опубликовано: 
обновлено: 
/ /

В Новополоцке 13 февраля начался процесс по уголовному делу в отношении водителя автопоезда, который перевозил бульдозер и столкнулся с маршруткой. Авария произошла рано утром 5 января 2017 года в Ушачском районе на трассе Р46 Лепель — Полоцк — граница России. Погибли два пассажира такси. Его водитель и еще пять человек получили телесные повреждения. Некоторые пострадавшие лечатся до сих пор.

Фото: Игорь Матвеев TUT.BY

Уголовное дело рассматривает суд Ушачского района, но первое заседание прошло в суде Новополоцка. Как пояснил TUT.BY судья Фадей Зинькевич, это сделали для удобства потерпевших: большинство из них живет в Новополоцке и Полоцке, и добираться в Ушачи на суд им далеко.

Водителя автопоезда обвиняют по ч. 3 ст. 317 Уголовного кодекса (Нарушение ПДД и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть двух лиц и причинение тяжкого телесного повреждения).

Обвиняемому инкриминируют, что он с нарушением требований ПДД и эксплуатации транспортных средств перевозил на трале бульдозер — его ковш выступал на встречную полосу. В итоге бульдозер зацепил встречную маршрутку Mercedes-Benz. Такси ехало из Новополоцка в Минск.

Один из пассажиров маршрутки — 29-летний мужчина — от полученных травм умер по пути в больницу. 47-летняя пострадавшая через 10 дней умерла в больнице. Водитель маршрутки и еще три человека получили легкие телесные повреждения, а у двух пассажиров они были тяжкими.

Как установила ГАИ, бульдозер на трал грузили ночью в одной из минских фирм. Водитель выехал в Полоцк около 3 часов ночи, хотя перевозить крупногабаритный груз в темное время суток запрещено. Также он не имел разрешения на транспортировку такого груза.

Фото: Следственный комитет
Фото: Следственный комитет
МАЗ с бульдозером. Фото: Следственный комитет

Водитель автопоезда вину не признает

Обвиняемый — 47-летний минчанин Александр Хмель. В момент аварии работал в столичной строительной компании «АДС-2000». Сейчас безработный. Мужчина находится под подпиской о невыезде. Свою вину в ДТП он не признает.

Предприятие «АДС-2000» в суде выступает как гражданский ответчик. Потерпевшие — а их более 10 человек — заявили к нему иски о возмещении морального вреда и материального ущерба. Кто-то требует 200 тысяч рублей, кто-то — 100 тысяч, кто-то 30. Некоторые еще не определились с суммой иска.

Фото: Игорь Матвеев TUT.BY
Обвиняемый Александр Хмель

МАЗ с тралом, который перевозил бульдозер, не был обозначен как крупногабаритное транспортное средство специальными опознавательными знаками, а также фонарями красного и белого цветов, проблесковыми маячками оранжевого цвета.

На первом заседании суд допросил потерпевших.

«В рядок на снегу лежали 4 человека»

64-летняя пенсионерка Людмила Жибуренок ехала в Минск — в венгерское посольство:

— У меня артроз, и я хотела съездить полечить ноги на термальные источники в Венгрию. Но вместо этого получила еще и больные руки — в аварии сломала левую руку, а правую ударила.

Фото: Игорь Матвеев TUT.BY
Пострадавшая Людмила Жибуренок

Женщина в деталях помнит тот роковой рейс:

— Маршрутка отправилась в 5 часов утра от кинотеатра «Минск» в Новополоцке. Был мороз, наверное, минус 15 градусов. И из-за погодных условий такси задерживалось. В 5.25 оно подошло. Мы поехали. Затем по пути водитель делал несколько остановок — подбирал еще пассажиров. Маршрутка шла ровно, без резких торможений. Я согрелась и задремала. Скорее всего, спала и моя соседка. И вдруг — мощный удар! В лицо ударил холодный воздух. Летят стекла, в салоне все трещит, рушится. Маршрутка едет ровно, а потом ее начинает закручивать. Я ухватилась за переднее сиденье. Потом на короткое время потеряла сознание. Очнулась стоя на коленях в проходе маршрутки. Женщина, которая сидела рядом со мной, позже умерла. Другие пассажиры, кто сидел возле окна, тяжело пострадали.

