/ Фото: Инга Шкелер /

После шести лет службы Михаил Кисель решил уволиться из армии из-за копеечной зарплаты. Но в родную часть он приезжает до сих пор, только уже в роли ассенизатора — этим делом бывший прапорщик занялся сразу после ухода из войск. В рубрике «Свое дело» ипэшник рассказал AUTO.TUT.BY о том, насколько востребованы его услуги, как он спасал айфон из деревенского туалета и на что хватает его заработка.

Фото: Инга Шкелер

— Никакой работы я не боюсь, потому что сам деревенский — из Витебской области, в глубинке люди привыкли все сами делать. Да у нас еще семья многодетная была — четверо детей. Еще малыми мы и огород сажали, крышу чинили и туалет выгребали, — рассказал Михаил.

С детства парень знал — пойдет служить в силовые структуры. На этот путь настраивал сына отец, который работал в милиции, пример показал и старший брат — офицер.

— После школы отслужил в армии. Мне там нравилось, поэтому остался контрактником. После закончил школу прапорщиков, служил на военной авиабазе в Мачулищах. Потом поступил в академию гражданской авиации, да не доучился — кинул.

Поначалу заработка молодому человеку хватало, но после женитьбы и появления двоих сыновей с деньгами стало туго.

— Зарплаты на нормальную жизнь не хватало, а дети росли, появлялись новые потребности. Да и служба была такая, что мог на неделю уехать в командировку, а моей Валентине (супруга Михаила. — Прим. AUTO.TUT.BY) было тяжело одной управляться. Вот она и начала уговаривать, чтобы я увольнялся и устраивался на какое-нибудь более денежное место. Конечно, уходить было страшно, но я понимал, что так дальше продолжаться не может, поэтому в 2012 году из армии уволился.

Фото: Инга Шкелер

Чем заниматься после увольнения из Вооруженных сил, Михаил не знал — никаких идей на этот счет у него не было. Но парень готов был к любой работе — пусть даже непрестижной и физически тяжелой. Хватался тогда за все: таскал металл, работал в гараже. А потом все же решил устроиться на государственное предприятие.

— В местном ЖКХ подвернулась работа снабженца на «Газели». Обрадовался, начал оформляться. За время, пока проходил медкомиссию, старый работник передумал увольняться. Мне говорят: будешь ездить на другой машине, с номером «45−18», и вручили ключи.

Авто с госномером «45−18» оказался старой ассенизаторской машиной, на нее и посадили нового сотрудника предприятия.

— Я тогда подумал: что ж так в жизни не везет! Какой стыд, придется дерьмо возить! — рассмеялся Михаил. — Жене дома рассказал, а она ничего против не высказала: мол, работа как работа.

Сначала Михаил в роли ассенизатора чувствовал себя неуютно: приходилось чистить канализацию у людей, которые его знали в роли военного. На откачку ездил даже к своим ребятам на авиабазу.

— Но никто с меня не смеялся. А замкомандира части и командир эскадрильи, которые меня хорошо знали, сказали: «Молодец, работаешь — это хорошо». А работа оказалась не такой ужасной, как показалось вначале.

Фото: Инга Шкелер

В ЖКХ парень отработал около года. А потом понял, что ассенизаторское дело вполне можно продвигать и работать только на себя.

— Я продолжал работать на госпредприятии и начал регистрацию ИП. На покупку собственной ассенизаторской машины наскреб 7 тысяч долларов — взял кредит в банке и одолжил деньги у друзей и родственников.

Подходящий автомобиль нашелся в Витебске — ГАЗ-53 1984 года выпуска. Бывший владелец продавал автоцистерну с хорошим бонусом в виде запасных частей — «лишь бы забрали».

— Машина была не на ходу, мы с младшим братом ее реанимировали — лишь бы она доехала своим ходом до Минска. Добрались с трудом: с одной фарой и действующим тормозом на одном колесе, по дороге все отказало, чуть не загорелись!

Уже дома Михаил полностью отремонтировал ГАЗ: из большого — поменял двигатель, мосты. Все работы по слесарке Михаил делал сам, на это у него ушло около двух месяцев. После этого парень уволился из ЖКХ и пустился в «свободное плавание».

Фото: Инга Шкелер

— Расклеивал объявления на столбах, давал рекламу в газеты. Работа появилась сразу, поэтому сложа руки я не сидел. Но много заказов я не брал — чтобы успеть выполнить все принятые вызовы. Ведь можно понабирать заказов по всему району, а потом летать с утра до ночи, а ведь техника может сломаться, на такой форс-мажор надо иметь запас времени.

Михаил отъездил на первом авто полтора года, но машина стала все чаще подводить и требовала дорогостоящих ремонтов, поэтому ипэшник решил купить второй автомобиль. За тысячу долларов предприниматель купил ГАЗ 1991 года выпуска с мебельным фургоном. Сам отремонтировал и переоборудовал его.

— Ковыряли ее с другом днями и ночами. Купил за 100 долларов двигатель и установил его за день. Но машина проблемная и сейчас ломается — это ж не иномарка!

