• Дорога
  • Видео
  • Эксклюзив
  • Автобизнес
  • Новинки / тест-драйвы
  • Происшествия
  • Автоспорт
  • Офтоп
  • Архив новостей
    ПНВТСРЧТПТСБВС
Подпишитесь на нашу ежедневную рассылку с новыми материалами

Эксклюзив


/

Сегодня, 6 апреля, в суде Солигорского района продолжается судебное слушание по делу автомобилистки, которая в августе прошлого года сбила двоих детей на велосипедах. Девушка, как показало следствие, разговаривала в момент аварии по телефону. Дети до сих пор не оправились от аварии, в которой выжили чудом. Автомобилистке предъявлено обвинение.

В ходе первого заседания выяснилось, что автомобилистка отвлеклась на телефонный разговор. Ранее утверждалось, что женщине стало плохо за рулем — в момент аварии она была беременной.

Напомним, ДТП произошло на автодороге Радково — Солигорск в районе деревни Чижевичи в августе прошлого года. 36-летняя автомобилистка, управляя автомобилем Toyota Corolla Verso, наехала на двух велосипедистов. По предварительной информации, во время движения водитель почувствовала себя плохо и съехала на правую обочину по ходу движения, где и совершила наезд. Однако в ходе следствия выяснилось, что девушка разговаривала по телефону. Оба ребенка — Никита и его сестра Алина Шалаевы — получили серьезные травмы и были госпитализированы.

В суде Солигорского района немноголюдно: присутствует только сторона обвинения, защиты и обвиняемая 36-летняя Татьяна Лисок. Родители пострадавших детей на суд не пришли.

Первой допрашивают свидетельницу из Могилева Анну*, она ехала на маршрутке в Солигорск.

— Я немного задремала в дороге. А потом проснулась от крика девушки, которая сидела рядом, и резкого торможения маршрутки. Когда мы вышли, то увидели детей — мальчика и девочку. Мальчик лежал на обочине, девочка почти в кювете. Я не видела, что с ними, не видела сам момент аварии. Мимо нас несколько раз прошла та самая автомобилистка, которая сбила детей. Она с кем-то разговаривала, ходила взад-вперед, а потом остановилась напротив нашей маршрутки — присела на корточки, пока говорила с кем-то по телефону.

Свидетельница четко запомнила фразу, которую сказала обвиняемая, эту же фразу потом повторят другие свидетели:

— Кому-то девушка говорила, что «в салон залетела оса и она от осы отмахивалась». Еще девушка говорила, что сбила детей. Дети лежали на обочине, мальчик — сразу у асфальта, девочка поодаль. Я видела, как ребенок (не могу сказать, кто именно) отлетает от автомобиля, перелетел через авто, — поясняет свидетельница.

Еще один свидетель — местный житель — Алексей К., он ехал на смену на завод к трем часам дня.

— Девочка (Алина Шалаева. — Прим. AUTO.TUT.BY) заплакала через минуту после аварии, парень хрипел. На месте девочке кто-то оказывал помощь — люди сказали, что это был медик, возможно, медсестра. Она же сказала не трогать Никиту, потому что травмы были очень тяжелыми. Единственное, люди обтерли ему лицо: он был в песке и крови и мог задохнуться от пыли, — рассказал Алексей. — Момент аварии не видел. Но запомнил, как машина съехала в кювет. Обзор мне заграждали маршрутки. Машина плавно съезжала. Я бы сказал, что это был плавный съезд на обочину, но не могу сказать, что это было сделано умышленно или это был обгон.

Показания свидетеля Алексея разошлись с теми, что он давал через несколько дней после ДТП в августе 2016-го. Первоначально Алексей говорил, что автомобилистка обгоняла по обочине маршрутку. Свидетель пояснил, что это был его ошибочный вывод.

— Первое впечатление было такое, но потом я поразмышлял о том, что «кто мог подумать, чтобы по гравийке обгонять маршрутку?» — говорит Алексей.

— Обгоняют, вы же знаете, — отметила судья.

