106 дней за решеткой. Катерина Борисевич
Коронавирус: свежие цифры
  1. Не с того начали. Бизнес-союз резко ответил на предложение МНС побороться с зарплатами в конвертах
  2. Насколько хорошо вы понимаете логику приговоров. Попробуйте себя в роли судьи. Игра
  3. Помните, сколько стоили машины на авторынке в Малиновке 20 лет назад? Сравнили с современными аналогами
  4. МАРТ — ЕЭК: Беларусь не нарушает своих обязательств по применению ассортиментных перечней товаров
  5. От 16 до 73. Спросили белорусок разных возрастов о женской дружбе, красоте, возрасте и солидарности
  6. Лукашенко: КГБ вам в ближайшее время расскажет, сколько сюда тротила завезли. И даже пластита
  7. По обновленному КоАП судили айтишника из квартала «Пирс». На его балконе БЧБ-флаг держался с августа
  8. «Надо по-хозяйски подойти к этой территории. Но никакого жилья». Лукашенко дал указания по площадке «Мотовело»
  9. «Вместо 25 рублей — 129». Банк повысил предпринимателю плату за обслуживание в 5 раз из-за овердрафта
  10. Оперная певица, которая троллит чиновников и силовиков. Кто такая Маргарита Левчук?
  11. Суд огласил приговор водителю, который прокатил на капоте гаишника
  12. Генпрокуратура направила в Литву запрос о выдаче Тихановской, а в суд — дело «о тайной вечере»
  13. У кого больше? Подсчитали, сколько абонентов у A1, МТС и life:)
  14. ЕЭК предложила Беларуси избавиться от обязательного перечня белорусских товаров в магазинах
  15. По зарплатам «в конвертах» ввели новшество. Оно касается как работников, так и нанимателей
  16. Погода в длинные выходные: мокрый снег, метели, гололедица и ночные морозы
  17. Белорусов атаковали банковские мошенники. Откуда у них данные, почему их сложно найти, как защититься
  18. Почти 60 тысяч рублей за китайский кроссовер. Изучаем возможности Chery Tiggo 7 Pro
  19. Стачка — за разрыв договора, профсоюзы — против. Что сейчас происходит вокруг «Беларуськалия» и Yara
  20. «Скорее ад замерзнет». В МИД Литвы отреагировали на требование о выдаче Тихановской
  21. Что сделать для сердца, если переболел коронавирусом? Кардиолог помогает разобраться
  22. «Парень выдержал полгода». История мотоциклистки, которая в 25 лет стала жертвой страшной аварии
  23. Кто стоит за BYPOL — инициативой, которая публикует громкие расследования и телефонные сливы
  24. Задержано более 10 участников конференции Лиги студенческих объединений, приговоры судов. Что происходит 5 марта
  25. На ЧМ эту биатлонистку хейтили и отправляли домой, а вчера она затащила белорусок на пьедестал
  26. Иск в суд, новые обвинения, уголовное дело. Что снова происходит с Гродненским детским хосписом
  27. Служит в армии и копит на дом в деревне. В женском биатлоне — новая звезда (и она невероятно милая)
  28. В Минск привезли первый экземпляр нового поколения Renault Duster
  29. «Дочка видела, как нас забирали. Всю ночь плакала». Минчанки хотели обратиться к депутату, а попали на Окрестина
  30. Украина опять внесла Беларусь в «зеленый список» по COVID-19. Можно ехать без ПЦР-теста и карантина


/

«Мы не можем снизить цены на машино-место — и так работаем в убыток, есть риск, что закроемся вообще». Владелец частной стоянки на улице Ванеева в Минске объясняет, почему в городе автомобили ставить негде, а платные стоянки пустуют и почему людям оставлять машины там — дорого.

Фото: Ольга Шукайло, TUT.BY

Дворовый «автоармагеддон»

Найти вечером во дворе любой столичной многоэтажки свободное место для парковки​ машины проблематично. Из-за этого водители ставят свои машины где придется: на зеленой зоне, пешеходной дорожке, возле входов в подъезды. Это нередко приводит к конфликтам между пешеходами и водителями, соседями. Некоторые даже начинают мстить «паркунам», такой случай, например, произошел в Серебрянке чуть больше года назад — кто-то порезал колеса на двадцати неправильно припаркованных автомобилях.

— Во дворах до сих пор «армагеддон». Пойдемте во дворы, которые находятся рядом с моей стоянкой, посмотрим, что там творится, — предлагает Петр, и мы отправляемся на проспект Рокоссовского.

Даже днем дворы здесь заставлены машинами. Дома в районе старые, а проезды узкие. Мест для всех не хватает, и автомобилисты находят один выход: они ставят машины на тротуарах и газоне.

Фото: Юлия Альгерчик

Фото: Юлия Альгерчик

Фото: Юлия Альгерчик

— Вы видите, что творится? И это середина рабочего дня. Представляете, что будет вечером. А где же городские службы, которые обязаны наводить порядок в городе? Экологи? ГАИ? Во дворы инспекторы приезжают редко, вот автовладельцы и творят что хотят, — возмущается Петр. — Моя стоянка находится совсем рядом, но она свободна: из 170 машино-мест занята только половина. В прошлом году я разложил 400 листовок с приглашением поставить авто на моей стоянке — ни одного звонка! Люди, может, и рады бы ставить у меня свою машину, но им дорого, поэтому жмутся во дворах, пусть и с нарушением ПДД. Зато бесплатно и рядом с квартирой.

