/ /

Минчанин Вадим с детства был влюблен в «Волгу» и мечтал о том, что когда-нибудь у него будет своя машина. И чтобы обязательно «Волга». Сын морского офицера, он в итоге нашел свой автомобиль — тоже с военным прошлым.

Фото Павел Мурашко

— Любовь к «Волгам» мне передалась от отца — он был военным, морским офицером. И у него всегда были «Волги». Одна машина была служебной, вторая — личной. Лет с шестнадцати отец уже учил меня ездить на машине, и вот эти первые уроки как-то переросли в уверенность, что хочу именно эту машину — и точка.

Конечно, для поклонников «Волги» мечтой считается «24-я», в хорошем состоянии такие машины слишком дорого стоят. Покупать ржавый хлам и доводить его до ума Вадиму не хотелось. Да и все равно потом придется вкладывать и вкладывать в такую деньги. А с небольшим заработком Вадима (он работает на заводе «Атлант») позволить себе такую машину для души он не смог бы.

Фото Павел Мурашко

Однажды Вадиму на глаза попалось объявление об аукционе, где как раз продавали его «мечту».

— Эту машину я случайно увидел на аукционе «Военторга» два года назад. ГАЗ-24−10 там очень долго стоял. Я внес 10% от стоимости лота — таковы условия участия в аукционе и начал ждать. Через три дня мне позвонили — приезжайте, будет аукцион. Явился я на эту военную базу, где продавалась машина. Там все строго — обыскали, забрали мобильник, потому что военная база действующая. Я прошел на территорию и тогда впервые увидел «Волгу» вживую. А она стоит под одеялом, все бамперы замазаны, вся в смазке, фактически законсервирована машина. И вот когда с нее сняли одеяло… Я остолбенел! Она отъездила 43 тысячи километров, но состояние было как у новой! При беглом осмотре я на кузове не увидел ни пятнышка ржавчины. Было две вмятинки — на капоте и на крыше. Военные сказали, что на машину упало дерево. Дерево сломалось, а на «Волге» только две вмятины… Вот это машина!

Фото Павел Мурашко

Потом Вадима провели в огромный зал, где должен был проходить аукцион. Зал был абсолютно пуст.

— Минут через пять вышли трое военных, увидели меня одного в зале и спрашивают: «Ну что, начнем аукцион? Раз вы единственный аукционер, за исходную цену покупаете?». Конечно, я согласился! — вспоминает Вадим подробности аукциона.

Машина обошлась в тысячу долларов. В итоге с другом он ехал обратно уже на «Волге». Своей.

Фото Павел Мурашко

— Ощущения первые от поездки были непередаваемые, — признается Вадим.

Уже дома от отца узнал, что тот машине не рад совершенно, а ведь сам всю жизнь ездил на таких.

— Отец был люто недоволен! Говорит, «зачем тебе эта старая рухлядь? Ты посмотри на нее — ей осталось полгода!». И как он ее только не обзывал: и ведро с болтами, и ржавое корыто. Он вообще был довольно строгий, и яро реагировал на то, что было сделано без его решения. А потом остыл. Бывает, я в машине ковыряюсь, у меня что-то не получается. День, два ковыряю, злой, готов уже сам разломать эту «Волгу». Выходит отец, спрашивает, «что там у тебя?» — и сделает за пять минут. Он «Волгу» наизусть знал, хотя сам возиться с машинами особо не любил. Помню, говорил: «Я, офицер, буду ползать под капотом?».

Фото Павел Мурашко

Только когда новый владелец стал разбирать багажник своего приобретения, раскрылся секрет почти идеального состояния кузова. Оказывается, после доставки в военную часть машину полностью разобрали и промазали корабельным суриком. Таким обрабатывают суда, чтобы они не ржавели в морской воде.

Фото Павел Мурашко

«Волга», которую купил Вадим, оказалась непростой и отличалась от тех машин, что сходили с конвейера. В салоне установлены мягкие кресла с обивкой из кожзама и велюра. Задний диван — двухместный, с подлокотником посередине. Интересно, что правая задняя дверь не имеет ограничителя и открывается на более широкий угол, чем на стандартной машине. Это сделано для удобства посадки высокопоставленных пассажиров. Конкретно на этой машине возили человека высокого военного чина. И лишь потом оставили на хранение.

Фото Павел Мурашко

Там же, на военной базе, на «Волгу» установили итальянское газовое оборудование — редуктор с электронным клапаном, баллон на 76 литров. Все до сих пор работает идеально. Владельцу пришлось лишь заменить устаревший разъем для заправочного шланга на современный.

«Прежде чем повернуть, у машины стоит спросить, обсудить с ней последние новости и тогда поворачивать»

Сохранить уникальную «Волгу» в целости и сохранности не удалось. Вадим попал на ней в аварию. В ситуации был виноват сам, и до сих пор не может себя простить, что тогда поторопился. Но все закончилось удачно.

Фото Павел Мурашко

— Я после аварии выскочил разъяренный! Да, по правилам был виноват, но второй водитель летел с превышением по встречной. Зато убедился, что «Волга» — невероятно крепкая машина. У меня из повреждений было только заломанное крыло, удар пришелся прямо в его угол. Даже фара и поворотник остались целыми. А у второй машины оказался разворочен весь бок! — вспоминает Вадим последствия аварии.