Сама подняться я не могла. Мне помог молодой человек. Кто-то из мужчин сказал: «Спокойно, без паники, выходим на улицу все, кто может идти». Кто-то вызвал ГАИ и скорую. Вокруг суетятся люди: все старались друг другу помочь. Тут я увидела искореженную маршрутку, ее срезанный бок, забрызганные кровью сиденья, обломки на дороге. В реальности такси выглядело страшнее, чем на фото в интернете. В рядок на снегу лежали пострадавшие — 4 человека. Казалось, потеряю сознание. Но усилием воли как-то сдержала себя. Позвонила сыну, чтобы забрал меня.

По словам женщины, МАЗ с тягачом не был обозначен: «Ну хотя бы какой новогодней гирляндой себя обозначил. Отвал бульдозера сильно выступал за пределы платформы, где-то на полметра минимум».

Фото: Игорь Матвеев TUT.BY

Людмила Жибуренок говорит, что после перелома ее рука до конца не восстановилась: «Мне трудно управляться по хозяйству. Сложнее обслуживать себя, даже прическу я сейчас делаю попроще. Качество жизни резко изменилось. Образ жизни стал малоподвижным, из-за этого увеличился вес. Видно, до конца жизни придется принимать дорогостоящие таблетки, а с моей пенсией это тяжело».

Отец погибшего парня: «Отговаривал сына ехать маршруткой»

В суде выступил инженер из Новополоцка Юрий Глазков — отец погибшего в аварии 29-летнего Дмитрия Глазкова.

— Я потерял не только единственного сына, но и друга, и коллегу — мы оба технари. Дима работал на заводе «Измеритель» ведущим инженером-конструктором. Накануне трагедии я зашел к нему, у меня был с собой коньячок, предложил сыну, ведь шли новогодние праздники. Дима сказал: «Мне завтра на работу». Говорю ему: «Сынок, может, ты не поедешь маршруткой? Может, поедешь на транспорте своего завода?». Он: «Нет, папа, сроки поджимают». Купил билет на такси и поехал 5 января на «Амкодор» — на запуск нового тяжелого трактора. Часов в 11 утра мне позвонили: «Дима погиб». Я не поверил и набрал сына. Никто не снял трубку… В материалах дела написано, что сын скончался по дороге в больницу. Но мне кажется, на месте ДТП. После аварии пацан лежал на дороге, в мороз, с такими страшными травмами…

Юрий Глазков заявил иск к ООО «АДС-2000» в размере 200 тысяч рублей — за моральный вред. Кроме того, требует компенсировать более 2 тысяч рублей, которые ушли на похороны.

Погибшая женщина ехала к сыну — на свидание в СИЗО

В аварии также серьезно пострадала 47-летняя предпринимательница Инна Морозова. Она умерла через 10 дней в реанимации. Ее сын Антон сейчас находится в колонии. Год назад парень был в СИЗО. В злополучную маршрутку женщина села, чтобы отвезти ему передачу. Об этом суду рассказал представитель потерпевшего Антона Морозова.

— Антон был сильно привязан к матери, он был единственным сыном, и женщина вырастила его одна. Когда он попал под стражу, мать возила ему передачи, писала письма, оплачивала адвоката, морально поддерживала. Я общался с Антоном, смерть матери для него — неизгладимая душевная травма. Он считает себя виновным в смерти родного человека. Мать везла ему продукты. Эти продукты видны на фото с места аварии, они раскиданы на дороге. Антон говорит, что мама могла бы жить, если бы не ехала к нему. У молодого человека не осталось никого из близких, кроме бабушки. А у нее после смерти единственной дочери ухудшилось здоровье, случился гипертонический криз, — сообщил представитель сына погибшей женщины.

Фото: Игорь Матвеев TUT.BY
Сторона гособвинения. Один из прокуроров, Виталий Сузанский, пояснил журналистам, что следствие шло целый год, так как в деле много потерпевших.

20-летний студент ПГУ Егор Испинков получил тяжелые телесные повреждения и после аварии год был в академическом отпуске. «Еще беспокоят боли при движении, например, если пройду километра два. Бывают и головные боли, раза два в неделю. Врач сказал, что мне надо заменять левый тазобедренный сустав», — рассказал молодой человек.

TUT.BY будет следить за процессом по этому резонансному уголовному делу.

-10%
-12%
-20%
-45%
-20%
-30%
-20%
-35%
-15%