Эксклюзив


/ Видео: Сандра Бушик /

«Прошу только одного: не дай Бог мне пережить этот ужас снова…» — смог выдавить Павел в начале беседы. Семь лет назад он не справился с управлением автомобилем и попал в страшную аварию, в которой погибли три его пассажира, в том числе и родной брат. Мужчине непросто было рассказать AUTO.TUT.BY свою историю, которая разделила его жизнь на «до» и «после» — перспективный курсант военной академии попал на скамью подсудимых, а затем в колонию с уголовниками. Его история — попытка предупредить других водителей от роковых ошибок.

Красивый и здоровый с планами на будущее

«Здоровые, успешные и дом полная чаша», — так жители небольшого городка в Гродненской области говорят о семье Павла (имя изменено. — Прим. AUTO.TUT.BY). Здесь все знают друг друга если не лично, то через друзей и знакомых.

В семье Павла все мужчины были военными: отец и два старших брата. Поэтому еще мальчишкой Паша решил: тоже буду военным. В академию парень поступил с легкостью, с учебой проблем не возникало: все экзамены он сдавал без «хвостов», Паше прочили блестящее будущее. Жизнь по плану: после академии пойдет служить, заведет семью, купит квартиру, затем машину, потом появятся дети. 

К своей цели Павел шел обстоятельно, продумывая каждый шаг: еще в школьном УПК начал изучать автодело — это помогло бы ему в дальнейшем на службе, в академии занятие не бросил.

— Машину водить мне нравилось. Помню, первый раз попробовал рулить еще пацаном: сидел в автомобиле у отца на коленях и крутил баранку. Даже в академии инструктор по вождению отметил, что склонность к вождению у меня есть, чувствую себя за рулем уверенно.

Теорию и практику для получения водительского удостоверения парень сдал с первого раза. Личного автомобиля у курсанта не было, но его отец, купив Fiat Punto 2002 года выпуска, разрешал сыну ездить на авто. Садился за руль, когда приезжал домой в увольнение.

«Лучше бы не предлагал их подвезти…»

— Это произошло в 2010 году, мне было 20 лет, и я учился уже на предпоследнем курсе — четвертом, — Павел сдавленным голосом начал рассказ о событиях, предшествующих аварии. — Воскресенье, 28 ноября: как раз был в увольнительной дома. Перед отъездом закупился в магазине, почти всю стипендию спустил. Звонит средний брат и сообщает, что он с друзьями недалеко от нашего города, а вот добраться домой не может: нет денег. Я вспомнил, что полностью заправил бак Fiat бензином и предложил: давай заберу вас. Уж лучше б не предлагал…

В соседний город Павел доехал без происшествий. А вот картину того, что случилось на обратном пути, мужчина не может восстановить до сих пор. Три парня — брат Павла и два его приятеля — разместились в салоне авто. Водитель четко помнит, что брат, который сел на переднее пассажирское сиденье, пристегнулся, а он сам — нет.

— Было холодно, но снег не шел, гололеда на дороге тоже не было. На автомобиле стояли зимние шины. Дорога — с одной полосой для движения для каждого направления, практически нет машин. Никто не мог предположить, что может произойти. Я до сих пор не понимаю, как все случилось. Все, что я помню: как забрал брата и как выехал, все остальное — провал…

Из сводки ГАИ Гродненской области

28.11.2010 около 15.40 на дороге Дятлово — Слоним столкнулись автомобиль скорой помощи «Газель» и Fiat Punto. Погибли три пассажира 27, 26 и 25 лет, ехавшие в легковом автомобиле. Водитель Fiat, водитель и фельдшер скорой помощи госпитализированы. По предварительной версии, 20-летний водитель Fiat на закруглении не справился с управлением, выехал на встречную полосу, где столкнулся со скорой.

Фото: ГАИ Гродненской области

Фото: ГАИ Гродненской области

«Был уверен, что пострадал только я…»

Павел очнулся в больничной палате — сильно болела голова, грудная клетка в бинтах, из правого бока торчит трубка, в вене капельница. Что случилось и почему он здесь — парень не понимал. Соседи-пациенты рассказали Павлу, что его привезли в больницу два дня назад после аварии.

