/ /

«В милицию я попал случайно и всегда был белой вороной», — с улыбкой говорит гость AUTO.TUT.BY Константин Цыбульский. Подполковник МВД, инструктор по карате, филолог-белорусист, поэт и писатель — все это про него. Наш герой рассказал, как в советские времена его «ругали на службе за общение на мове, а за карате — уважали». Но именно эти две составляющие — поэзия и спорт — помогли Константину Петровичу выжить и встать на ноги после жуткой лобовой аварии на мотоцикле, в которую он попал в далеком 1985-м.

«Когда политрук услышал, что я на „мове“ разговариваю, за голову схватился»

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Обычно после выхода на пенсию возраст предпочитают скрывать. Но только не Константин Петрович: выглядит он молодо, а его подвижности может позавидовать и 30-летний.

— Мне 61. Сейчас я запросто мог бы сидеть на пенсии и не работать. Но такой образ жизни не для меня — я люблю двигаться, заниматься чем-то новым, развиваться, — рассказал Константин Цыбульский. — После выхода на пенсию я пошел работать на частную фирму, которая занимается маркетингом и рекламой. Сфера для меня новая, но я никогда не пасовал перед трудностями.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Константин Цыбульский говорит, что в детстве он был шебутным мальчишкой. Если бы ему тогда сказали, кем он станет, ни за что не поверил бы. Ведь в подростковом возрасте парень связался со шпаной, многие из которых впоследствии попали в места заключения и печально закончили свою жизнь.

— Я все же сумел вырваться из этого окружения: после школы поступил в БГУ на белорусскую филологию — очень уж любил я мову, даже несмотря на то, что в те времена она считалась «колхозной» и говорить на ней было стыдно.

Так вчерашний хулиган окунулся в совершенно другую атмосферу. Открыв рот он слушал преподавателей: творческую интеллигенцию и элиту белорусского языка и литературы. Сам Нил Гилевич читал студентам лекции по литературе, он же потом принимал дипломную работу у Константина.

— А еще на первом месте для меня был спорт. Мне повезло: я попал в секцию карате. Ведь в те годы этот спорт был под запретом! Занимался очень успешно: единственный из группы разбивал пятерку (доска толщиной 50 мм. — Прим AUTO.TUT.BY), легко садился на шпагат и делал мостик. Кстати, я и сейчас эти упражнения легко выполняю!

После окончания университета Константин женился и переехал жить к супруге, в Слуцкий район. Около года работал с детьми инструктором по карате.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Так хорошо у меня с пацанами получалось работать, что меня пригласили на службу в милицию — в инспекцию по делам несовершеннолетних. Я согласился, а вот жена Надя как узнала, запричитала: какая милиция, у нас же ребенок только родился, а служба — это патрулирование, ночные смены и срочные вызовы.

На вопрос, легко ли творческому человеку, филологу переквалифицироваться в милиционера, Константин Петрович уверенно ответил: «Если человек не белоручка, то ему любая работа по плечу».

— Творчество, владение языком и умение убеждать в службе мне только помогали. Инспектор ведь должен не только ругать и наказывать, надо уметь находить самые теплые и добрые слова. Милиционер это еще и психолог: важно найти подход к любому человеку, даже самому пропащему, спившемуся, и убедить изменить свою жизнь. И мне это удавалось, чем я очень горжусь.

К сожалению, в те времена белорусский язык был не в почете. Молодому инспектору неоднократно указывали, что не стоит демонстрировать свою «беларускамоўнасць» на службе.

— Помню, как я разговаривал по телефону на мове с работником горисполкома, а в это время в кабинет зашел наш политрук. Как услышал — за голову взялся. Отчитал меня: «Как ты можешь с горисполкомом на белорусском» говорить, как тебе не стыдно, нас накажут, прекращай!" Я ему тогда сказал, погоди, наступит время, все на мове заговорим…

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Конечно, в ИДН работать было непросто, особенно в сельской местности. Много неблагополучных семей, взрослые пьют — дети на них смотрят и такими же вырастают. А сколько воровства, изнасилований, драк!