Борьба за выживание частных автостоянок

За хранение легковой машины на стоянке Петра автомобилисту надо заплатить 38 рублей в месяц, для юрлиц тариф выше. Снизить цены на услугу владелец не может — тогда он не оплатит налоги и не выдаст и без того небольшую зарплату сторожам — 280 рублей в месяц.

— Мы даже прошлый год закрыли с убытками. Впервые за 25 лет работы, — констатирует Петр. — Через неделю нужно заплатить земельный налог, а денег на счете нет. Будет картотека и пеня за просрочку платежа.

Фото: Юлия Альгерчик

Петр открыл парковку в начале 1990-х годов. Тогда охраняемые стоянки были очень востребованы — с машин часто снимали щетки, колеса, «чистили» салон, поэтому желающие поставить авто под охрану на стоянке стояли в очереди.

— Это был бросовый кусок земли, неудобица. Бывшая свалка строительного мусора. За свои деньги предприятие привело его в порядок. Услуга автостоянки пользовалась спросом и работали мы успешно.

Но вскоре у автомобилистов появилась возможность страховать машину по КАСКО — владельцы уже не боялись оставлять автомобили во дворах, потому что любая царапина и вмятина оплачивалась по полису. Тогда и появились первые трудности с заполняемостью парковки.

— Находить клиентов стало труднее, но мы не жаловались. Но то, что происходит сейчас, — ни в какие ворота не лезет. Мы просто погибаем.

Петр удивлен и обескуражен нынешним положением дел: столичные власти сообщают, что машино-мест не хватает, и собираются их дополнительно строить за бюджетные средства. А с другой стороны, на стоянках всех форм собственности сотни свободных мест.

Фото: Юлия Альгерчик

Мужчина считает, что к такой ситуации на стоянках привел экономический кризис и выросшие в несколько раз налоги.

— В такое время государство должно поддерживать предприятия, давать какие-то послабления, а у нас происходит наоборот. Камень на шее для всех частных стоянок — земельный налог. Мало того что кадастровую стоимость базовой ставки земли Минфин «привязал» к доллару, так к частникам еще применяли максимальный повышающий коэффициент — 2,5. Все помнят те времена, когда курс валюты вырастал в два, а то и в три раза, а сумма земельного налога одномоментно вырастала в такое же количество раз.

В прошлом году только на уплату земельного налога у предприятия Петра ушло более 100 млн (неденоминированных) рублей. А ведь еще есть ФСЗН, коммунальные платежи, сигнализация, заработная плата.

— Власти нас называют бизнесменами. А какой я бизнесмен, если работаю на нулевой рентабельности и не могу ничего на этом куске земли сделать, кроме как машину поставить? Перед Новым годом люди просили выделить небольшой участок для торговли елками. Я бы с радостью — хоть какая-то помощь. Но и это нельзя — нецелевое использование земли. Пусть стоит пустая!

О сложной ситуации Петр и его коллеги сообщали в Минфин, Мингорисполком, Госкомимущество. Предприниматели просили снизить коэффициент земельного налога, но чиновники отвечали, что помочь ничем не могут.

Фото: Юлия Альгерчик

— В Мингорисполкоме мне вообще сказали, что я плохой директор, раз не могу справиться с выплатами. Мол, другие владельцы стоянок не бегают по кабинетам и не жалуются на высокие коэффициенты.

Петра возмущает еще один очень важный факт: у государственного конкурента — ГО «Гаражи, автостоянки и парковки» — коэффициент к ставкам земельного налога в пять раз меньше, чем у частников!

— Получается, что городские власти своими решениями поддерживают государственное предприятие, а частников гнобят? Но в исполкоме говорят: работайте, вы нужны, потому что несете социальную функцию. А в то же время ставят нас в условия невыживаемости.

Фото: Юлия Альгерчик

Несмотря на отказы властей идти навстречу владельцам частных стоянок, Петр не отчаивается и готовит с коллегами новые обращения в госструктуры.

— Будем пытаться достучаться до наших чиновников, чтобы получить ответ на единственный вопрос: мы все же нужны? Если да, то прислушивайтесь к нам, а нет — скажите об этом прямо.

Дешевле, но клиентов нет

Около 40% всех столичных автостоянок принадлежит ГО «Гаражи, автостоянки и парковки». Стоимость машино-места здесь ниже, чем у частников, — от 30 рублей в месяц для легкового автомобиля. Но из 27 тысяч машино-мест свободно почти 6 тысяч.

— Люди не хотят ставить машины на стоянках. Гораздо проще ставить машину во дворе, поближе к своему подъезду, — сказали на предприятии.

Сотрудники подтвердили, что для их стоянок Советом депутатов утвержден коэффициент к ставке земельного налога — 0,5. Рентабельность услуги составляет 3,2%. На предприятии подсчитали: чтобы нормально существовать, стоимость машино-места должна составлять 35−37 рублей в месяц, но повысить расценки до такого уровня не представляется возможным.

-40%
-20%
-10%
-40%
-25%
-60%
-12%