— Я подумал о брате и парнях, которые ехали в машине. Вспомнил, что брат был пристегнут ремнем, еще два парня сидели сзади — места безопаснее, чем передние. Решил: раз так, то все, что могло случиться плохого, — случилось со мной, а они живы. Выдохнул.

Лишь спустя пару дней родители рассказали парню, что все три его пассажира погибли и их уже похоронили.

— Родители не сразу мне все рассказали: мое состояние было нестабильным, они боялись, как бы не произошло самое страшное… А через четыре дня после ДТП, в четверг, они мне сказали обо всем, что произошло, — мужчина долго собирается с мыслями. — Словами нельзя передать то, что я испытал, когда узнал о гибели ребят. Я не мог сказать ни слова, это была какая-то внутренняя истерика. Шок, ужас и отчаяние и понимание того, что я никогда ничего не смогу исправить.

Всю ночь после того, как он узнал страшные новости, медики присматривали за Павлом: боялись ухудшения его здоровья.

— Все последующие дни я вновь и вновь возвращался к событиям до аварии. Пытался вспомнить, как все произошло, почему и где я ошибся.

Если раньше жизнь Павла была четко разложена по полочкам, то после трагедии будущее как будто померкло. И в 20 лет он ощутил, что вот он, конец жизни.

«Виновен!»

Пока парень лежал в больнице следователи его не беспокоили, ждали полного выздоровления. И только через месяц после аварии автомобилист сам пришел на допрос и узнал подробности аварии.

— Сказали, что я проехал закругление дороги, а после этого почему-то автомобиль вильнул и выскочил на встречку, где столкнулся с машиной скорой помощи. Удар страшной силы пришелся в правый бок автомобиля, машина вылетела в кювет, двух парней выбросило из салона через заднее окно. У брата оказались сломанными шейные позвонки. Все они умерли на месте ДТП…

Во время следствия Павла под стражу не брали — скрываться он не пытался и содействовал следствию. Эксперты выяснили, что Fiat был исправным, ехал со скоростью около 80 км/ч, скорость «Газели» — около 60 км/ч. То, что легковушка выскочила на встречку, специалисты объяснили тем, что молодой и неопытный водитель не справился с управлением на скользкой дороге.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY
Снимок использован в качестве иллюстрации. Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Через полгода уголовное дело в отношении Павла рассматривал суд, на который прибыла семья молодого водителя, а также родственники погибших ребят.

— Не мог смотреть им в глаза. Думал, что хоть и по неосторожности, но они же погибли из-за меня… У одного парня остались родители, а у второго еще жена и двое маленьких детей. Я извинился перед ними на суде, но они спросили: «Почему не раньше?»… Хотел как лучше, предложил довезти их. Кто же мог предположить, что так получится?

Павел рассказал, что родители и жена погибших ребят на материальную компенсацию морального вреда не подавали: «Какую-то материальную помощь им оказывала моя мама».

Павел признал свою вину полностью. Гособвинитель потребовал приговорить виновного к шести годам колонии общего режима. Суд, рассмотрев все материалы по делу, приговорил Павла к трем годам колонии-поселения и пяти годам лишения права управления автомобилем. При апелляции высшая судебная инстанция оставила приговор в силе.

— После оглашения приговора о карьере военного пришлось забыть — из академии меня отчислили…

«Ночью снились погибшие парни»

Сборы в колонию были похожи на сборы в академию. Только после этих сборов Павлу уже не светило блестящее будущее.

— Все плакали: я, брат, отец, мама… Не оставляло ощущение, что жизнь закончена. Да так оно и было.

Особенно тяжело было его родителям: похоронили среднего сына, младшего медики только вытащили с того света и он едет в исправительное учреждение. Впереди — неизвестность.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Снимок использован в качестве иллюстрации. Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

В исправительную колонию-поселение № 16 в Горках Могилевской области Павла привез отец. «Заведение» оказалось похожим на общежитие за забором с колючей проволокой, войти в которое можно было через КПП.