«Ты еще шутишь? Значит, жить будешь»

Чтобы успеть объехать весь Слуцкий район, нужен был транспорт, которого в милиции на всех инспекторов не хватало. Приходилось искать попутки, не всегда это удавалось. Поэтому лейтенант Цыбульский решил выкроить деньги из семейного бюджета и купить себе мотоцикл.

— В 1984 году купил себе двухцилиндровый ИЖ без коляски. Поставил на него новый двигатель. Даже по современным меркам мотоцикл был очень резвый, скорости хватало выше крыши.

Мотоцикл здорово выручал молодого инспектора, но, к сожалению, долго поездить на нем Константину не пришлось.

— В советские времена все предприятия выезжали осенью на уборку овощей, исключения не было и для милиции — у нас даже был свой подшефный колхоз. Вечером, после сбора урожая, коллеги попросили подкинуть их на мотоцикле до дома: одному ехать десять километров, второму — пять. А погода была тогда мерзкая — холодно, а еще и дождь пошел.

В нарушение ПДД на ИЖ сели три человека — Константин и два пассажира. По пути на мотоцикле перестала гореть фара, поэтому ехать водителю пришлось в темноте, полагаясь лишь на собственное зрение. Одного коллегу мотоциклист без проблем довез до дома, а вот второго доставить не успел — на шоссе Слуцк — Брест ребята на ИЖ попали в аварию.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Еду и вижу: навстречу выруливает «Колхида» (КАЗ, бескапотный грузовик Кутаисского автозавода. — Прим. AUTO.TUT.BY). Водитель большегруза меня не видит: я ж без света двигаюсь. В кювет свернуть я не мог — он был очень глубокий. Решил, что поеду по обочине, проскочу. Но ослепленный светом фар грузовика вместо обочины я выехал навстречу грузовику, где влетел прямо в него.

Пассажир Константина, который ехал без шлема, сделал «сальто-мортале» через голову, пролетел метров десять и мягко приземлился в придорожные елочки. Обцарапанный и с синяками пассажир, видимо, находясь в состоянии шока, сразу после столкновения побежал к себе домой, оставив Константина на дороге.

— В первые секунды после столкновения я сумел встать на ноги. Смотрю: шлем, как арбуз, раскололся надвое. Из грузовика выскочили водитель и пассажир и подскочили ко мне. Тут у меня перед глазами поплыли круги, подступила тошнота, помню сказал им, что я умираю, и тут же упал без сознания.

Очнулся Константин уже в реанимации: грудная клетка и вся левая часть тела черная от огромной гематомы, голова гудит из-за травмы, бедро вырвано, голень разорвана, коленная чашечка раздроблена…

— Смотрю: рядом со мной медсестра, капельницу ставит. Я спрашиваю: скажите, куда я попал в рай или ад? Женщина заулыбалась и отвечает: «Ты еще шутишь? Значит, жить будешь».

В реанимации парень лежал несколько недель. Потом его перевели в госпиталь МВД, где медики решали: что делать с травмами пациента. Проблемы были с ногой: она находилась в полусогнутом состоянии, не сгибалась и не разгибалась. Вердикт вынес старенький профессор — нужна операция.

— Меня тогда слова его очень резанули. Сказал, ну что ж, после операции будешь хромать, ходить с палочкой придется, будет у тебя группа инвалидности. Ну ничего, главное, что жив остался.

От Константина необходимо было согласие на операцию, но к удивлению врачей он от нее отказался. Наоборот, попросил срочно выписать его домой. Константин твердо решил, что на ноги встанет сам, без операции. Провалялся дома около месяца, нога немного зажила, и Костя начал понемногу вставать и ходить.

Сегодня он признается: были и у него минуты отчаяния, когда он не верил в собственное выздоровление. Парень старался отвлекаться от гнетущих мыслей: много читал, сам сочинял стихи, а для скорейшего восстановления давал себе физическую нагрузку.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Охота — одно из хобби Константина Петровича. В память о добытых трофеях есть целый альбом с фотографиями

Было у Константина еще одно увлечение — охота. Зимой, едва оправившись от травм, никому ничего не говоря, прихватил свое ружье Simson и отправился пешком на охоту в лес.

