опубликовано: 
обновлено: 
/

Сегодня в суде Московского района столицы начался суд над водителем BMW X6, который осенью прошлого года на заправке на проспекте Дзержинского наехал на работницу автомойки. От полученных травм женщина умерла в больнице. Мужчине может грозить до 5 лет лишения свободы, свою вину он в полном объеме не признал.

Фото: Юлия Альгерчик

Напомним, авария произошла днем 29 сентября 2017 года на территории заправки United Company, расположенной на проспекте Дзержинского в Минске. Водитель BMW X6 двигался по территории АЗС и совершил наезд на женщину, работницу автомойки. В тяжелом состоянии она была доставлена в реанимацию, однако медикам спасти ее не удалось. Мужчину обвиняют по ч. 2 ст. 317 УК Беларуси (Нарушение правил дорожного движения или эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека либо причинение тяжкого телесного повреждения). Максимальное наказание — вплоть до 5 лет лишения свободы.

В зале суда обвиняемый, 34-летний Андрей, сидит на первой скамейке. Представляясь суду, он рассказал, что работает коммерческим директором в одной из частных фирм, имеет высшее образование, женат, есть ребенок.

Фото: Юлия Альгерчик

«Я ехал медленно, но почувствовал какое-то необычное колебание подвески»

В первый день суда был допрошен обвиняемый и потерпевшие. Водительский стаж обвиняемого — около 10 лет. За это время он неоднократно привлекался к административной ответственности за превышение скорости и даже был лишен права управлять авто. В отношении него возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 431 УК Беларуси (Дача взятки), которое в настоящее время рассматривается в одном из районных судов Минска.

— Я сейчас уже не нарушаю скоростной режим. Раньше ездил часто в командировки, спешил. Также выезжал к отцу, у него гипертония — спешил, — пояснил причины быстрой езды обвиняемый.

Мужчина рассказал, что 29 сентября около 9.00 приехал на автомоечный комплекс самообслуживания на BMW, который его фирма приобрела в лизинг. Как коммерческий директор он мог пользоваться автомобилем не лимитировано.

— Я помыл машину, повесил моечный пистолет на место и направился к передней двери.

По его словам, до того, как сесть в машину, он посмотрел назад — собирался сначала сдавать задним ходом, потом сел в авто, посмотрел в зеркала заднего вида и пристегнулся.

— Перед началом движения я выжал тормоз — это надо сделать, чтобы завести машину, потом еще раз посмотрел в зеркала, убедился, что нет помех, и поехал назад.

Выехав задним ходом из бокса, водитель остановился напротив него, а затем поехал вперед. Никаких помех по пути движения автомобиля мужчина не увидел. При этом погодные условия были хорошие: ясное небо, ярко светило солнце, асфальт сухой.

Фото: СК
Фото: СК

— Потом я поехал вперед, в сторону проспекта Дзержинского. Никаких препятствий перед машиной не было. Вперед я ехал медленно, но почувствовал какое-то необычное колебание подвески. Подумал, может это люк или какие-то проблемы с подвеской. Никаких ударов о препятствие не было, так же как и замедления движения машины. Но машина весит больше 2,5 тонны…

То, что Андрей принял за «необычные колебания подвески», было не что иное, как наезд на женщину, которая в этот момент убирала в боксе.

Неоднократно гособвинитель спрашивал обвиняемого, как же мужчина может утверждать, что он убедился в безопасности своего проезда, если при движении вперед не заметил сотрудницу мойки?

— Никаких препятствий не было, я убедился. Я внимательно смотрел вперед, ни на что не отвлекался, ни на звонки, ни на сообщения и интернет. Подумал, подвеска, хотя ездил всегда на хороших исправных машинах, наверное, при неисправности она будет как-то колебаться, может быть стук, — предположил мужчина. — До начала движения задним ходом я смотрел — никого не было.

— Почему же вы не вышли из машины, когда ехали вперед, и не убедились, что нет никакого препятствия, назад же вы смотрели? — уточнил прокурор.

— Потому что я убедился что никого нет, не было никакого движения. Я и думал, что никого нет, обращал внимания во все стороны — сначала в зеркала, потом в сторону движения.

Фото: СК
Фото: СК

Обвиняемый до сих пор не уверен, где точно находилась сбитая им женщина — справа или слева.

— Эта женщина убирала территорию сидя, сгребала мусор. У нее не было средств защиты, которые позволили бы мне на нее не наехать.

— Правильно ли я понимаю, вы считаете, что женщина сама виновата, что попала под машину? — уточнил гособвинитель.

— Так как она не обеспечила наличие средств защиты… Пешеходы и другие участники дорожного движения не должны же создавать препятствия. Нарушения ею техники безопасности ПДД привело к тем последствиям, которые есть… — пояснил свою позицию Андрей.

После наезда водитель проехал несколько метров, остановился и вышел из авто.

— В голове помутилось. Подумал, это человек или… У меня уже тогда было состояние аффекта. Потерпевшая находилась от машины около 6−8 метров. Я подбежал к ней, она была в сознании. Спросил у нее, как она, чем помочь. Женщина несколько раз назвала телефон сына и сказала: «Позвоните Андрею». Я вызвал скорую и начал вести с ней беседу, чтобы она не засыпала. После этого я позвонил сыну…

Обвиняемый отметил, что после аварии на его автомобиле даже никаких следов не осталось.

«Мама была абсолютно здоровой, она бы до 100 лет прожила»

Сегодня на судебном заседании также выступили трое пострадавших — все они сыновья погибшей женщины. Первым об аварии узнал сын Андрей — ему и позвонил водитель, сбивший его мать.

— В момент этого звонка я был в пути. Я так понял, что он звонил, — кивнул мужчина в сторону обвиняемого. — Это была пара слов: сказал, что переехал женщину и ее везут в больницу. Парень сказал, что после происшествия никакой помощи от водителя они не получали, «вину он не заглаживал».

— Как же так? Моя жена приезжала в больницу и предлагала вам помощь, в том числе материальную, — возразил обвиняемый.

— Ах да, что-то такое было… Помню. Предлагал какие-то деньги на лекарства. Но какие лекарства, когда передо мной лежало искореженное тело…

Потерпевшие просят суд «жестко» наказать водителя в случае признания его вины.

— Мы думали, он по-человечески раскается, что, мол, не заметил. Человеческий фактор… Но видим, что никакого раскаяния у него нет, вину он не признает… Мама была абсолютно здоровой женщиной, она бы до ста лет прожила.

Все трое пострадавших заявили иск о материальном возмещении морального вреда к фирме-работодателю обвиняемого: по 30 тысяч рублей каждому.

Рассмотрение дела продолжится 26 февраля, на следующем заседании будут заслушаны свидетели, последними изучат письменные материалы дела.

-10%
-30%
-10%
-20%
-10%
-50%
-15%
-5%
-10%
-25%