— В маленькой комнате были четыре двухъярусные кровати, больше ничего не помещалось. Каждый день мы ходили на строительные работы, с заработка оплачивали проживание, покупали в магазине продукты и сами готовили. Кажется, «дом», работа… Но вся обстановка там давила.

И дело даже не в спартанских условиях — они Павла не страшили, да и «блатных уголовников с заточками, как в кино» не было. Но основной контингент — люди, из-за которых погибли люди, и колючая проволока по периметру.

— Конечно, были там и те, кто отбывал срок за другие преступления, им смягчили наказание и перевели в Горки. Были алкоголики и наркоманы, кто-то из них мог чифирить. К таким людям желающие могли присоединиться, но если не хочешь этого делать — никто тебя не заставит. Каждый сам выбирает для себя, как жить за колючкой. Но находиться там тяжело. Часто возвращались мысли о произошедшем ДТП, а ночью мне снились погибшие парни.

Фото с сайта baikal-daily.ru
Снимок использован в качестве иллюстрации. Фото с сайта baikal-daily.ru

Чтобы отвлечься от тягостных раздумий, в свободное от работы время Павел подолгу разговаривал с родителями и несколькими друзьями, которые не оставили одного в тяжелом положении.

— За время, пока находился в «заведении», я понял, кто настоящий друг, а кто так, случайный знакомый. Из примерно пятнадцати друзей, с которыми хорошо общался в родном городе, осталось всего три. Зато со всеми ребятами из моего взвода в академии я дружу до сих пор. А еще после происшествия было много помощи от тех знакомых, от кого я этого не ожидал. И наоборот — от многих «надежных» поддержки я не дождался.

Отбыв половину срока, назначенного судом, Павел был освобожден досрочно за хорошее поведение и по амнистии. Вернулся в родной город.

«На дороге мало случайностей, в авариях часто виноваты сами люди»

— После возвращения была задача: устроиться на работу — деньги зарабатывать, да и милиция наблюдала за моим поведением и времяпрепровождением. Сделать это было непросто: никто не хотел брать уголовника на работу, пусть и отсидевшего за ДТП. Да и образования у меня не было. Устроился по знакомству — работал физически в мастерской по изготовлению памятников.

Потихоньку жизнь стала налаживаться: через пару лет после освобождения Павел поступил на третий курс заочного отделения университета информатики и радиоэлектроники, а в этом году окончил его. Но самое главное — парень нашел любимую девушку, которая стала его женой и родила ему сынишку. С появлением своей семьи у Павла появились новые мечты: построить свою квартиру, сменить работу на более престижную и высокооплачиваемую и сделать так, чтобы его близкие ни в чем не нуждались.

— Иногда мысли возвращаются ко всему, что со мной случилось. И я говорю себе: не хочу никогда еще раз пройти через все это. Эта трагедия подкосила здоровье мамы и отца — до сих пор они не могут прийти в себя, наверное, и никогда не придут…

Сейчас Павел часто приходит на могилу к своему погибшему брату. Вспоминает и разговаривает с ним. «Если бы можно было все вернуть обратно…»

В этом году Павлу возвратили водительские права — прошел срок лишения.

— Я купил машину и снова сел за руль. Было немного страшно, но до того момента, как я осознал, что все зависит от меня.

После того как в колонии он наслушался историй о разных авариях, Павел убежден: на дороге мало случайностей и в большинстве случаев во всем виноваты люди.

— Был один дальнобойщик, в его фуре пробило колесо, и он выскочил на встречку, погибли люди — это случайность. Но сколько аварий происходит из-за того, что водители пьяные или под наркотой, не отдают отчет своим действиям. Даже сейчас, выехав на трассу, я вижу, как лихачат водители. Зачем им это? Жизнь ведь одна. Сейчас лихачишь, а через секунду твоя жизнь может измениться навсегда. Сейчас я всегда еду очень осторожно: рядом сидит жена, а сзади — маленький сын. Я ответственен за их жизни и жизни людей, которые находятся рядом.

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-10%
-50%
-30%
-20%
-20%
-36%