Фото: Инга Шкелер
В кабине ГАЗ у Михаила лежат запчасти и инструменты — на случай поломки в пути. А еще огромная колонка — парень любит слушать юмористов и быструю музыку, за это в округе его шутя называют «веселый молочник»

Сейчас Михаила в округе знают хорошо — за столько лет работы наработана своя клиентура: предприятия и частные лица. Тем не менее ассенизатор не отказывается и от дальних поездок, хотя это отражается на стоимости заказа — ведь расход топлива и пробег больше, к тому же надо оплачивать проезд авто по платным дорогам. Ипэшник отмечает, что раньше ассенизаторских машин было мало, а сейчас надо бороться за своего клиента — рядом хватает частников, которые оказывают аналогичные услуги.

— Я занимаюсь только откачкой и прочисткой канализации. Иной раз звонят люди и просят перевезти ил, что-то другое. Но у меня договор на утилизацию только жидких бытовых отходов. Рисковать и выливать куда попало отходы я не буду — за это огромные штрафы. Хотя знаю, что некоторые мои коллеги нарушают и сливают содержимое цистерны в обычный канализационный колодец.

Михаил отметил, что сезонности в его работе нет — работает стабильно он круглый год. К каким-то заказчикам приезжает два раза в год, к другим — два раза в месяц.

Фото: Инга Шкелер
Вместе с Михаилом на заказы часто ездит лабрадор Лекса. Пока ассенизатор работает, собака послушно ждет его в кабине на пассажирском месте

В кабине Михаил не возит запасную одежду, только несколько пар перчаток и обувь. Говорит, работа чистая, главное — делать все аккуратно. Однако казусы случались и у него.

— Как-то во время откачки слетел шланг с цистерны, все добро под напором полетело наружу. Я подскочил и закрыл задвижку. Все содержимое из бочки не вылилось, но обдало фекалиями меня щедро.

Ассенизатор рассказал, что нередко его просят прочистить засоренную канализацию, поэтому ему приходится и опускаться в емкости.

— Почему засоряется? Да потому что бросают всякое! Вот скоро начнутся закатки — и буду вытаскивать огурцы, помидоры, укроп. А однажды я достал курицу в сетке!

Ценные вещи после откачек Михаилу находить не приходилось, а вот спасать — да.

— Девчонка пошла в деревенский туалет с iPhone 6 и уронила его в яму. На следующее утро я поехал чистить и достали «утопленника». Удивительно, но он работал!

Фото: Инга Шкелер

— Объем моей цистерны — почти 4 тонны. Чтобы полностью ее заполнить, уходит не больше пяти минут. Бывает, что на очистку канализации в одном месте надо сделать не один рейс — все зависит от вместительности канализационной емкости. Одна откачка в среднем обходится заказчику в 30 рублей, из этой суммы я плачу 5 рублей 40 копеек за утилизацию цистерны.

Ипэшник говорит, что разница в 24 рубля 60 копеек не попадает полностью в карман предпринимателя. Надо учитывать, что расходы у него тоже большие: в день уходит 30−40 литров бензина, а еще ГСМ, запчасти, налоги, чистка цистерны.

Фото: Инга Шкелер

Деятельность ипэшник менять не собирается, а недавно задумывался о том, чтобы приобрести в лизинг новую машину. Но после предварительных подсчетов понял, что даже с его стабильным доходом сделать это нереально.

— Оказалось, что платежи просто неподъемные. На фирме мне посчитали, что около трети от стоимости машины я должен заплатить сверху! Это притом что покупать я хотел только шасси. Что за лизинг такой? С кредитами связываться не хочется — это кабала. А вдруг что случится, как отдавать буду… Так что буду работать на старом ГАЗ.

Фото: Инга Шкелер

Богатым человеком Михаил себя не считает, хотя в народе ходят слухи, что ассенизация — это «золотое дно». Но озвучить сумму доходов предприниматель не захотел.

— Конечно, с финансами у нас сейчас благополучно, особенно если сравнить заработок с моей зарплатой военного.

Семья Михаила живет в пригороде столицы в родительском доме. Глава семьи отмечает, что достаточно много денег уходит на его содержание. Машина на семью — старенький Peugeot 605. По заграницам пара с детьми не ездит, отдыхает в деревне на родине Михаила, пару раз ездили в Крым.

Фото: Инга Шкелер

— Копейки мы не считаем, нормально питаемся, можем себе позволить фрукты, овощи, хорошее мясо. Одеваемся на рынке Ждановичи. Вот недавно купили жене два красивых платья — на свадьбу идем, и надо чтобы наряды не повторялись. В семье должно быть все поровну: один работает, а вторая красивая, — улыбается Михаил.

Супруги подумывают о том, чтобы на ПМЖ уехать жить к Черному морю.

— Теплый климат и море мы любим. А ассенизацией я и в Крыму смогу заниматься — там работы хватает…

Фото: Инга Шкелер

-10%
-21%
-20%
-30%
-30%
-46%
-20%
-10%
-35%
-20%
-15%