Эксклюзив


/ /

«Когда вижу погибших в авариях детишек — мне становится не по себе, хотя в этой отрасли я работаю уже десятки лет и должен был привыкнуть…» — начинает рассказ о своей работе следователь центрального аппарата Следственного комитета Беларуси Григорий Лашкевич. За его плечами — сотни расследований уголовных дел о ДТП и тысячи часов бесед с обвиняемыми и пострадавшими в авариях людьми. Как работают следователи на месте происшествий, как воспринимают факты гибели или травмирования людей и как избавиться от негатива на работе рассказывает Григорий Лашкевич.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

«Говорили, да иди уже домой! А я все надеялся в задержаниях поучаствовать»

Григорий в середине 90-х окончил БГЭУ и должен был работать в агропромышленном комплексе. Но после развала Советов сельское хозяйство переживало не лучшие времена, а из-за неопределенности устраиваться на работу в колхозы молодежь не стремилась.

— Раньше, да и сейчас, по вузам ходили люди, которые предлагали перспективным студентам пойти работать в правоохранительную систему. Я решил, что реализовать себя в сфере сельского хозяйства у меня вряд ли получится, и принял предложение пойти на службу в отдел по борьбе с экономическими преступлениями (ОБЭП).

Так в 22 года Григорий стал оперуполномоченным ОБЭП в Советском РУВД города Минска. Григорий вспоминает, что текучка кадров в милиции тогда была огромная — за год менялось около 60% состава РУВД. Но Григорию служба нравилась, и уходить он не собирался. Параллельно парень решил получить высшее юридическое образование и вернулся за знаниями в высшую школу управления и бизнеса при БГЭУ.

— Уже тогда я чувствовал, что мне больше нравится расследовать дела. Мысленно примеривался к работе следователя, хотелось вести уголовные дела от начала до конца, разматывать весь клубок происшествия. А через пять лет оперативной работы мне поступило предложение, от которого я не смог отказаться: позвали в следственное подразделение в Логойск, — смеется следователь.

За время службы молодому следователю приходилось заниматься разными уголовными делами — встречались практически все составы преступлений, за исключением тех, что связаны со сферой IT.

С 2000 года парень начал расследовать дела, связанные с авариями на дороге. Григорий поначалу очень боялся таких дел: «страшно было допустить ошибку при осмотре на месте аварии». Это подтолкнуло его к самостоятельному изучению методики расследований, изучению литературы на эту тему.

— Работа меня захватила настолько, что я оставался на работе даже после службы, чтобы поучаствовать в каких-то захватах, задержаниях. Доходило до того, что даже старшие коллеги мне говорили, мол, что ты здесь крутишься, иди ты домой уже, отдохни.

Работают следователи круглосуточно по графику. За сутки может не быть ни одного вызова, и, наоборот, бывает, что вызовов столько, что присесть некогда. Сообщение о ДТП приходит из скорой или милиции: эти службы оперативно принимают решение, нужно ли вызывать следствие.

— В самый короткий срок на место аварии прибывает представитель ГАИ, эксперт и следователь. Нам важно приехать как можно раньше, так как из-за погоды, других автомобилей, людей обстановка на месте аварии меняется очень быстро. Нам нужно успеть, до того как будут уничтожены все следы ДТП.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Все, что обычно берет с собой следователь на место происшествия: блокнот и ручка, фотокамера, рулетка и дорожный курвиметр.

— Но важно в этом деле все-таки иметь ум и наблюдательность. На месте аварии первое, что делает следователь, — это определяет границы зоны осмотра: заходить посторонним туда нельзя до той поры, пока все следы, которые входят в эту зону, не будут зафиксированы. Это важно для того, чтобы позднее воссоздать картину, как происходило ДТП. Можно какой-то след не заметить или не так трактовать, поэтому важно сделать фотографии. А картина следов — основа для того, чтобы делать какие-то выводы, ведь свидетели могут ошибаться.

Службу рядового следователя спокойной не назовешь. Скорее, наоборот — очень активная и нервная: постоянно приходится видеть погибших, искалеченных, страдающих от боли людей. Даже несмотря на эти сложности, среди следователей, работающих по ДТП, есть и женщины: 12 на всю республику, некоторые из них работают в областных аппаратах, а это значит, что это прошедшие строгий отбор профессионалы. Григорий замечает, что среди коллег есть и учителя начальных классов, экономисты, военные моряки.

— Профильное образование в нашем деле важное, но не самое главное, куда важнее качества, которыми должен обладать хороший следователь — усидчивость, наблюдательность, склонность к аналитическому мышлению.

Не плачешь, но работаешь с комом в горле…

— Когда следователь выезжает на место происшествия, то часто уже знает, что там есть тело погибшего человека. Он морально готов увидеть это. Гораздо тяжелее выезжать туда, где людям причинены тяжкие телесные повреждения. Помню, мне пришлось разговаривать в реанимации с женщиной, у которой был пробит череп, а через рану было видно, как пульсирует ее мозг. Еще страшнее, когда в ДТП погибают или получают ранения дети — маленькие тела лежат в искореженных машинах, на это невозможно смотреть, — следователь замолкает. Видно, что, несмотря на опыт и увиденное во время работы, даже говорить об этом специалисту непросто. — Не плачешь, держишься, но работаешь с комом в горле…

Раньше, возвращаясь домой после следственных действий, Григорий не мог избавиться от увиденной картинки, мыслей о погибших людях. Это иногда наводило на мысль: «А не пора ли что-то в жизни поменять?».

