалось продать всего 281 легковой автомобиль, в 2010-м — 369 экземпляров.

2012 — … Zotye Z300

Фото: Александр Корсаков, TUT.BY
Zotye Z300

После неудачи с Iran Khodro нужно было искать других партнеров, и они нашлись, причем еще в 2012 году — в лице китайской марки Zotye. В качестве перспективной для рынка модели выбрали седан Z300. При цене в 12 550 долларов это было неплохим предложением. Предлагались версии как с «механикой», так и с автоматической коробкой передач.

Мечты: в 2013 году Алексей Ваганов, председатель наблюдательного совета СП ЗАО «Юнисон», сказал, что производство Zotye будет осуществляться по лицензии, а это значит, что «Юнисон» имеет право выпускать автомобиль под собственным именем. Планируемые объемы продаж не озвучивались, но традиционно обмолвились о сварке и окраске кузовов. Но на начальном этапе — крупноузловая сборка.

Реальность: старт производства долго откладывался. Сложности возникали из-за того, что государство активно поддерживало другой проект «белорусского» автомобиля — Geely. Полномасштабное производство началось только в 2014 году. Первоначально в дилерскую сеть поступило 63 автомобиля, до конца 2013 года поступило еще 100 машинокомплектов. Сейчас на сайте производителя отсутствует информация об этой модели.

2013−2017. Opel/Chevrolet/Cadillac

В 2013 году «Юнисон» разошелся не на шутку. Было подписано соглашение с концерном General Motors о промышленной сборке хэтчбека Opel Corsa. Но столь нишевый для рынка ТС автомобиль вряд ли бы пользовался высоким спросом. Поэтому проект с Corsa так и не развернулся. Зато после ухода с российского рынка концерна GM часть моделей, которые продолжали пользоваться пусть небольшим, но устойчивым спросом, стали собирать на заводе «Юнисон». Таким образом, «вторую» жизнь на рынке ТС получили модели Opel Mokka, Chevrolet Traxx, а чуть позднее — Chevrolet Tahoe и Cadillac Escalade.

Фото: Павел Мурашко
Cadillac Escalade

Мечты: никаких особых надежд в отношении моделей GM завод не питал и не мечтал превратить Opel Mokka в народный белорусский автомобиль. Проект был нацелен исключительно на российский рынок.

Реальность: белорусы тоже могли приобрести автомобили концерна GM своей родной сборки. Но с их поставками был связан один забавный логистический казус. Так как «распределением» автомобилей дилерам занимался российский импортер, то собранные под Минском машины сначала везли автовозом в Москву, а потом — обратно в Минск, уже в дилерские центры.

В 2017 году GM приостановил сборку своих моделей на мощностях «Юнисона», но, по заверениям представителей белорусского завода, это временное решение, связанное не с отказом от сотрудничества, а с юридическими нюансами в связи с продажей марки Opel концерну PSA Group.

2014−2016. Peugeot/Citroen

В 2014 году СП ЗАО «Юнисон» подписало еще одно масштабное соглашение — на этот раз с PSA Group о промышленной сборке сразу нескольких моделей. Это четыре Peugeot: седаны 301 и 508, кроссовер 3008 и «каблучок» Partner, — а также две модели Citroen: седан C-Elysée и многоцелевой вэн Berlingo.

Peugeot 508

Мечты: первоначальные планы производства звучали очень оптимистично — 2500 автомобилей в год, и все это — для внутреннего рынка. PSA рассчитывал увеличить свою долю на белорусском рынке до 12% к 2017 году. Именно локальная сборка некоторых моделей должна была решить эту задачу. Впрочем, определенные надежды возлагали на госзакупки.

Реальность: SKD-сборка не позволила заметно снизить цены на автомобили, хотя они и отличались от европейских. Однако достигнуть заявленных показателей по производству так и не удалось.

2016−2018. Zotye T600

Фото: Михаил Осипенко
Zotye T600

В 2016 году завод «Юнисон» представил на белорусском рынке еще одну модель Zotye — переднеприводный кроссовер T600. Интересно, что в это время модель уже довольно успешно продавалась в России, но мало кто об этом знал. Цены на хорошо оснащенный кроссовер начинались с 13 тысяч долларов.

2018. Zotye E200 и Z500EV

Фото: Павел Мурашко
Zotye E200 и Z500EV

В 2018 году, буквально месяц назад, «Юнисон» анонсировал свой очередной проект. На этот раз в духе времени — здесь планируется приступить к сборке электромобилей. Две модели привезли в Беларусь для знакомства. Это сверхкомпактный городской хэтчбек Zotye E200 и среднеразмерный седан Z500EV.