Битое крыло парень заменил на оригинальное и перекрасил всю машину.

— Все равно собирался это делать. Родная краска — это, конечно, хорошо, но она потускнела, стала от времени матовой. А под трещинами в нескольких местах уже начали вылезать жучки. Я знал, что через два-три года это закончится сквозными дырами. Поэтому принял решение все обработать, зачистить и перекрасить. Сейчас осталось только отполировать кузов.

Фото Павел Мурашко

Вадим приглашает в машину. Мы садимся, и я не выдерживаю: «Какой запах! Настоящая „Волга“. Будто в прошлое вернулся!». Вадим улыбается.

— Да, мне тут некоторые советовали купить в салон какие-нибудь ароматизаторы. Вы что, ребята? Это же кощунство! Запах «Волги» — это что-то особенное, такой есть только у нее! А еще послушайте, как здесь родные часы тикают. Такого больше нет нигде!

Замечаю на передних креслах ковры. Вадим говорит, что это была идея отца.

— Многие меня осуждали за это, уговаривали снять. Я им говорил, так что ж мне теперь, убить родную обивку? Пусть уж будут. Это тоже часть имиджа «Волги», согласитесь.

Гаража у Вадима нет, машина стоит на улице, во дворе. Конечно, это не слишком удобно, когда нужно что-то отремонтировать. Напрашиваюсь к друзьям, знакомым, соклубникам.

«А как жена относится к твоему увлечению старой машиной?» — спрашиваю я владельца.

— Финансовый вопрос ее не волнует, тем более что на самом деле вложения не так велики. Скажу, что детали «Волги» очень надежные, и если за машиной ухаживать, не резать ее, то она не требует вложений. Поэтому жалуется жена только если на то, что машина отнимает время. Все-таки повозиться с ней иногда надо, она уход любит. А вот жена пока не водит по одной причине — нет водительских прав. Но руль я бы ей доверил. В «Волге» надо только привыкнуть к габаритам. Даже мне было после иномарки непривычно. Длинный нос, длинный багажник, корабль такой. Перед поворотом надо у машины спросить, хочет ли она повернуть, обсудить с ней последние новости, потом еще раз спросить, не передумала ли она. И тогда уже поворачивать, — смеется автомобилист. — На самом деле машина вполне послушная. У нас в клубе есть две девчонки, которые водят «Волги».

На «Волге» можно и 200 км/ч выжать. Но только один раз

Фото Павел Мурашко

Машина Вадима немного тяжелее стандартной. Вместо положенных 1900 килограммов весит 2100 кг. Как рассказали владельцу, машина готовилась под установку мотора V8. Силовые элементы дополнительно проварены, установлены кронштейны для опор двигателя. Но за счет большего веса машина стабильнее держит дорогу.

— В моей машине стоят скоростные мост и коробка передач. Мотор здесь тоже не совсем стандартный, заточен под 95-й бензин. Ну и еще я как-то баловался с настройками, поставил карбюратор от восьмицилиндрового мотора. И однажды на трассе выдал на ней 160 км/ч. Поехала бы и больше, но уже я испугался. Да и не любит мотор таких нагрузок. Минут 10 можно ехать, а потом лучше скинуть, потому что перегреется. Помню, когда я еще маленький был, как-то спросил у отца: «Папа, а можно на ней двести километров выжать?». Отец ответил красиво: «Можно, сынок. Но только один раз».

Вадим признался, что один раз ездили на этой машине… ввосьмером. Три парня и три девушки сзади, спереди парочка и Вадим с девушкой за рулем. Хорошо, что не поймали.

Фото Павел Мурашко

— Эта машина… она ведь с душой. Приходишь, бывает, злой с работы, сядешь в машину, заведешь. Она поурчит-поурчит — и тебя вроде как отпускает. Ночью люблю на ней кататься. Она успокаивает лучше, чем валерьянка кота.

Вадим знает, что «резать» эту машину нежелательно, но в гонках как-то участвовал. В скоростном маневрировании даже занял один раз первое место.

— А будешь сыну любовь к машине прививать? — спрашиваю Вадима.

— Обязательно! Чтобы полюбить автомобили, нужно полюбить «классику». Все должно начинаться с простых игрушек. Отец мне как-то сказал: «Что ты за мужчина, если не можешь повернуть в машине руль от угла до угла». Помню, меня так это задело и стало для меня хорошей мотивацией. И сыну тоже хочу привить такую же любовь. Пусть это будет не «Волга», другая советская классика, но буду учить тому, что нужно уметь что-то и самому в машине сделать, свечи там поменять или еще что-то. Крутить руль иномарки с сигареткой в зубах любой сможет.

Фото Павел Мурашко

Мысли продать автомобиль, который требует столько ухода, посещают, наверное, каждого владельца ретромобиля. И Вадим не стал исключением.

— Были моменты безденежья, когда то и дело посещала мысль — ну все, продам. Но, к счастью, не срослось. И теперь уже точно не продам. Эта «Волга» для меня как память об отце, и состарится она вместе со мной.

Другие автомобили с хорошей историей можно найти в каталоге A.TUT.BY

-40%
-22%
-10%
-10%
-30%
-10%
-10%
-50%
-13%