97 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Освежеванные трупы собак двое суток лежали на виду у всех на льду в Шклове. Местные вызвали милицию
  2. «Меры жесткие». В МАРТ прокомментировали введенные ограничения по торговле
  3. Семь ИТ-компаний из Беларуси попали в список ста лучших аутсорсеров мира
  4. Врачи назвали самые типичные ошибки пациентов на приеме. Проверьте, не допускаете ли их вы
  5. Песков прокомментировал итоги встречи Путина и Лукашенко
  6. По ценам на 62 товара и 50 медпрепаратов ввели жесткие ограничения
  7. В Беларуси признали экстремистским телеграм-канал NEXTA-Live. Авторы поменяли название, а суд снова запретил
  8. «Произойдет скачок доллара — часть продуктов может исчезнуть». Вопросы про ограничения в торговле
  9. Когда будут арестовывать авто, а когда — забирать права на время: новое в ПИКоАП для водителей
  10. Четвертый день суда над журналисткой TUT.BY и врачом БСМП. Похоже, допрос свидетелей завершен
  11. Лайнер, пингвины и Антарктида. Музыкант из Гродно побывал в 137 странах на всех континентах и привез крутые фото
  12. Жила в приюте для нищих, спаслась после теракта в США. Женщина, которая перевернула российскую «фигурку»
  13. Министр здравоохранения: вероятно, третья волна COVID-19 будет менее интенсивной
  14. «Падумаў, што савецкі пятак». В сквере в центре Минска нашли клад
  15. «В 7 утра сын сам завтракает печеньем — я встаю через 1,5 часа». 10 вещей, которым учит родительство
  16. «Оставила их, а они уже грустят, вздыхают». О чем из СИЗО пишет Катерина Борисевич
  17. До 25 лет лишения свободы. Начался суд над водителем, который прокатил на капоте гаишника
  18. «У моей дочери нет мимики. Она не может закрыть рот». История матери, чья дочь живет с миопатией
  19. «Хватали всех подряд». Появилось полное видео действий силовиков 11 августа в магазине на Притыцкого
  20. 200-й день протестов, письма из тюрьмы и видео с силовиками за 11 августа. Что происходит в Беларуси
  21. Что сулит Беларуси арест украинской «трубы», которую в 2019 году купил Воробей?
  22. Поставщики сообщили о сложностях у еще одной торговой сети
  23. «Политических на зоне уважают». Поговорили с освободившимся после 6,5-летнего срока политзаключенным
  24. «Магазины опустеют? Скоро девальвация?» Экономисты объяснили, что значит и к чему ведет заморозка цен
  25. В Гомеле снова осудили водителя, который пьяным насмерть сбил детей, отсидел, выпил — и снова насмерть сбил
  26. БФСС рассказал, почему МОК может запретить белорусским спортсменам выступать под госфлагом
  27. «Гнездования» не случилось. Что будет весной с ценами на квартиры в Минске
  28. У кого на стопе появляется «шишка»? Врач — о вальгусной деформации первого пальца
  29. Завершился ЧМ по биатлону. Вот пять главных сенсаций, которые точно не стоит пропускать
  30. «Думала, не добегу». Как женщину отправили из тюрьмы в больницу, но, возможно, вернут обратно


/ /

Эта история почти месяц ждала публикации. Когда осужденный за смертельное ДТП Сергей Шелухо пришел в редакцию, надежды у него практически не было: его ждала колония, жена оказалась в реанимации, а на руках оставалась маленькая дочка. Сергей обошел все инстанции, обратился к президенту и в Верховный суд, чтобы его приговор пересмотрели. Удивительно, но даже родные погибшей вступились за виновного в гибели их родного человека. И чудо произошло. Как раз под Новый год.

Смертельное ДТП на трассе

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

В ноябре 2016 года Сергей ехал с женой и 4-месячной дочкой в Бобруйск отмечать день рождения. Недалеко от деревни Токари он не заметил на пешеходном переходе маму с двумя детьми и сбил их. Женщина скончалась на месте аварии, один ребенок получил травмы.

Позже ГАИ напишет в протоколе: водитель слишком поздно заметил пешеходов, но был трезв, скорость не превышал. А следователь Бобруйского межрайонного отдела СК придет к выводу: «одной из причин происшествия явилась недостаточная освещенность нерегулируемого пешеходного перехода, исходя из чего внесено предложение установить дополнительный фонарь освещения».

Из материалов дела следует, что и дети-пешеходы не помнят, убедились ли они в безопасности движения, видели ли они машину Сергея, посмотрели ли на дорогу, прежде чем ступить на проезжую часть.

Суд Бобруйского района приговорил Сергея к 2 годам и 6 месяцам лишения свободы с направлением его в колонию поселения, возмещению морального вреда в размере 15 тысяч рублей и лишению водительских прав на пять лет. Приговор вступил в законную силу.

— Вину признаю полностью, не оспариваю ни моральный ущерб, ни лишение прав, ни арест автомобиля. Я сразу вызвал ГАИ, скорую, МЧС, оплатил лечение. Скорость у меня была 80 км/ч — там ограничение по скорости стоит. Прошел год, а я до сих пор не могу поверить в случившееся. Я виноват в этой трагедии и никогда себя не смогу простить. И готов понести наказание. Мы с женой настраивали себя, что нужно быть сильными, что как-то выстоим эти два с половиной года, будем держаться.