— Ковылял на одной правой ноге, на левую мог ступать только на носочек. Но я прошелся по свежевыпавшему снегу, подышал воздухом, пострелял. Я начал регулярно выходить с ружьем в лес. И знаете — азарт великое дело: увидев лису, я припускался за ней, даже забыв про свою больную ногу.

Через два месяца походов в лес Константин так разработал свою ногу, что свободно мог сгибать и разгибать ее, становиться на всю ступню.

— А еще после аварии у меня ухудшилась память, одолевали головные боли, зрение стало катастрофически падать. К врачам обращаться мне не хотелось, тем более что от всех недугов у них одно лечение: таблетки и уколы.

Константин придумал свой способ лечения: помимо обычной зарядки, он начал тренировать глаза.

— Наши глаза тесно связаны с мозгом, поэтому очень важно, чтобы органы зрения тоже тренировались — от этого зависит здоровье мозга и всего организма. Утром я просыпался и начинал туда-сюда вращать глазами, переводить взгляд с ближней точки на дальнюю, моргать, зажмуриваться. В этом деле главное — регулярность. После аварии прошло больше 30 лет, а глазную зарядку я делаю и сейчас.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Константин Цыбульский и сегодня занимается с 14-килограммовой гирей, садится на шпагат и подтягивается на перекладине

Константин Цыбульский убежден: в нашем организме есть скрытые резервы, о которых мы даже не подозреваем и оттого не пользуемся ими.

— Люди не слушают свое тело, а если что-то болит предпочитают проглотить пилюлю. Но это неправильно. В первую очередь надо научиться медитировать, расслабляться и слушать себя. Заниматься спортом на свежем воздухе. Вдыхая кислород, представлять, как чистота бежит по венам, обогащая и обновляя каждую клеточку нашего организма.

Благодаря своей методике и огромной силе воли Константин Цыбульский сумел полностью восстановиться после аварии, обошлось без палочки и группы инвалидности, как предрекал врач, восстановилась память и даже улучшилось зрение. Мужчина вернулся на службу в милицию: сперва на свое старое место работы — в Слуцкую инспекцию по делам несовершеннолетних, а потом его пригласили в УВД Минской области на должность начальника пресс-центра, где он дослужился до звания подполковника.

Константин Петрович рассказал, что кроме физического недуга ему пришлось бороться и с психологическим барьером: после аварии был большой страх снова сесть за руль.

— Я снова сел за руль только спустя год после ДТП. До этого не мог преодолеть свой страх. Но ездил уже только на автомобиле. После аварии мотоциклом ни разу не управлял: были против близкие люди, да и самого желания не было…

Сейчас мужчина спокойно чувствует себя за рулем авто, порой может втопить педаль газа в пол — конечно, если считает, что это будет безопасно.

Константин Цыбульский отмечает, что после всего произошедшего он стал каким-то другим, как будто проснулись те самые резервные силы организма и вдохнули в него новую жизнь.

— Я больше, чем раньше, начал писать стихи и песни: на русском языке и на мове. С песнями даже отдельная история: когда я сочиняю слова, то слышу мелодию, как будто во мне сидит скрытый композитор. Есть у меня и проза.

Константин Петрович входит в Союз писателей Беларуси, он автор более ста песен, многие из них исполняют белорусские солисты и певческие коллективы. С произведениями Цыбульского вышло более десяти книг, аудиодиски.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY
Цыбульский — автор песен и гимнов, его произведения были признаны лучшими на конкурсе к 100-летию милиции

— Ко всему, что происходило и происходит в моей жизни, я отношусь спокойно: я справлюсь со всем. Я всем советую: главное в трудной ситуации не распускаться, а взять свою волю в кулак, как будто ты берешь в руку топор, чтобы разрубить крепкое дерево. Только вместо дерева рубанем по трудностям, встающим у нас на пути…

Хотите быть здоровым? Раз в неделю наш редактор будет присылать лучшие советы врачей и новости медицины
Пожалуйста, укажите правильный e-mail
-30%
-30%
-10%
-35%
-20%
-30%
-50%
-30%
-10%