— Да, но я потом поразмыслил дальше, что вряд ли девушки на такой машине, с таким маленьким объемом двигателя додумаются обгонять маршрутку на такой узкой обочине. Тем более что впереди был поворот.

В суде выступила еще одна свидетельница — тот самый врач, который оказывал детям первую помощь, — Татьяна М*. Она с матерью ехала в маршрутке. Сам момент столкновения не видела.

— После того как мы вышли из автомобиля на улицу, я подошла к мальчику, пощупала пульс и вызвала скорую. Потом подошла к девочке, у нее был болевой шок, и я старалась ее успокоить. Все свое внимание я сосредоточила на детях, не могу сказать, что точно говорила обвиняемая. Она ходила очень активно туда-сюда, не было видно по ней, что она находится в полуобморочном состоянии, она с кем-то разговаривала — я не могу сказать по телефону или нет.

Все время, пока шло заседание, обвиняемая Татьяна Лисок отвечала на заданные ей вопросы едва слышно, плакала. После заседания AUTO.TUT.BY удалось пообщаться с Татьяной буквально пару минут.

— У меня трехмесячный ребенок, я никому такого не пожелаю. Что я выслушала за все это время. И неправда, что я кого-то обгоняла по обочине, как сказали в суде. Такого не было. Конечно, я не хотела, чтобы это произошло, но такое несчастье может случиться с каждым.

Татьяне Лисок предъявлено обвинение по ч. 2 ст. 317 УК — нарушение ПДД лицом, управляющим транспортным средством, повлекшее по неосторожности смерть человека либо причинение тяжкого телесного повреждения. Наказывается исправительными работами на срок до двух лет, или ограничением свободы на срок до пяти лет, или лишением свободы на тот же срок с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без лишения.

Обвиняемая в суде признала свою вину. Пострадавшая сторона подала иск о компенсации. В суде объявлен перерыв.

«Мы не хотим присутствовать в суде»

AUTO.TUT.BY удалось связаться с родителями пострадавших детей. Отец Андрей Шалаев сейчас находится в Москве — там же находится на реабилитации Никита. Мама Ольга Шалаева пришла только в первый день на начало заседания. Кроме Никиты и Алины в семье воспитывается еще трое детей.

 — Я не хочу кого-то судить или осуждать, я и не хочу, чтобы эту женщину посадили — у нее маленький ребенок. Если ее посадят, то детей отдадут в приют? Но и присутствовать на суде больше не хочу. Не буду грешить, но на суде она вела себя… — Ольга надолго замолкла, чтобы подобрать слова. — Я не знаю, показательно что ли. Она просила: «Позвольте видеть мне детей», вплоть до того, что она будет забирать наших детей на какое-то время. Говорила, что давала врачам 85 тысяч российских рублей. Я промолчала на все это, мне об этих деньгах ничего не известно. Что могу сказать, я все адвокату рассказала, что она нам передавала: это 10 миллионов «старыми», врачам тысячу долларов, замороженные ягоды, сумочку. Я подошла к ней в перерыве и спросила, зачем она так. Она сказала, что признается во всем, что она виновата.

Пострадавшие дети — 8-летняя Алина и 14-летний Никита до сих пор не оправились от травм, которые они получили в аварии.

— Алина — она очень повзрослела после этих событий. Она еще на костылях передвигается. Скоро нам ехать в Боровляны на снимки — правая нога не очень хорошо срослась из-за осколков. Но операцию ей смогут сделать только после 14 лет, сейчас, наверное, придется ждать. А Никита… После заметного улучшения его состояние снова откатилось назад. Мы не знаем, что с ним будет, — говорит мама Никиты.

Родители благодарны всем, кто откликнулся на призыв о помощи и собрал деньги на дорогостоящую операцию.

— Как наши врачи говорят, вы знаете, если человек в коме пять дней находится — он восстановится на 100%, если неделя-две — шансы примерно 50 на 50, а вот если месяц и больше — тогда решайте сами. Никитка был месяц в коме. Но мы очень надеемся на лучшее.

Нужные услуги в нужный момент
-20%
-20%
-20%
-20%
-33%
-10%
-18%
-49%