«Держусь ради дочки…»

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Сергей изучил множество приговоров по аналогичным авариям и пришел к выводу, что в похожих авариях приговор разный. Но вот от чего он зависит, мужчина не может сказать.

— Выходит, у меня самое суровое наказание из возможных при имеющихся смягчающих обстоятельствах? Я следил за такими же делами. Одно из последних — наказание 47-летнему водителю автобуса МАЗ, который в Бресте ехал по бульвару Шевченко и наехал на двух женщин. Они переходили дорогу по регулируемому пешеходному переходу. Одна из них скончалась в тот же день в больнице, а вторая женщина получила легкие травмы. Суд приговорил его к 2,5 года ограничения свободы без направления в колонию. У меня на руках годовалая дочка и уже жена, я никогда не был судим до этой трагедии. У меня есть административные нарушения, и в суде я их указал — три за отсутствие техосмотра и два за заезд под знак «Проезд запрещен». В одном из случаев я вынужден был остановиться в неположенном месте, потому что дочке стало плохо, и я, честно признаться, не выбирал, где останавливаться. Это не грубые нарушения ПДД, они не повлекли за собой ничего, кроме штрафа. Но суд почему-то не учел этого.

Сергей начал ходить по инстациям — вину он с себя не снимал, но просил не отправлять его в колонию. Жизнь мужчины превратилась в череду судебных заседаний и прошений. Сначала апелляция в районном суде Бобруйска, потом обращение в Могилевский областной суд, потом к заместителю Верховного суда, потом к председателю этого же суда. Но отовсюду приходил отказ в изменении меры наказания.

Последний отказ пришел в сентябре 2017 года из Верховного суда. Через несколько дней жену увезли в реанимацию. У нее диагностировали системный васкулит с поражением верхних дыхательных путей, легких и почек — заболевание, которое возникает ниоткуда. Диагноз сложный, лечение тяжелое, до конца жизни Ульяне придется сидеть на таблетках и раз в месяц чистить кровь. Если она выкарабкается. Сейчас 29-летняя Ульяна находится на аппарате ИВЛ, дышать сама не может.

— Она вся в трубках, в реанимации в 9-й больнице. Врачи не дают прогнозов. 11 сентября я получил отказ из Верховного суда, а 18 сентября жену увезли на скорой. С тех пор у нее в памяти остался только день 17 сентября — день накануне кризиса. Сейчас ее состояние нестабильно. Вроде бы все хорошо, а на следующий день — снова кризис. Если бы я знал, что жена здорова, я бы не просил. Но оставить ее в реанимации…

Сергей показывает свежие справки о состоянии здоровья жены. В больницу, где лежит Ульяна, недавно привезли аппарат, подаренный послом Кореи. Ей стало лучше, врачи планировали отключать ее от аппарата ИВЛ и переводить в палату. Но внезапно ее состояние ухудшилось.

— Верю, что все будет хорошо. Но у меня просто нет сил, рано или поздно они у всех заканчиваются. И люди начинают сдаваться. Держусь ради дочки, если бы не она… Кажется, жена выкарабкивается, становится лучше, а потом снова провал, — впервые за все время разговора Сергей дает слабину: крепко сжимает ладони, чтобы унять дрожь, сглатывает ком в горле и на секунду зажмуривает глаза.

Сергея с работы не увольняют, его начальство даже ходатайствовало о смягчении наказания.

Перед отъездом в колонию Сергей отправил повторное прошение об изменении наказания заместителю председателя Верховного суда и президенту.

«Мы простили Сергея. Зачем разрушать еще одну семью?»

На сторону Сергея встали и родные погибшей женщины. Потерпевшая сторона тоже добивалась в суде отмены решения суда Бобруйского района, дошли до областного суда. Но суд не принял точку зрения пострадавших.

AUTO.TUT.BY пообщался с сестрой погибшей на трассе М5 Лилей М. На заседании и в Бобруйском районном суде, и в Могилевском областном суде она и ее родные просили не назначать слишком строгое наказание Сергею, ходатайствовали об уменьшении срока и даже о назначении ему наказания без отправки в колонию.

— Мы с мужем ездили на апелляционное заседание. Мы простили его, и мама, и папа. У него в машине ехала его маленькая дочка — ей и полугода тогда не было. Он был трезвый, не превышал скорость, не гнал, у него не было умысла. Он сделал это случайно, не по глупости. Если бы сестру можно было вернуть… Но это невозможно. А зачем нам разрушать еще одну семью? — говорит Лиля.

Женщина говорит, что весь год после трагедии Сергей периодически сам звонит им, предлагает помощь. Они тоже интересуются, как дела у Сергея и чего он добился.

И все же чудо произошло

9 декабря Сергей Шелухо отправился в колонию. Возможности выйти в интернет у него не было — только звонки и смс, и только в определенное время. Верховный суд подал прошение о пересмотре дела в Могилевский областной суд. А 27 декабря Могилевский областной суд его удовлетворил. Сергей будет отбывать наказание дома.

— Я уже и не надеялся, — только и смог сказать Сергей, когда мы сообщили ему эту новость.

Есть надежда, что он встретит Новый год вместе с семьей.

-20%
-90%
-50%
-50%
-10%
-10%
-30%