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Тогда я уже был женат, моя супруга против моей работы никогда не высказывалась плохо, наоборот — только поддерживала. Она сама медик и прекрасно понимает, что есть такая работа, на которой надо себя «отдавать».

Сомнения молодого следователя вовремя развеяли коллеги, которые нашли слова и убедили Григория, что у него все получается, он на своем месте и менять ничего не надо.

— Сложно сказать, железобетонные ли нервы у следователей. Просто во время работы психика следователя нацелена на результат и установление истины, а не эмоциональную составляющую. От эмоций надо дистанцироваться, хотя порой сделать это очень тяжело. Но надо сдерживаться, нельзя давать эмоциям выйти наружу. Следователь должен быть нейтрален, иначе это может быть чревато для тебя самого — могут обвинить в предвзятости, необъективности.

«До последнего утверждают, что они ни при чем»

В 2006 году настырного и вдумчивого следователя заметило вышестоящее начальство и забрали его в областной следственный аппарат, а в 2013-м предложили перейти в центральный аппарат Следственного комитета.

— Мою карьеру нельзя назвать быстрым взлетом, все ступеньки преодолевались постепенно, а на некоторых я даже задерживался: все потому, что иногда были сомнения — стоит ли подниматься вверх, ведь вроде бы все устраивало.

Сейчас Григорий Лашкевич работает в управлении процессуального контроля центрального аппарата Следственного комитета, одно из направлений которого — контроль дел ДТП.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Мы ежедневно анализируем аварии, связанные с причинением телесных повреждений и гибелью людей, помогаем следователям в регионах. Ведь не у каждого из них есть опыт, которым обладаем мы. В то же время каждое ДТП уникально и требует поиска какого-то нового подхода в установлении истины.

С годами и наработанным опытом Григорий научился оставлять весь негатив от ДТП на работе. Хотя сейчас выезжать на места происшествий ему приходится уже нечасто.

— С делами я разбираюсь только на работе, никогда не беру их домой — это бесперспективно.

Сейчас на рассмотрении у Григория Лашкевича находится несколько десятков дел, со всеми требуется тщательно разобраться — от этого зависит самое главное: получение доказательств виновности или невиновности в ДТП.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

— Обвиняемые бывают разные: кто-то сразу соглашается и признается: «Да, я виноват». А другие даже при наличии доказательств до последнего утверждают, что они ни при чем. Самый длинный такой допрос с водителем, который сбил пешехода, продолжался у меня семь часов. Были все доказательства, что в автомобиле были неисправны многие узлы и несмотря на это человек выехал на этой машине. Но автомобилист упрямо не признавал своей вины, отрицал очевидное.

Наш герой говорит, что никогда в своей практике не встречался с «идеальными» преступлениями.

— Скорее, это фантазия киношников или писателей. ДТП никто не планирует, оно происходит неожиданно, по неосторожности. Да и в составах других преступлений подобных «профессионалов» я не встречал.

«Попадают в аварию с гордынькой, тщеславием и грешками»

Люди не попадают в ДТП случайно — уверен следователь, за этим стоят какие-то действия или, наоборот, бездействие человека.

— Вообще, какой характер у человека, как он себя ведет в жизни — как в зеркале отражается и в стиле его вождения. Это не зависит от вида транспортного средства, на котором он ездит: легковушка, грузовик или мотоцикл. Разбираешься с делами и подмечаешь: вот у этого водителя гордынька, за этим тщеславие водится, другие грешки.

Григорий отмечает: люди на дорогах торопятся, не уступают друг другу, без нужды сигналят, а от этого растет раздражение, которое как цепная реакция передается от одного к другому.

— Получают люди права водительские, а культуру вождения в себе не развивают. Летят все куда-то. Ну дай ты машине из соседней полосы перестроиться; да не гони, если видишь, что стоит машина на «аварийке»: вдруг там что-то случилось и люди могут быть на дороге. Вообще предусмотрительнее надо быть, спокойнее и не торопиться.

Фото: Дарья Бурякина, TUT.BY

Следователь рассказал, что довольно часто происходит так, что автомобилист ездит по дорогам с нарушением правил, получает от ГАИ административные взыскания, и с него — как с гуся вода.

— Есть поговорка: жбан до поры воду носит. Так и с водителем — нарушает по 5−10 раз, а потом в серьезное ДТП попадает. Так что все сходить с рук не будет.

Сам Лашкевич когда ездит за рулем — не гонит, комфортная для него скорость на трассе — не более 100 км/ч.

— Но я иногда ловлю себя на мысли, что действую за рулем рискованно, тогда стараюсь себя охладить. Но в целом следователи, которые расследуют ДТП, ведут себя за рулем гораздо спокойнее, чем другие водители, потому что знают, чем это может закончиться.

Соблюдать ПДД он требует и от близких — жены и троих детей.

— Жена когда за рулем что-то не так делает, я ей выговариваю, прошу: спокойней-спокойней. Ей это не нравится, конечно, — смеется Григорий. — А вот своим детям я показал страшный документальный фильм: как и из-за чего людей может сбить машина. Да, это было жестко, но зато я уверен, что они теперь знают, как не надо вести себя на дороге, и я за них спокоен.

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-10%
-50%
-30%
-20%
-20%
-36%