2013−2017. Geely SC7/Emgrand 7/Emgrand X7/LC Cross/Emgrand GT

Практически одновременно с Zotye в Беларусь пришел еще один китайский бренд — Geely. И это уже была не инициатива частной компании, а государственный проект по созданию в Беларуси собственного легкового автомобиля. Путь был тернист и долог.

Мечты: создать в Беларуси первое производство легковых автомобилей по полному циклу. То есть делать собственный белорусский легковой автомобиль. Еще на этапе запуска крупноузловой сборки было заявлено, что между Жодино и Борисовом будет заложен завод полного цикла, со сборкой и окраской кузовов, который сначала будет производить 60 тысяч автомобилей в год с локализацией 30%, а его проектная мощность составит 120 тысяч автомобилей в год.

Реальность: в 2012 году был заключен инвестиционный договор, согласно которому объем вложенных средств составит 250 млн долларов. Старт производства запланировали на 2013 год на мощностях завода «Автогидроусилитель» в Борисове. Первоначально речь шла о крупноузловой сборке из машинокомплектов. Уже тогда проект озаботился получением российского сертификата, чтобы без проблем реализовывать собранные автомобили в РФ. Очевидно, что планируемые 10 тысяч авто в год на территории Беларуси продать было бы проблематично.

Geely SC7

Первым автомобилем, который собрали методом крупноузловой сборки, стал седан Geely SC7, затем появился кроссовер Emgrand X7 и компактный городской хэтчбек LC Cross. В мае 2014 года президент Лукашенко лично протестировал «белорусские» автомобили, ожидаемо хорошо о них отозвался и дал задачу правительству придумать механизм стимулирования покупки отечественного автомобиля — по сути, льготное кредитование на покупку. Этот механизм мы ждем до сих пор.

Дела у завода шли не так уж и плохо. За 2013−2014 годы удалось реализовать в общей сложности около 10 тысяч автомобилей, большую часть из них — в России. Но уже в 2017 году россияне купили всего 2234 Geely.

В 2016 году появился бизнес-седан Emgrand GT, который с ходу окрестили «членовозом». Автомобиль собирали с прицелом на чиновников, поэтому стоимость базовой версии не превышала установленный лимит на закупки в 25 тысяч евро.

2017 — наше время. Geely Atlas

Фото: Павел Мурашко
Geely Atlas

Официальное открытие завода «БелДжи» несколько раз откладывалось. Первый автомобиль обещали собрать в мае. Тогда же AUTO.TUT.BY первым побывал на уже практически полностью готовом предприятии. На протяжении 2017 года завод «запускал производство» в июне, августе, сентябре. 17 ноября Лукашенко торжественно открыл завод «БелДжи». По сути, с этой даты можно отсчитывать историю рождения первого белорусского легкового автомобиля, хоть и китайского происхождения. Общие инвестиции в открытие производства составили порядка 500 млн долларов.

Выход на рынок первого белорусского легкового автомобиля, произведенного по полному циклу, не обошелся без казуса, связанного с ценообразованием. Сначала был озвучен примерный диапазон — от 17 до 25 тысяч долларов. После официального старта продаж оказалось, что базовая версия стоит 17 600 долларов, а максимальная — 26 300 долларов. Позже сообщили, что эти цены не окончательные и еще будут пересмотрены. Но с большой вероятностью действующий прайс-лист уже не изменится — объявленные цены на ключевом для завода росиийском рынке не отличаются от белорусских.

Фото: Павел Мурашко
Geely Atlas

Пока с конвейера сходит всего одна модель — флагманский кроссовер Geely Atlas. Еще в феврале обещали запустить более доступный переднеприводный «паркетник» NL4 (по сути, модернизированная версия Emgrand X7). В листе ожидания — среднеразмерный седан SC7. Именно он должен стать локомотивом продаж и самым доступным автомобилем в линейке «БелДжи».

До чего дожили?

Если в России мечты сбываются у «Газпрома», то в Беларуси — у марки Geely. «Юнисон» уже который год обещает открыть цех сварки и окраски кузовов и, кажется, близок к этому. Так что высока вероятность появления на рынке еще одной почти белорусской марки. Выдержит ли Боливар двоих и готов ли российский рынок принять братьев-белорусов, когда там и своих производителей хватает? Прогнозировать здесь что-то сложно, но очевидно, что историю белорусского автопрома ждет занимательное продолжение.

-10%
-10%
-10%
-30%
-21%
-60%
-35%